ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы уже проходите Прорицания? — обратилась Гермиона к Кэти.

— Нам ещё не выдали расписания.

— А! Я уже все учебники прочла за первый курс, а за второй ещё нет. А вы уже умеете колдовать? — Что-то услышав, она вскочила и выглянула в коридор, не дождавшись наших ответов.

Спустя минуту, Гермиона вернулась, приконвоировав к нам пухлого мальчика.

— Проходи, у нас как раз есть одно место, — распоряжалась она. — А где твоя бабушка? Где твои вещи? Молодые люди, вы не поможете перенести сюда вещи этого мальчика из соседнего купе?

Молодые люди, которыми оказались Ахилл и его приятель, решившие, видимо, навестить меня, охотно сдались под напором этой энергичной девочки и пошли за вещами пухлого мальчика. Сам виновник переполоха грустно опустился на сиденье у самой двери и настороженно посмотрел на нас.

— Как тебя зовут? — спросили мы хором и, переглянувшись с Кэти, рассмеялись.

— Невилл, — мальчик оживился и улыбнулся, но тут же снова загрустил. — Невилл Лонгботтом. Кажется, я потерял свою жабу.

— Я Кэти, а это Вилли, — сказала моя соседка. — А где ты её потерял?

Он не успел ответить, как вернулась Гермиона и носильщики чемоданов Невила.

— Привет, Ахилл, — поздоровалась Кэти, — Седрик, привет.

— Ага, — сказал братец, — привет, Кэти. Вилли, ты как тут? Познакомься, это Седрик Диггори.

— Очень приятно, — сказала я.

— Спасибо, мальчики! — буйноволосая девочка снова устроилась рядом с Кэти, — вы можете идти, нам нужно переодеться.

Братец покосился на Гермиону:

— Ну, если можно, так мы пойдём. Если что, мы в пятом вагоне.

Седрик кивнул и поспешил из купе вслед за братом.

— Невил, постой в коридоре, пока мы переодеваемся, — распорядилась Гермиона.

Кэти округлила глаза и глубоко вздохнула.

— Ладно, почему и не сейчас, — пожала я плечом, и полезла в свой чемодан за мантией.

Закончив переодеваться, мы снова отрыли дверь. Мимо нас постоянно проходили школьники, из всех купе неслись радостные возгласы, шум и смех.

— Невил потерял жабу, — с грустью сообщила я Гермионе.

— Да? — оживилась та. — Надо найти.

И она бросилась к соседнему купе:

— Мальчик по имени Невилл потерял жабу. Вы её тут не видели?

Сам хозяин потери обречённо проводил её глазами и вернулся в купе.

Мы уселись на свои места, решив, что с поисками жабы, Гермиона справиться и без нас.

— Ты играешь в квидич? — спросила Кэти.

— Случалось, — кивнула я, заметив краем глаза, что Невил встрепенулся.

— Я тоже. Хочу попроситься в команду в этом году. На первом-то курсе не берут. А ты, Невил?

— Нет. Я не… хочу в команду. И я не играл, только смотрел, — мальчик покраснел и замолк.

— Может, перекусим? — предложила я. Воспоминания о завтраке успели стереться окончательно.

— Бабушка дала мне с собой пироги, — оживился мальчишка.

— У меня сэндвичи, — улыбнулась Кэти. — С мясом и помидорами.

— У меня картофельные оладьи, кажется, — я постаралась припомнить, что ещё положила мама. — И ещё огурцы. И копчёная колбаса.

У Кэти оказалось ещё несколько бутылок лимонада, а у Невила термос с горячим чаем. А у меня яблочный сок. Мы сноровисто накрыли на стол, Невил оживился, а вернувшаяся ни с чем Гермиона добавила к нашим припасам целую миску запечённых в кляре куриных крылышек. Пир получился отменный. Я только и успела отведать каждого «блюда», как насытилась. Собственно, точно также получилось у всех — даже толстый с виду Невилл оказался вовсе не обжорой. Мы с некоторым недоумением смотрели на гору вкуснятины, для которой внутри просто не оставалось места и уговаривали мальчика съесть ещё чего-нибудь. Но он отказался и поторопился искать свою жабу. Гермиона последовала за ним.

Воспользовавшись моментом, когда Кэти отвернулась в их сторону, я незаметно, как меня учила мама, прибрала волшебной палочкой куриные косточки и другие объедки. А всё остальное уже начала потихоньку заворачивать обратно, как вдруг дверь в купе открылась, и на пороге появился мой давешний знакомый из «Фролиш и Блотс» Драко Малфой, а за ним я с удивлением разглядела Винсента Крэбба. Незнакомый крепыш рядом с товарищем детских игр был мне решительно незнаком.

— Винс! — обрадовалась я Крэббу-младшему.

— Вилли? — смущённо пробормотал здоровяк. — А вы что тут?

Да, он и прежде разговорчивостью не отличался. Но видели бы вы этого тихоню в мамином саду, когда они спорили о каких-то невзрачных сорняках! Они тогда и ужин, кажется, пропустили, а ведь мальчишка был ценителем не только пестиков и тычинок, но и хороших сытных обедов.

— Вилли, — сказал он, справившись со смущением, — это Драко и Грег. Ребят, это Вилли Маккена.

А я тут же воспользовалась этой второй его слабостью:

— Очень приятно. Винс, ты ведь не оставишь нас в затруднительном положении! Ты и твои товарищи должны обязательно отведать этих блюд и сказать, какое из них лучшее на вкус.

На лице Драко нарисовалось столько презрения… но сказать что-либо он не успел. Винсент и третий член этой компании, крепыш Грег, с удовольствием подсели к столику и на славу поработали и над сэндвичами и над оладьями — белобрысому задохлику пришлось смириться, и чтобы не терять «лицо», тоже отведать наши явства и даже пробормотать, что-то вроде «не дурно».

Когда за «гостями» закрылась дверь, я снова прибрала на столе всё тем же домашним заклинанием — Кэти одобрительно кивнула, потому что в этот момент к купе подкатила тележка со сладостями. Мы купили себе по паре шоколадных лягушек. И ещё по паре для отлучившихся соседей по купе.

— Бедный Невил, — покачала головой Кэти. — И кто его надоумил взять жабу? А кто у тебя?

— Белочка, — призналась я. — А у тебя?

— В прошлом году была кошка, но в этот раз мне подарили сову. Я назвала её Черри, она маленькая и очень шустрая, вишнёвого цвета, спит сейчас. — Она кивнула на полку, где стояла клетка с совой, накрытая тканью, как и моя. — А твоя белочка ручная?

— Нет, совсем дикая. Но на удивление спокойная и любит орехи.

Постепенно разговор плавно перешёл на семьи, домашние рецепты и увлечения.

Мы так заболтались, что не заметили как вернулся тихий мальчик Невилл. Пристроившись в уголке, он просто уснул. Гермионы не было видно — похоже, поисков своих она не оставила, и мы тоже задремали — ехать-то долго.

Разбудил нас шум в коридоре, оказалось — скоро прибываем. По коридору прошли старосты, объявляя, что свои вещи следует оставить в купе и организованно идти на выход только после полной остановки поезда. Тут появилась Гермиона.

— А вы знаете, что в соседнем вагоне едет знаменитый Гарри Поттер, — сообщила она запыхавшись. — Я про него всё-всё прочла. А вы? С ним ещё такой мальчик странный, кажется, Рон Уизли. Да. А ещё через вагон — едут старосты. И никто не видел твою жабу, Невилл.

— Гарри Поттер? — переспросила Кэти, — у него на лбу шрам?

— Конечно! — пожала плечом Гермиона, но тут же призналась, — правда я не приглядывалась, нехорошо как-то пялиться на человека. Ой, смотрите, это случайно не Хогсмит уже?

Мы бросились к окну, разглядывая огоньки домов в темноте. Поезд начал притормаживать и я проверила, как там моя белочка. Дикая шалунья по-прежнему мирно спала.

Невил робко напомнил о своей жабе, но Гермиона похоже утратила к ней интерес, а может, просто не расслышала.

К этому моменту поезд окончательно остановился. Оставив свои вещи, мы заняли очередь к ближайшему тамбуру. За окном виднелись деревья и холмы, уже окутанные плотным сумраком, и дальние огоньки каких-то домов.

На платформе, когда мы вывалились туда нестройной толпой, оказалось и вовсе темно и как-то промозгло. Хорошо, что великан Хагрид созывал первокурсников, держа над головой большой фонарь.

— Гарри! — зычно проревел великан, — ты как тут?

Худенький мальчик в очках, стоящий рядом со мной, заверил, что с ним всё хорошо. А я подумала: «Так вот ты какой, Гарри Поттер?!» Вряд ли Хагрид уделил бы особое внимание другому первокурснику по имени Гарри.

9
{"b":"250548","o":1}