ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я наблюдаю за тобой
100% внимание. 50 лайфхаков, которые повысят концентрацию внимания
Франкл и Бог. Откровения психотерапевта о религии и Боге
365 вопросов самому себе
Мистер Денежный Мешок
Сестра четырех
Подумаешь, попал – 2
Коронавирус и другие инфекции: CoVарные реалии мировых эпидемий
Мани, или Азбука денег
A
A

Она так обрадовалась, что он жив, здоров и у нее есть шанс вовремя помочь ему, что не чуя ног помчалась вниз по лестнице. Именно тогда отец Друстана Сильван, которого она вчера перепутала с Эйнштейном, сказал, что она может быть беременна, и Гвен споткнулась. Упоминание о беременности подействовало на нее не хуже глотка крепчайшего кофе, и она застыла на месте.

«Недостаточно просто купить презервативы, Кэссиди, ими нужно еще и пользоваться!»

Друстан отбросил вороную гриву и посмотрел на Гвен. Его глаза вспыхнули: он определенно оценил ее привлекательность, но не узнал ее. Как она и ожидала. Умом она понимала, что он ее не узнает. А вот сердце все равно болезненно сжалось, когда знакомый серебряный взгляд скользнул по ней как по симпатичной, но все же — незнакомке.

В этом не было ни логики, ни резона, но Гвен стало больно от его слов о других женщинах, деливших с ним постель. Ее нервы были натянуты как струны, и, когда Друстан равнодушно повернулся к ней спиной, прозвучал последний аккорд.

Она не думала, ее реакция была слепой и инстинктивной. Гвен выпалила единственную фразу, которая могла заставить его обернуться и снова посмотреть на нее. Она глупо пожертвовала долгосрочными целями во имя мимолетной победы.

И сама ужаснулась тому, что сделала. Неудивительно, что мама постоянно предупреждала ее о вреде эмоций. Даже гений, поддавшись эмоциям, превращается в дурака.

Гвен нужно было, чтобы Друстан ее выслушал, а теперь он явно не станет этого делать. Она сказала ему, что они были любовниками, до того как он узнал всю историю. Сама спровоцировала его на грубость и недоверчивость.

— Впустите меня! — Девушка снова застучала по двери. — Мне нужно рассказать все до конца!

Но ссора внутри была такой, что ее крик прозвучал не громче шепота.

Стряхнув с платья прилипшие листья, Гвен поднялась на ноги и посмотрела на дверь. Раз уж обитателям замка пока не до нее, можно хотя бы осмотреть замок… Но он был таким огромным, а Гвен стояла так близко, что ей почти ничего не было видно. С тем же успехом блоха, усевшаяся на голову слона, могла пытаться рассмотреть гиганта целиком. Ладно, пока внутри ссорятся, можно немного погулять.

Убрав волосы с глаз, Гвен развернулась. И замерла, чувствуя, что сердце подскочило вверх и застыло в горле.

«Невозможно!» — кричал ее разум.

А невозможность прекрасно себя чувствовала в ярком свете дня. Невозможность в виде невероятно сексуального Друстана. Который неторопливым шагом направлялся в ее сторону. На этом Друстане были кожаные штаны и свободная рубаха с распущенным воротом, открывавшим мускулистую грудь. Друстан улыбался, а утреннее солнце нимбом окутывало его фигуру.

И в это же время Друстан-в-замке продолжал орать. Гвен его слышала.

Согласно законам физики, двух идентичных личностей в одном времени ткань реальности не перенесла бы. И все же перед ней стоял второй Друстан. Что случится, если они встретятся? Один из них просто исчезнет?

Друстан-за-дверью не узнал ее, а Друстан-во-дворе смотрел на нее с такой радостной улыбкой, что просто не мог быть никем иным, кроме ее Друстана.

Ну и что ей делать теперь, когда их двое?

Подсознание намекнуло на нечто крайне неприличное… но очень интригующее. Ну правда, ведь оба они — один и тот же человек, так что она никого ни с кем не обманет. Покраснев, Гвен велела подсознанию заткнуться. Ее Друстан не стал хмуриться и не смотрел с недоверием. Он приподнял бровь, состроил до боли знакомую гримасу и улыбнулся, распахнув объятия.

Она не стала медлить. С воплем облегчения Гвен бросилась к нему. Он поймал ее в воздухе и забросил ее ноги себе на талию точно так же, как делал это в ее времени.

И рассмеялся, когда она осыпала его лицо поцелуями. Гвен понятия не имела, что ей делать с двумя горцами или как это вообще возможно, знала только, что за минувшие двенадцать часов соскучилась по нему больше, чем по всем остальным за всю свою жизнь.

— Поцелуй меня, — сказала она.

— Ох, англичанка, мой поцелуй будет смелее твоих.

Гвен растаяла в его руках. Этот мужчина определенно умел целоваться. Его поцелуй был требовательным, агрессивным, шелковым, жарким, голодным… и вот-вот ее захлестнет волна жара.

«Вот-вот!» — подумала она, жадно целуя его в ответ.

У его губ был вкус вина и корицы, он целовался просто удивительно, и все же… и все же никакого отклика этот поцелуй не вызывал.

— М-м-м-ф. — Она попыталась сказать: «Подожди, что-то не так», но Друстан, даже если и услышал, не обратил внимания на ее слова и продолжал целовать ее.

У Гвен закружилась голова. Что-то в этом Друстане было не так, и его поцелуй не оказывал своего обычного пьянящего действия. Где-то за спиной хлопнула дверь, и Гвен попыталась отстраниться, но он ей не позволил.

А потом она услышала знакомый рев, и второй Друстан оторвал ее от первого. Железная рука прижала ее к нему, и Гвен задохнулась.

Она смотрела то на одного, то на другого, моргала и надеялась, что через пару секунд видение исчезнет. Двойники смотрели друг другу в глаза. Подерутся? Если бы Гвен застала свою копию в такой ситуации, она бы наверняка пнула ее пару раз. Особенно сегодня. Особенно за глупость.

— Да что с тобой не так? — В глазах Друстана-в-кожаных-штанах светились страсть и недовольство.

— Что со мной не так? — зарычал Друстан-в-килте. — Со мной не так вот эта девица, которая целуется с тобой и утверждает, что я лишил ее девственности!

Друстан-в-килте опустил Гвен на землю.

— И я пытаюсь уберечь хотя бы тебя от ее лживых сетей!

— А мне нравятся ее лживые сети. В них тепло и сладко, как в сетях любой девушки, — хмыкнул Друстан-в-штанах.

Друстан-в-килте прорычал нечто странное с таким диким акцентом, что Гвен не разобрала ни слова. Друстан-в-штанах зарычал в ответ, и только тогда в дверях показался нос Сильвана, решившего проверить, что происходит во дворе.

«Я сошла с ума», — подумала Гвен, глядя на двойников широко раскрытыми глазами. Они стояли лицом к лицу, спорили, а она, подобрав платье, осторожно пятилась от них и напряженно вслушивалась в непонятные слова, надеясь уловить хоть что-то знакомое.

«Думай. Всему этому должно быть логическое объяснение».

— Друстан. Дуг. — Сильван строго посмотрел на спорщиков. — Немедленно прекратите.

Дуг! Понимание было, как луч света в мешанине спутанных чувств.

Гвен нахмурилась и часто задышала. Вот еще одно, о чем Друстан не удосужился ей сказать, — о том, что они с Дугом близнецы. И это не последний сюрприз, который ждет ее, по той простой причине, что Друстан явно не стремился облегчить ей задачу. Но именно эта недомолвка чуть не довела Гвен до инфаркта.

Она пнула настоящего Друстана по ноге.

— Ты не сказал мне, что вы с братом близнецы!

Но он продолжал спорить с Дугом, словно не почувствовал удара. Впрочем, это неудивительно, ведь на ней такие мягкие туфли. Гвен внезапно заскучала по своим туристическим ботинкам на тяжелой подошве.

«И теперь у меня две проблемы», — подумала она. Дуг все еще жив, а это значит, что она должна спасти и его. Сама возможность ее радовала, но задача определенно усложнялась. Для начала нужно в конце концов выяснить, какое сегодня число, потом узнать ближайшие планы Дуга и определить, какая поездка может представлять для него опасность. Его нельзя подпускать к поместью Эллиотов.

Гвен смотрела на братьев и старалась подметить и запомнить разницу между ними, чтобы не ошибиться снова. Они были близнецами: общей ДНК было не менее семидесяти пяти процентов. Если бы солнце не светило Дугу в спину, Гвен бы не ошиблась. Он был очень высок, но все же на несколько сантиметров ниже Друстана. Его волосы — которые она не успела рассмотреть, когда он шел к ней, — были завязаны в длинный хвост. Иссиня-черные, они были длиннее, чем у Друстана. Гвен подошла поближе, чтобы рассмотреть детали, и с трудом увернулась — братья слишком бурно жестикулировали. Ох, ничего себе! Глаза Друстана были невозможного серебряного цвета, а глаза Дуга оказались густо-золотыми.

39
{"b":"250920","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Придворный. Заклинание
Целитель магических животных
Лавандовая лента
Гимнастика будущего
Мотивация для творческих людей
Вундеркидз. Вилдвудская академия
Алмазный меч, деревянный меч (Том 1)
Счастье по-драконьи. Новый год в Академии
Настоящие художники не голодают. Как монетизировать творчество