ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 22

Неделину же вживание в роль Главного далось без особого труда: бытие Главного определялось не сознанием, а распорядком, который обеспечивало множество людей. Надо было только наблюдать и подстраиваться.

Если люди охраны появлялись с ластами и масками в руках, значит, время идти к морю купаться в мелком огороженном месте или кататься на небольшом военном катере, удить рыбу; она ловилась на удивление споро, Неделин подозревал, что аквалангисты в глубине нанизывают на крючки заранее пойманных рыбин, но, впрочем, радость ловли от этого не уменьшалась — аквалангисты были не дураки, выжидали некоторое время, давали возможность поволноваться — с приятностью, — а потом уже насаживали рыбу и — дёрг, дёрг!

Если охрана и другие служебные лица появлялись все сплошь в официальных костюмах, значит — приём или ещё какое мероприятие.

Регулярно Неделину приносили папки с документами, которые ему следовало рассмотреть, то есть поставить свою подпись или не поставить. Большей частью это были наградные листы, и подписи он ставил охотно, натренировавшись перед этим расписываться так, как расписывался Главный.

Но хотелось больших дел, хотелось скорее в Москву.

И вот отпуск закончился. Неделина привезли в Москву.

И ему тут же представилась возможность показать себя: на другой день следовало состояться важному совещанию с делегатами со всей страны, он должен выступить с речью.

День настал.

Было жарко, Неделину хотелось снять к чёртовой матери пиджак и галстук. И он подумал: а почему бы и нет«" Он представил: двенадцать первых людей государства выходят в белых рубашках со свободно расстёгнутыми воротниками. Уже одно это побудит людей подумать: не новые ли времена на носу? Вселит оптимизм.

— Жарко, — сказав Неделин.

С ним согласились.

Неделин снял пиджак, галстук — и расстегнул верхнюю пуговицу.

Подхватливый министр сельского хозяйства сообразил первым — и живенько сделал то же самое. Смущаясь и отворачиваясь, будто не пиджаки снимали, а раздевались прилюдно догола, остальные последовали его примеру. Замешкался министр обороны, так как был в парадном мундире, не допускающем снятие кителя. Но он что-то шепнул ординарцу-генералу, тот исчез и тут же принёс летний полупарадный костюм с батистовой рубашкой нежно-зеленого цвета и погонами. Дольше всех держался идеолог, то расстёгивал, то застёгивал пуговицы, теребил лацканы, глядел на Неделина умоляюще. Но Неделин лишь неодобрительно покривился. И идеолог снял пиджак — и вот тут он впервые в жизни покраснел.

Вид у всех стал гражданский и необыкновенно свойский. Прозвучал звонок к началу. Все сгрудились у двери, оставив проход для Неделина. Предстояло подождать ещё несколько минут, чтобы атмосфера ожидания накалилась и позывала к овации при появлении членов президиума.

И, слушая этот тихий прибой за дверью, Неделин занервничал, забоялся чего-то. Ему стало неловко. Пальцы сами застегнули верхнюю пуговицу рубашки, руки шарили по груди… — кто-то тут же подал галстук, он надел галстук, повёл плечами. . —подали пиджак, он надел пиджак.

Взмокшие от пережитого потрясения первые люди страны наперегонки бросились одеваться.

Неделин, рассердившись на себя за эту неожиданную слабость, решил отыграться. Сейчас он открыто всему народу скажет: абзац, братцы! Приехали! Угробили страну!

Он вышел на трибуну.

Аплодисменты всё не стихали.

Переросли в овацию.

Зал встал.

Начал скандировать здравицы всякие.

Как было бы приятно, подумал Неделин, если бы всё это было заслуженно. Если бы он заработал такое уважение. Как было бы приятно любить эту любовь к себе. Наш народ добросердечен, он умеет быть благодарным. Он, собственно, аплодирует не ему, а величию государства. Разве оно не велико? Разве этот зал — Неделин окинул взором державный объём зала — не символ величия? Поднял руку, усмиряя овацию, сделал паузу и сказал:

Товарищи! В этот знаменательный день…— без бумажки сказал, от сердца. И горло сжало спазмом волнения. Далее пошёл по тексту — чтобы успокоиться.

Нет, думал он после этого, просматривая видеозапись своего выступления, если у людей такое единодушие — не всё ещё потеряно. Нужно это единодушие направить в рациональное русло. Много и даже очень многое плохо, но… Но необходимо ещё прислушиваться к мнению простых людей. А как прислушаешься, если всегда окружён официальными людьми, если всегда — в официальной обстановке?

И ему захотелось прибегнуть к старинному способу всех правителей, желающих узнать мнение о себе и посоветоваться с простыми людьми о государственном благоустройстве — пойти в народ тайно.

Он вызвал начальника охраны и приказал принести густой седой парик, накладные усы и бороду, тёмные очки. Начальник охраны исполнил приказание.

Хочу по улицам пройтись, — объяснил Неделин.

Без сопровождения, извините, нельзя!

Ладно, только под ногами явно не путайтесь.

Есть!

Начальник охраны побежал за Неделиным, обежал его аккуратно, чтобы не задеть, и загородил собой выход из правительственного здания.

Извините! Человека без документов и с незнакомой внешностью ни впустить, ни выпустить не можем!

Ты что? — удивился Неделин. — Это же я!

Так точно. Но инструкцию нарушить не могу.

На, смотри документ, на! — Неделин сунул ему партбилет.

Извините! Тут другая внешность.

Я же в парике, чудило! Я же при тебе, так сказать, маскировался!

Возможно. Но ввиду несоответствия внешности и документа…

На! На! — Неделин сорвал парик, усы, бороду, снял очки.

Проходите! —козырнул начальник охраны. Неделин опять напялил парик, усы, бороду.

Извините — нельзя! — тут же заступил ему путь начальник охраны. — Ввиду незнакомой внешности… Инструкция…

Идиот!

Неделин сорвал маскировку и вышел беспрепятственно из здания. Подъехала машина, начальник охраны открыл дверцу.

Я пешком хочу, — сказал Неделин.

Извините, невозможно. Люди обступят, признательность будут выражать. А в толпе мало ли что.

Что? Кто в моей стране на меня покуситься может, дубина? Любят меня или нет?

37
{"b":"25067","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как не попасть на крючок
Чардаш смерти
Ветер на пороге
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Опыт «социального экстремиста»
Как я стал собой. Воспоминания
Бог счастливого случая
Треть жизни мы спим
Путешествия во времени. История