ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Водка как нечто большее
Барашек Шон. Фермагеддон
Бульварный роман и другие московские сказки
Укол китайским зонтиком
Я ничего не успеваю! Как провести аудит своей жизни и расставить приоритеты
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Мистер Денежный Мешок
Целитель магических животных
Влюбиться без памяти
A
A

Ух ты! Двое идеальных, самых красивых мужчин из всех, кого она видела, стояли перед ней пока что живые и здоровые.

Друстан перестал ругаться и уставился на нее.

— Кто ты такая?

— Я пыталась тебе рассказать. Но давай, если что-то будет неясно или просто тебе не понравится, ты будешь сначала уточнять, а потом уже швыряться рассказчиками. — Гвен уперла руки в бока и уставилась на него в ответ. — Нет уж. Ты ведешь себя как варвар. А я считала, что ты умнее.

Она тоже вела себя не очень умно, но лучшая защита — это нападение, верно? Друстан открыл рот… и снова закрыл. Ха, ехидно подумала Гвен, трюк сработал. Дуг удивленно поднял брови и расхохотался.

— Должен сказать, что такая мелкая…

— Я не ньяффка! — вспыхнула Гвен.

— …что для такой миниатюрной девушки в тебе на удивление много огня.

— Не тяни к этому огню свои лапы, — отрезал Друстан и явно удивился своей реакции, потому что быстро добавил: — Я не хочу, чтобы ты попался на ее уловки. Совершенно ясно, что она хочет найти себе мужа.

— Я не хочу найти себе мужа, — спокойно поправила его Гвен. — Я хочу найти хоть кого-нибудь с зачатками интеллекта.

— Кхм. Тогда тебе нужен я, милая, — мягко сказал Сильван, помахав ей рукой в пятнышках чернил.

Друстан нахмурился.

— Но ведь это действительно так. — Сильван скрестил руки на груди и прислонился спиной к косяку. — Потому что я не ору уже полчаса как бешеный, вместо того чтобы задать нужные вопросы и получить ответы.

— Вот именно, — сказала Гвен, беря его под руку.

С Друстаном сейчас говорить бесполезно, пусть он немного остынет. Она шагнула в замок, волоча Сильвана за собой, и пинком захлопнула дверь.

— Я не могу вам сказать, — в третий раз повторила Гвен, начиная жалеть о том, что согласилась поговорить с Сильваном.

Как только за ними закрылась дверь, он приступил к допросу, а Гвен не решалась рассказывать ему всю правду, пока не поговорит с Друстаном. Этим утром она уже допустила ошибку и не собиралась совершать вторую. Она будет говорить с Друстаном, и только с Друстаном. А уж он пусть сам решает, кому доверить информацию.

— Но ведь есть что-то, что ты можешь мне рассказать? Хоть что-нибудь?

Гвен вздохнула. Ей нравился Сильван МакКелтар — на непонятном, инстинктивном уровне она чувствовала его как «своего» — с того самого момента, как она увидела его в Грейтхолле. Сильван спорил с сыном, но в его глазах светились такие забота и любовь, что в сердце Гвен шевельнулось нечто вроде зависти. Ее родители никогда так на нее не смотрели. Сильван напоминал Эйнштейна не только гривой растрепанных седых волос, лучистыми глазами и морщинками на оливковой коже. Он обладал таким же пытливым умом.

Гвен мерила шагами Грейтхолл, то и дело поглядывая на дверь. Хоть Друстан и злился на нее, она хотела его увидеть. Увидеть и поговорить начистоту.

— Я могу назвать свое имя, — предложила Гвен.

— Ерунда. Оно не скажет мне ничего нового, я и так вижу, что ты англичанка с ирландскими корнями и чертовски странным акцентом. Откуда ты знаешь Друстана?

Гвен ответила мрачным взглядом.

— Как же я смогу помочь тебе, милая, если ты ничего мне не говоришь? Если мой сын лишил тебя девичьей чести, я заставлю его жениться на тебе. Но я не смогу сделать этого, если ты не расскажешь о том, что случилось.

— Мистер МакКелтар…

— Сильван.

— Сильван, — повторила она. — Я не хочу, чтобы вы заставили Друстана жениться на мне.

— Тогда чего же ты хочешь?

— Больше всего и прямо сейчас?

— Айе.

— Я хочу узнать, какое сегодня число. — Гвен ненавидела этот вопрос, но ей нужно было все выяснить.

От того, что Дуг все еще жив, у нее стало легче на душе — это значило, что они не опоздали. Но она не успокоится, пока не узнает, сколько времени у нее осталось на спасение клана МакКелтаров.

Сильван замер, склонил голову набок и посмотрел на нее, нахмурившись. У Гвен возникло странное чувство: казалось, он смотрит на нее не только глазами и слышит то, что она не готова произнести вслух.

И Гвен поняла, что не ошибается, когда он тихо пробормотал:

— Милая, а ведь ты прибыла к нам издалека, верно? Нэй, можешь не отвечать. Я не понимаю, что чувствую, но знаю, что ты чужая на этой земле.

— Вы читаете мои мысли?

Неужели они и на это способны? Его сын умеет управлять временем, так чего же ей ждать от отца?

— Нэй. Я просто прислушиваюсь к тебе способом, который давно забыт. Мои сыновья не унаследовали этого умения, хоть я и пытался их обучить. Итак, тебе нужно узнать сегодняшнюю дату, — медленно повторил Сильван. — Предлагаю тебе обмен информацией, Гвен Кэссиди.

— По-другому я ответа не получу?

Он покачал головой и слабо улыбнулся.

— Я отвечу на ваши вопросы, и отвечу честно, — пообещала она. — Но есть темы, которые я пока не могу с вами обсуждать.

— Достаточно искренне. И пока ты не начнешь врать мне, милая, у нас все будет хорошо. Насколько я понял, ты не можешь сказать, что произошло вчера вечером. Попробуй объяснить, почему не можешь.

Вопрос был достаточно безопасным.

— Потому что сначала я должна поговорить с Друстаном. После нашего с ним разговора он сам решит, с кем ему делиться информацией.

Сильван пристально смотрел ей в глаза, оценивая искренность ответа.

— Сегодня девятнадцатый день июля, — сказал он после паузы.

Около месяца, с облегчением поняла Гвен. Когда Друстан увидел, что попал в будущее, он воскликнул: «Господи! Я спал не месяц. Я спал столетия». Что в переводе означало: он думал, что провел в пещере около месяца, а значит, его заколдовали приблизительно в середине августа. А еще Друстан сказал, что Дуг погиб «недавно». Гвен не знала, насколько «недавно», и решила, что он имел в виду несколько месяцев или даже год. Но получилось так, что его «недавно» означало ближайшие несколько недель. Нужно выяснить, когда именно Дуг собирается отправляться к Эллиотам, и приложить все силы, чтобы отговорить его от этой поездки.

— Тысяча пятьсот восемнадцатый год? — Этого вопроса Гвен тоже предпочла бы не задавать.

Но раз уж Друстан промахнулся мимо нужного месяца и дня, он мог перепутать и годы.

Глаза Сильвана засияли восхищением и любопытством. Он даже подался вперед, оперся ладонями на колени и пристально уставился на нее.

— Откуда ты?

Гвен вздохнула и отвела взгляд, опасаясь, что глаза ее выдадут. И удивленно моргнула, впервые как следует рассмотрев Грейтхолл. Спускаясь по лестнице, она не замечала ничего, кроме Друстана. Главный зал замка оказался таким же изысканным и роскошным, как и спальня, в которой она проснулась. Пол был выложен бледно-серыми гранитными плитами, стены украшены тонкими гобеленами. Под огромным инкрустированным столом мирно сопели две гончие. Высокие застекленные окна с бархатными портьерами, лестница из розового мрамора, сияющая в утреннем свете… Только сейчас Гвен заметила витраж над массивной дверью и коллекцию оружия на стенах.

— Из страны, о которой вы не слышали, — пробормотала девушка, решив не говорить о Соединенных Штатах Америки.

Стоит только начать объяснения, и весь разговор превратится в бесконечный урок истории.

— Если ты не ответишь мне, я не стану отвечать на твой вопрос. Сказать мне, откуда ты родом, — это ведь не означает открыть мне страшную тайну?

Она раздраженно выдохнула.

— Америка. Это далеко за океаном.

И снова Сильван окинул ее долгим испытующим взглядом.

— Тысяча пятьсот восемнадцатый год, — подтвердил он. — А об Америке я слышал. Мы не говорим об этом, но шотландцы открыли Америку много веков назад.

— Ничего подобного, — фыркнула Гвен. — Христофор Колумб…

— Всего лишь повторил путь Синклера,[5] воспользовавшись старыми картами тамплиеров.

— О-ох. Вы, шотландцы, такие спесивые…

— Неужели твоя тайна в том, что…

— Вы всегда перебиваете?

Сильван коротко хохотнул.

вернуться

5

Существует гипотеза, что Генри Синклер открыл Америку за сто лет до путешествия Колумба. Началом его пути была именно Шотландия.

40
{"b":"250920","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три цвета отражений
Никого не жаль
Выжившие
Сохраняя веру
Как мы едим
Полосатая жизнь Эми Байлер
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Эви хочет быть нормальной
Недостойная