ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гарри был занят обслуживанием большого хозяйства поселка. Подвиг первого дня, позволивший им без риска для жизни обосноваться здесь, был только первой ложкой бездонного моря работ, которые оказались необходимы для поддержания должного порядка. Насосы и фильтры, сотни метров труб и километры кабелей, системы контроля и автоматики — везде нужно было что-то поправить или заменить. Это занимало день за днем, и конца не предвиделось.

Так что виделись они только три раза в сутки, за завтраком, обедом и ужином. Гарри привык к салатам и находил очень приятным Ларисино общество. Ему нравилось беседовать с ней. Обычно они засиживались за столом по часу, а вечером и дольше. Его тянуло к ней. Отсутствие личного опыта не помешало ему догадаться, что это такое. Книг он прочел немало. Но что-то в ее поведении подсказывало, что пока рано, надо чуть подождать.

Глава 5

За повседневными делами прошло три месяца. Все это время Гарри с привычной тревогой прислушивался к своему организму. Но никаких болезненных симптомов не ощущал. Даже обычных легких недомоганий и тех не было. И когда он прокрутил в памяти последние полгода, вдруг с необычайной четкостью понял, что с момента первой прививки, сделанной ему Ларисой на третий день поездки, он постоянно чувствовал себя прекрасно. Вот это да! Неужели наконец-то нашелся способ решить главную проблему их проклятой всеми планеты!

Как бы то ни было, эта догадка побудила в нем повышенный интерес, который он выразил в виде прямого вопроса за завтраком. Лариса как-то испуганно на него посмотрела, потупила взор и залепетала, что это не совсем так хорошо, как ему показалось, что надо еще много работать, чтобы желаемое стало действительным и, что она только маленький винтик большой машины, решающей проблему иммунитета людей на Дорментине. Из сказанного Гарри понял, что он сунул нос не в свое дело, и продолжал заниматься своим. Но червячок любопытства уже шевельнулся в нем и заставил обратить внимание на некоторые странности.

Во-первых, они уже четыре месяца как покинули город, а еда в ее контейнерах не заканчивается. Ну ладно масло, лук, чеснок и петрушка. Их расход не велик. Но одной редиски они съели за это время семьдесят два килограмма. А ведь еще столько же концентратов. Итого — уже почти весь груз.

Кроме того, вместо концентратов появились новые блюда. Сначала мясо, потом картошка, огурцы и помидоры. Все незнакомое, со странным, непривычным вкусом. Откуда? Если все это она синтезирует в пробирках, то где берет биомассу?

Во-вторых, когда он пожаловался на отсутствие чтива, она стала давать ему свои кассеты. Библиотечная система здесь не действовала, и наладить ее он не мог, но считать содержимое стандартной кассеты на табло — это запросто. Так вот, он мог поклясться, что одна из этих кассет с довольно скучным старинным романом, была та самая, которую она использовала при работе еще во время поездки.

Как ни ломал он голову, объяснения не находил. А поскольку первая попытка расспросов дала неважный результат, решил подождать с этим, чтобы не заставлять Ларису врать и выкручиваться.

Тем временем работы потребовали выхода наружу. Он специально оттягивал свои дела вне купола до тех пор, пока их не скопится достаточно, чтобы оправдать риск. И вот, сразу после завтрака, за которым он ругал очередной скучный роман, подсунутый ему Ларисой, и слушал ее возмущенные возражения, он проверил автоматику, облачился в скафандр и вышел наружу.

Как всегда, сначала осмотр. Он пошел вокруг здания, пробираясь через заросли деревьев и кустарник, и вдруг замер как вкопанный. Босая, в желтых шортиках и такой же короткой маечке перед ним стояла Лариса и окровавленными по локоть руками сдирала шкурку с подвешенного к ветке зверька. Гарри следил за ее ловкими движениями и не двигался с места.

Вырезав интересующий ее кусок, Лариса сняла тушку и забросила ее в кусты. И тут заметила, что попалась. Виновато улыбнулась, положила на траву нож и мясо и вымыла руки прямо в дождевой луже. Подойдя к Гарри, она постучала по забралу его шлема, и сказала:

— Можешь снять скафандр. Он тебе ни к чему.

Ватными руками Гарри отстегнул шлем и стащил его с головы. Наполненный незнакомыми запахами воздух ворвался в легкие, и он почувствовал, что кружится голова. Но это было не то головокружение, которое нередко сопровождало обычные ухудшения самочувствия. Нет. Это было нечто упоительное и радостное. Однако Лариса успела подхватить его обмякшее тело и бережно опустить на траву.

Глава 6

Гарри лежал на песке крошечного пляжа у тихой речки и дегустировал очередной плод местной флоры. Совершенно новый, ни с чем не сравнимый вкус. Лариса сказала, что это банан. Их завезли сюда давным-давно. Потом бросили, попрятавшись под стальные купола. А они прижились и сохранились. Оказывается, окрестности каждого поселка изобилуют одичавшими овощами и фруктами, оставшимися от когда-то посаженых садов и огородов. И здесь не только земные, но и съедобные местные виды, которые начинали одомашнивать. Только руку протяни, и будешь сыт.

Третий день наслаждается Гарри чувством полной свободы, понимая, что не зависит больше от стерильной атмосферы герметичных городов. Что не подвержен бесчисленным инфекциям — этому бичу населения планеты. Боязнь пространства прошла у него в течение первого дня. Видимо, сказался характер работы. А вот Лариса говорит, что две недели боролась со страхом. Но ведь она была одна.

А теперь она с удовольствием показывает ему съедобные растения, фрукты и ягоды. Свой огород с овощами. Учит, как подстрелить дичь, как вырезать лучший кусок мяса и приготовить прямо на костре. Но о цели экспедиции, о том, зачем вся эта затея и для чего окружающая ее завеса таинственности, молчит. А ведь пора прояснить это дело.

Повернувшись к ней, он просто сказал:

— Знаешь, это, конечно, замечательно. У нас тут совершенный рай для ограниченного количества пользователей, Однако, очень хотелось бы представить себе более полную картину современности. Давай все по порядку и начистоту.

— Ну что же. Рано или поздно придется. Начну издалека: Дорментину нашли и исследовали с целью основать здесь колонию. Планировалось завезти сюда сто миллионов землян. Планета представлялась очень перспективной. Еще бы. Все материки и острова сконцентрированы в тропиках. Страна вечного лета. Роскошная растительность и колоссальные минеральные ресурсы. И ничего опасного. Даже хищники некрупные, такие, что на человека не нападают.

Высадили первую волну поселенцев. Несколько десятков тысяч. Чтобы хорошенько все обследовали и начали обживаться. Лет десять все шло нормально, потом начались болезни. Странные эпидемии буквально косили население. Планета оказалась на карантине. Люди упрятали свое жилье под герметичные купола, пытаясь отсечь себя от негостеприимной внешней среды. Ввели в действие жесткие меры гигиены и дезинфекции. Микробиологи разрабатывали вакцину за вакциной, но полного эффекта это не давало. И так прошло более столетия.

Население привыкло к постоянному осадному положению. Привыкло, что жизнь коротка и наполнена недомоганиями и хворями, одна из которых оказывается последней.

Гарри слушал и думал:

— Зачем она мне рассказывает то, что известно всем? Ходит вокруг да около. Или хочет опять напустить туману, все запутать и ничего не объяснить, или сама чего-то не знает. Скорее, все-таки, темнит.

Но перебивать не стал. Набрался терпения и ждал. А она продолжала.

— Я училась на микробиолога. Не потому, что мне этого хотелось, а так было приказано. Ты ведь знаешь, как строго у нас с дисциплиной. Все мы винтики одного механизма, направленного на выживание нашего сообщества. Но меня интересовали компьютеры. Те самые, которые известны тебе как табло. Это устройства обработки и хранения информации, пронизывающие наше существование жестким каркасом команд и отчетов. А, кроме того, это и библиотека, и архив, и система учета и связь.

3
{"b":"250545","o":1}