ЛитМир - Электронная Библиотека

А я с удовольствием направилась в свою конурку — тут хорошо. Простыни согреты, подушка взбита, одеяло ждёт меня. Эгаст подаёт пижаму и убирает в шкаф школьную форму. В изголовье ровным светом сияет светильник, а на тумбочке ждёт своего часа книжка с заботливо положенной между страниц закладкой.

Дело в том, что домашним эльфам не полагается ни о чём просить хозяев — так уж они… хм… спрограммированы, выражаясь языком магглов. А Эгаст обожает слушать сказки. Сегодня он выбрал каталонские, причём, на испанском языке.

— А ну, сядь в ногах! — распоряжаюсь я требовательным тоном. — И не маячь перед глазами своей наволочкой — укройся одеялом, — домовикам нельзя спорить с хозяевами, поэтому мой верный слуга не будет мёрзнуть — поминала ведь уже, что в замке холодно везде, кроме как у каминов. А я открываю томик и… испанский у меня даже хуже, чем французский. То есть через каждые четыре слова нужно заглядывать в словарь. И вот, я сначала произношу прочитанное на языке Сервантеса, а потом перевожу на английский. Эльф смотрит на меня, как зачарованный — сюжет его явно захватил, и он переживает за героев. В конце обязательно спрошу, что ему понравилось, а что — нет. По своей воле он ни за что этого не скажет.

Вот ведь существа! По приказу могут, считай, всё, что угодно. А без указаний от хозяев теряются и чахнут.

* * *

Я спокойно училась, не помышляя ни о чём, кроме самых простых житейских дел: ела, спала, делала уроки. Такая, знаете ли, ни к чему не обязывающая безоблачность. Изучающие заклятия по заданиям от Флитвика и отработки у Снейпа — ну чем ещё займёшься в такую мерзкую погоду! Вечерами в Хаффлпафской гостиной болтала с ребятами — тут часто звучали предания старых волшебных семей или пересказывались сюжеты последних маггловских фильмов.

Иногда придумывали разные весёлые заклинания. Мальчишки, например, заклинали девочкам косички — было прикольно смотреть, как волосы приподнимают форменную шляпу. Я один раз попробовала такое на Эрни МакМиллане, так на голове у него вовсе ничего не изменилось, но сам он отчего-то заторопился в свою спальню. Потом он как-то странно поглядывал на меня несколько дней, словно таил какую-то обиду. А на меня он это заклятие наложил спустя несколько дней — я после каникул отпускала волосы, и они уже спокойно лежали на плечах. Так вот — именно в этот день подружки заплели их в косички — короткие и толстенькие они торчали в разные стороны, загибаясь, словно прутики. А тут, смяв поля шляпы с обеих сторон, встали торчком, словно антенны. И, главное — ни за что не хотели эту шляпу выпускать из захвата, вцепившись в неё словно клещи.

Заклинание это звучало: «Эректо». И, что неприятно, контразаклятия к нему придумано не было — оно проходило само через часок-другой. Вот, пока оно не выдохлось, я и ходила в скомканной шляпе.

Тем временем всё отчётливей чувствовалось приближение весны — дожди стали реже, частенько случались весёлые солнечные деньки, и состоялся очередной матч чемпионата школы по квиддичу. Игра получилась совершенно отстойная — этот гадёныш Поттер поймал снитч на первых минутах, чем обломал мне все надежды на захватывающее зрелище.

Грифы, понятное дело, ликовали, а наши, деревенские сбились в кучу — мы всерьёз подумывали воспользоваться стадионом, чтобы самим немного поиграть. До захода солнца оставалось ещё довольно много времени, на которое явно не запланирована ни одна тренировка, то есть никто нас отсюда не прогонит. Увы — куда-то запропал наш Шон, и нигде не было видно Линни. А четыре на четыре игрока, это уже совсем несерьёзно. Словом, мы потоптались немного, да и разошлись. Ну, как сказать разошлись… я запустила на опробование одно из заклинаний обшаривания, и вскоре получила данные о том, что на озере на маленьком островке, поросшем пушистыми соснами, присутствуют… Шон и Линни — наши пропажи.

Вот так ничего себе! Моему брату всего четырнадцать, а ей — тринадцать. А, поди ж ты — налаживают контакты и, может быть, даже целуются — я видела, что они сидят рядышком и даже немного обнявшись.

Надеюсь, вы правильно поймёте мою обеспокоенность за брата. Ну и за подругу тоже — эта маглорождённая бывала у нас дома часто, и я считала её своей, почти членом семьи. В общем… опять отступлю — после того, как я наблюдала «немое кино» — рассматривание Бодроперцовки мадам Помфри и профеесором Снейпом, для меня стало очевидно — исследующие чары изучаются мною не в полном объёме. Должны быть не только такие, которые позволяют увидеть, но и подслушивающие. И я нашла кое-что интересное, но ещё толком с этим не практиковалась.

Теперь я, ни секунды не сомневаясь, принялась колдовать, налаживая связь с островком, на котором нашли уединение юные голубки. После полутора дюжин попыток всё получилось — эти дурашлёпы обсуждали будущую специальность Линни — она выбирала между волшебной медициной и маггловской. Шон очень сопереживал своей собеседнице — поворачивал вопрос то одной стороной, то другой, отвлекая внимание от своих действий, а сам пытался дать волю шаловливым ручонкам. Мне даже как-то неудобно стало перед девушкой за такое поведение брата и, чтобы охладить его настойчивость, я тихонько колданула «Эректо» — тот самый, что на днях заставил уйти из гостиной Эрни МакМиллана.

Это почему-то не сработало. Словом, я решила отступиться, потому что они перестали разговаривать о важном — Линни почему-то принялась извиняться за то, что чего-то там не может, и попросила брата «вернуть её на большую землю». Шон переправил её, словно чемодан, заклинанием «Локомотор». А потом, уже с берега — она его точно так же.

Я им на глаза не попалась, потому что спряталась и слегка прикрылась иллюзией камня. А потом решила попробовать это же заклинание на самой себе. Было забавно парить в нескольких сантиметрах над землёй, причем тело располагалось горизонтально и только на боку. Управлять движением было легко, направляя на себя волшебную палочку, однако я натыкалась на стволы деревьев и камни, причём головой.

Попробовала двигаться вперёд ногами — волочащийся по земле край мантии задрался до самых подмышек. В общем, этот вариант левитации — а разрабатывался он явно для перемещения багажа — имел целый ряд особенностей — я с удовольствием попрактиковалась, решая мелкие задачки по трансфигурации мантии в комбинезон, по управлению парением и поворотам тела. Знаете, как бывает, когда зацепишься за какую-нибудь идею, попробуешь, а оно начинает получаться!

Закончилось тем, что я отлокомоторила себя на островок и обратно, слегка вымочив локоть левой руки. И тут, занимаясь просушкой, увидела Гарри Поттера летящего невысоко и не очень быстро на своей метле — он явно направлялся в сторону Запретного леса. Лучи заходящего солнца отражались в окнах замка — не так уж много времени оставалось до наступления темноты.

Но я ведь не кто-нибудь, а могущественная, опытная ведьма. К тому же, весьма искусная в колдовстве — только что нашла замечательный способ использования старого чемоданного заклинания. С его помощью я и отправилась вслед за гриффиндорцем, паря над самой землёй. Вскоре он скрылся среди деревьев — я не видела точно, где. Да и это теперь было мне не нужно — ну не лезть же на ночь глядя в дремучую чащобу! В общем, я снова запустила обшаривающие чары и вскоре дождалась результата. Поттер припарковал метлу к кроне какого-то дуба и тихонько там сидел, придерживаясь за ветви довольно высоко над землёй. А ниже стояли Снейп и Квиррел. Я сразу принялась настраивать подслушку, но не успела управиться — все разошлись.

И я тоже засобиралась возвращаться — пора было ужинать. Но мысли мои снова вернулись к дурацкому тюрбану учителя защиты от тёмных искусств — дело в том, что на последних занятиях он, как мне показалось, совершенно слетел с катушек. Представляете себе — диктовал нам способы излечения от укусов волков-оборотней.

Почему я так от этого взвилась? Потому что сам вопрос касается не защиты, а медицины — это раз. И, главное, способов излечения на самом деле не существует. То есть степень метаморфозы, произошедшей с человеком после укуса, никак изменить нельзя. И сама эта метаморфоза зависит от устойчивости организма и количества попавшей в рану слюны. Одни только немного обрастают шерстью в лунные ночи, да предпочитают мясные блюда в остальное время. Другие становятся монстрами, полностью теряя рассудок и человеческие признаки. Третьи оборачиваются обычными нормального вида волками. Вполне адекватно по-волчьи ведущими себя до самого утра. Зелья способны снять их агрессивность — они будут тихонько лежать на коврике, дожидаясь возвращения в человеческий вид. Но ни о каком лечении даже речи не может идти.

28
{"b":"250548","o":1}