ЛитМир - Электронная Библиотека

Голова пульсировала болью, расцарапанная шипами практаша кожа саднила, во рту чувствовался солоноватый привкус крови – видимо, от напряжения она прикусила губу. Однако по сравнению с жизнью все это такие мелочи!

Лорана глубоко, нервно вздохнула и огляделась. Они находились в полупустой темной комнатушке. За окном бушевал практаш. А вот призраков не было – видимо, после свершенного отмщения нежить вернулась туда, откуда пришла. Что ж, значит, они и впрямь в безопасности. Вот только…

Взгляд девушки упал на склонившегося над Дамиром Савелия.

– Он умрет, да? – дрожащим голосом спросила она.

– Нет. Все в порядке будет с твоим Дамиром, – устало проворчал некромант. – Особенно если ты перестанешь паниковать и поможешь.

Разумеется, Лорана помогла. Сначала вытаскивать стрелы, а потом перевязывать раны Дамира, сжимая губы добела и пересиливая страх перед чужой кровью.

Элементалист выглядел ужасно и почти не дышал. Порой девушке даже казалось, что Дамир уже умер. Только заверение Савелия в том, что тот будет жить, хоть немного ее успокаивало.

А потом наступила ночь. И хотя Лорана знала, что защита оградит их от опасности, нервы ее оказались слишком измотаны. Тело пробрала мелкая дрожь. Девушка обхватила колени руками, стараясь окончательно не сорваться в запоздалую истерику.

– Лора.

Успокаивающий голос Савелия прозвучал совсем близко. Некромант сел рядом и, не спрашивая, притянул девушку к себе. Лорана вздрогнула, а потом испуганным комочком прижалась к нему и, едва ощутив обнимающие теплые руки, благодарно всхлипнула. В последней попытке попыталась сдержать слезы, но безуспешно – те, вопреки усилиям, расчертили на щеках влажные дорожки.

– Все хорошо, девочка, – гладя ее по голове, тихо произнес Савелий. – Ничего не бойся, я рядом. И поплачь, сейчас можно. А завтра успокоишься, придешь в себя и снова будешь меня ненавидеть.

Лорана хотела возразить, но рыдания буквально душили. Поэтому она просто продолжала жаться к мужчине, в объятиях которого чувствовала себя в безопасности. Слушать тихий, умиротворяющий голос, чувствовать, как мягко, едва касаясь, его губы скользят по ее виску…

В какой-то момент измотанная переживаниями элементалистка уснула. К счастью, без сновидений.

Следующие дни были тяжелыми. Всю обратную дорогу Дамир практически не приходил в себя, и то, что он вообще оставался жив, Лорана вплоть до возвращения в Магическую Академию считала чудом. Только там, уже у целителей, ей рассказали о способности некромантов «отсрочить» смерть на несколько дней при помощи заклинания. И подтвердили: без вмешательства Савелия Дамир бы действительно погиб.

Савелий… вот еще неожиданный повод для переживаний. Странное, изменчивое поведение некроманта никак не давало Лоране покоя. Ведь, казалось бы, всю дорогу до проклятой земли магистр над ней издевался, но стоило случиться беде, и его словно подменили. Воспоминание о теплых руках и легком касании губ с каждым днем мучило Лорану все сильнее. Особенно по ночам.

Однако некроманта девушка теперь практически не видела. Сначала была занята на осиротевшей без куратора кафедре, да и Савелий словно сам избегал встреч, не появляясь даже в общей столовой. Потом Лорану и вовсе определили в новый, усиленный гвардейцами отряд по уничтожению практаша.

А когда девушка вернулась, ее ждал Дамир. Темноволосый элементалист встретил ее у кафедры с букетом цветов, благодарностью и предложением куда-нибудь сходить вместе. Но если еще буквально месяц назад Лорана была бы на седьмом небе от счастья, то теперь, глядя на недавнюю мечту, вдруг окончательно поняла, что нужно ей совсем другое.

– Спасибо, Дамир, но как-нибудь в другой раз, – отказалась она, пытаясь найти повод для оправдания. – Я… занята. Мне нужно… нужно помочь кое-кому. Извини.

И, стараясь не думать о том, что делает, отправилась туда, куда стремилась уже давно. На факультет Некромантии.

Савелий нашелся в одной из подвальных аудиторий не самого приятного вида. Без окон, с земляным полом и кучей шкафчиков с заспиртованными образцами какой-то нежити. Увидев замершую на пороге элементалистку, он вопросительно приподнял брови и подошел.

– Лора? Что-то случилось?

– Нет, – Лорана мотнула головой, а потом нерешительно промямлила: – Я просто шла мимо и… тебе помочь не нужно?

– Помочь? – На лице Савелия отразилось искреннее недоумение. – Чем?

– Ну, ты ведь говорил, что наши профессии сходны. Вот я и подумала… – Девушка замолкла, чувствуя себя совсем глупо.

Подумать только, прийти самой! Без подготовки и даже минимального плана действий! О чем она только думала?

«Я точно заболела или сошла с ума», – поняла Лорана, а потом вздрогнула от неожиданно обхвативших плечи теплых, заботливых рук.

– Лора, у тебя все в порядке? – с беспокойством уточнил Савелий.

И она, не выдержав взгляда некроманта, опустила голову.

– Нет. Да. Я… если честно, сама не знаю, почему пришла, – выдавила Лорана. – Я не блондинка, и волосы у меня короткие. К тому же ты не любишь навязчивых…

Мужские пальцы легко коснулись ее губ, заставляя замолчать, а потом скользнули к подбородку, приподнимая лицо.

– Ну почему же, – склоняясь к ней, неожиданно мягко прошептал Савелий. – Одну, как оказалось, все же люблю.

Королевская сваха (Екатерина Рысь)

В тот день регент Виттен рю Мальвей пребывал в очень плохом настроении. Новые туфли лорда немилосердно жали, любимая ручная крыса Шишечка хворала, а министры, и в обычные дни не отличавшиеся расторопностью, вели себя так, будто нахлебались воды из мутной лужи и разом занемогли желудками.

И, конечно же, его высочество принц Иллиан совсем не стремился облегчить жизнь своему опекуну и по совместительству родному дяде. Какое там! В этот раз сквернавец постарался от души: еще не позавтракав, неугомонный довел пятерых девиц до обморока, трех дам в самом расцвете сил – до слез и одну почтенную матрону – до истерического припадка. Теперь жертвы пакостника косяками шли к регенту с жалобами и требованиями примерно наказать юного негодяя, а виновник переполоха знай себе грыз фисташки и в ус не дул.

Лорду-регенту очень хотелось заскрипеть зубами, но это было крайне некуртуазное, низкое желание. Приходилось сдерживаться, напоминать себе об ответственности перед подданными и необходимости держать лицо. Самогипноз помогал слабо – сидящий напротив него племянник одним своим видом вызывал в рю Мальвее праведный гнев и яростное негодование.

Его высочество безмятежно улыбался, лениво покачивал ногой в начищенном до блеска сапоге и ни в чем не раскаивался! Тяжелые взгляды опекуна не производили на Иллиана ровным счетом никакого впечатления. «Ни стыда, ни совести, – мрачно подумал рю Мальвей и почесал крысе Шишечке животик. – Весь в отца! Разврат, дурманная трава, вальсы!»

– Зачем, – вопросил наконец регент, осознав, что грозные взоры не оказывают на принца желаемого воздействия, – прилюдно навел ты на алету Торию оголительные чары? Репутация девы погублена, и семья ее требует возмездия!

Крыса пискнула и дернула лапкой. Принц, оглядев насупившегося дядюшку, засиял. У рю Мальвея разом заныли все – даже вставные! – зубы.

– Вот это новость! – прижал ладонь к сердцу престолонаследник. – У алеты Тории была репутация? Не знал!

Лорд-регент побагровел. В висках у него застучало – очередная мигрень давала знать о своем скором приближении.

– Тупица! – сдержанно рявкнул рю Мальвей, и Шишечка, не любившая громких звуков, страдальчески пошевелила хвостиком. – Отвечай как следует! Давно у нас в королевствах восстаний не случалось – так послали боги подарочек!

Принц заломил бровь и сделал вид, будто оскорбился.

– За что вы так со мной, дорогой дядюшка? – чуть дрогнувшим – от смеха! – голосом спросил он. – К чему кричать? Даже ваш хомячок перепугался, что уж говорить обо мне!

Если бы лорд-регент был драконом, он бы в этот момент не выдержал и чихнул на Иллиана огнем. Прицельно, чтоб уж наверняка изничтожить в пыль. С политической точки зрения такой поступок, конечно, был неприемлем, с экономической тоже, но чисто по-человечески… Несколько сладких секунд Виттен рю Мальвей представлял себе потрескивающие головешки на месте своего племянника, а потом с неохотой вернулся в суровую действительность.

18
{"b":"250553","o":1}