ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жув. Наша артиллерия…

3-й солдат. Артиллерия отсюда за три километра.

Жув. Как только ты повернешься, артиллерия, которая отсюда за три километра, схватит тебя своими огненными пальцами за штаны.

Селестен. Понял? Ты поворачиваешься и уходишь – и вот тебе в брюхо влетает бомбо…ньерка, весом в двадцать кило. Интересно?

4-й солдат. Откуда артиллерия узнает?

Жув. А эта штука! (Указывает на телефон.)

Селестен. В крайнем случае заткнем лейтенанту рот.

Жув. Чем?

Селестен. Вот этим кляпом. (Показывает винтовку.)

Жув. Тише.

Селестен. Лейтенант не слышит, а любознательный Марсиаль ушел так далеко и лег так глубоко, что он больше никогда ничего не услышит.

1-й солдат. Но, кроме того, есть капрал.

Жув. Капрал!

Барбару (подходя). Что?

Селестен. Барбару, ты не будешь нам мешать, если мы захотим пройтись обратно?

Барбару. С вами будет поступлено по уставу.

Селестен. Ну-ну, Барбару.

Барбару. Предупреждаю вас, как старых товарищей.

Жув. Хочешь заработать нашивки сержанта?

Барбару. Еще одно слово, и я тебя арестую. Занимайся своим делом, корова!

Жув. Если бы Мишель слышал тебя, он бы пожалел, что пожал тебе руку.

Селестен. Да. Мишель пожалел бы, что испачкал свою руку о твою.

Барбару. Это разговоры для тыла. Ты на работе. Занимайся! (Отходит.)

Селестен. Я знаю Барбару. Старик нас не тронет,

Жув. Скажи ребятам.

Селестен и Жув перешептываются с другими зуавами. Барбару подходит к лейтенанту.

Барбару. С вашего разрешения, мой лейтенант, я разведаю местность правее опушки рощи. (Уходит.)

Селестен. Видишь, старый хитрец дипломатически удалился.

Лейтенант. Прицел две тысячи четыреста! Беглым огнем! Цель – неприятель левее мельницы, нечто зеленое, движущееся. Вы все видите цель?

Жув (про себя). Это рабочие.

Лейтенант. Что такое?

Жув (бормочет). Для вас это «зеленое движущееся», а для меня это – рабочие.

Лейтенант (не расслышав). Разговоры на линии огня!

Слышен зуммер телефона.

Телефонист. Монмартр! Пароль – Монмартр! Слушаю. (К Бенуа.) К телефону командира.

Лейтенант (берет трубку). У телефона лейтенант Бенуа. Вперед на триста метров? Слушаю. (Кладет трубку.)

Селестен. Мой лейтенант…

Лейтенант. Перебежка с левого фланга по одному!

Селестен. Мой лейтенант, тут есть мнение…

Лейтенант. Вперед!

Селестен. Тут есть мнение, что идти вперед бесполезно.

Лейтенант (приближаясь). Что такое?

1-й солдат. Там обойдутся без нас.

2-й солдат. Мой лейтенант, это обидно. Заключен мир. Почему я должен воевать?

Селестен. Дурак! Война бывает не только во время войны. Война бывает и во время мира.

3-й солдат. Идти под пули, но ради чего?

4-й солдат. Мы с русскими поладим и без этого. (Потрясает винтовкой.)

1-й солдат. Пятьдесят два месяца я таскаю эту дрянь. Она мне надоела! (Швыряет винтовку.)

Жув. Подними, она тебе пригодится.

Лейтенант. Солдаты! Вы защищаете родину! Вперед!

2-й солдат. Кому нравится, пусть идет вперед. Я подожду.

Селестен (лейтенанту, радушным жестом простирая руку вперед). Пожалуйста! Вы нам расскажете, что там, впереди.

3-й солдат. Там, во Франции, мы защищали родину. Допустим. Ну, а здесь что?

4-й солдат. В конце концов мы приехали сюда не для того, чтобы сражаться.

1-й солдат. Я вас спрашиваю: где Версальский мир? Куда вы девали Версальский мир?

Жув. Здесь никто не будет сражаться с рабочими. Здесь рабочие. Ну, что ты выпучил на меня глаза? Что, ты меня никогда не видел? Это я, Жув, которому ты предлагал десять тысяч франков, чтобы я продал большевиков, щедрый господин. Вот я хочу тебе отплатить за твою доброту. (Поднимает винтовку.)

Селестен. Спокойствие, мальчики! Без глупостей!

Лейтенант (бежит к телефону, берет трубку), Монмартр! Пароль – Монмартр! Третья батарея! Говорит лейтенант Бенуа.

Зуавы тем временем перерезают провод.

Здесь бунт! Слышите? Бунт! Алло! Алло! Монмартр!

Зуавы окружили лейтенанта, он бросает трубку.

Селестен. Ну, что ты стоишь с таким видом, точно у тебя запор? Скажи солдатам словечко!

Лейтенант. Дети мои, опомнитесь… Я вас предупреждаю. Каторга, расстрел.

2-й солдат. Ты хотел нас подвести под артиллерию!

3-й солдат. Они Гастона убили! Замучили его в контрразведке!

1-й солдат. Я вас спрашиваю: куда вы девали Версальский мир?

4-й солдат. Долой лейтенанта!

Лейтенант. Что вы хотите со мной сделать?

Жув. Мы хотим сыграть тебе песенку на наших гитарах. (Поднимает винтовку.)

Селестен. Спокойствие, мальчики, спокойствие!

(Прицеливается в лейтенанта.)

Все стреляют в лейтенанта. Он падает. Тело оттаскивают за дерево.

Входит Барбару.

Барбару. Что случилось? Где лейтенант?

Жув. Он отправился далеко. К своему другу Mapсиалю. И тем же путем. (Показывает тело лейтенанта.) Его убили в перестрелке. Понял?

Барбару. Что вы сделали? Вы понимаете, что вы сделали?

Жув. А! Ты хочешь, чтоб тебя тоже убили в перестрелке?

Зуавы скручивают трехцветный французский флаг таким образом, что от него остается одна красная полоса.

Барбару. Вы понимаете, что значит этот красный флаг? Вы понимаете? Это бунт!…

Все. Домой! В Одессу! В море! Во Францию!

Картина одиннадцатая. НА ОДЕССУ!

Та же поляна. На ней палатка с флажком: «Штаб». Кругом – простреленные и изодранные знамена с надписями: «Власть Советам!», «Земля – трудящимся!», «Смерть капиталу!», «Хай здохнуть паны!» Звуки автомобильного рожка.

1-й партизан. Машина! Она с белым флагом!

2-й партизан. Парламентеры!…

На поляну входят полковник Фредамбе и капитан Филлиатр.

Повстанцы окружают их.

Голоса:

– Какие гладкие!

– Як кабанчики!

– Эй, господа парламентеры, сапоги не сменяем?

Хохот.

– Да чего менять, просто тащи с него.

– А верно!

Полковник (озирая повстанцев). И это победители могущественной Антанты…

Из палатки выходит Бондаренко.

Господин генерал! Главное командование союзными силами решило отозвать свои войска с юга России, дабы уменьшить число едоков в вашей стране.

Бондаренко. Очень любезно.

Полковник. Это официально, а чтоб быть ближе к истине, я уполномочен вам заявить, что настоящая причина эвакуации лежит в гуманном желании союзного командования не проливать больше крови.

Бондаренко. Я растроган!

Полковник. Господин маршал, позвольте быть откровенным, как водится между солдатами. Мы решили с сегодняшнего дня начать эвакуацию. Для этого нужно время. Мы предлагаем вам не входить в Одессу еще десять дней. Таково наше предложение.

Бондаренко. Итак, вы решили уйти как раз в тот момент, когда вас выгоняют!

Полковник. Вы говорите тоном победителя! Здесь нет победителей. Мы пришли не для того, чтобы обсуждать с вами политику великих держав. Она вне нашей компетенции. Речь идет об эвакуации Одессы. Прошу вас не уклоняться от темы.

Бондаренко. Вы не спрашивали нас, когда занимали нашу землю. Так не требуйте ответа, когда покидаете ее. Мы идем в Одессу. Мы придем, когда мы придем. Мы будем там делать то, что мы будем там делать.

Полковник. Я еще раз прошу не считать нас побежденными!

Бондаренко. Я повторяю: вы побеждены. Я предлагаю вам: во-первых, власть в Одессе передать Совету рабочих депутатов; во-вторых, остерегитесь увозить с собой суда из одесского порта и ценности из одесских банков. Они принадлежат трудящимся.

Полковник. Вы мне ставите условия? Никакого Совета я не знаю! Красный флаг я признаю пиратским!…

Капитан. Полковник, у революции свои законы. Будем их уважать.

17
{"b":"25078","o":1}