ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так это не нападение. Никто не будет накидывать удавку водителю на шею, чтобы завладеть бесценными «Жигулями», которые заглохнут за ближайшим поворотом. Вернее, нападение, но не на нее.

– О Господи! – Женя немедленно оказалась в шоке.

Это когда неудобно, страшно и нет выхода, как в помещении камерного типа…

Хотя нет, даже в этом помещении имеется, по крайней мере, один плюс: ты под охраной и никто, кроме надзирателя, не заглянет к тебе. На темной вечерней улице все иначе. Если есть раненная, существует и тот, кто нанес ей эти раны.

Он появился из темноты, как бы из ниоткуда, вырос прямо перед машиной. На лобовое стекло «Жигулей» буквально кинулся длинноволосый парень в черной одежде. Женя увидела перекошенное белое лицо, безумные злые глаза. В них читалось только одно желание: добить!

Убийца метнулся к задней дверце. Бешено задергал ручку. Но незнакомка еще раньше нажала кнопку, и замок не поддавался. Тогда парень опять оказался перед Женей. Двумя руками поднял большой нож и явно собрался долбануть им в стекло. Еще чуть-чуть и вместо о`кей будет каюк…

Жене и раньше доводилось лицезреть убийц и даже выдавать им «Преступление и наказание». Но никогда в руках зэков она не видела оружия. Сейчас же окровавленный тесак был направлен прямо на нее. От ужаса ее тело передернула судорога. Очень удачная, надо сказать, судорога, потому что правая нога попала прямо на педаль газа. Машина резко дернулась и понеслась прочь от давно переключившегося светофора.

Девушка лежала на заднем сидении автомобиля с помертвевшим лицом и закрытыми глазами. Она теряла сознание, она умирала.

Машина Жени толкнула убийцу капотом, отбросила в сторону и оставила позади. Женя видела, что он пытался бежать за ней. Но быстро выбился из сил.

Женя по-прежнему была в шоке. Она просто ехала домой и вдруг оказалась в эпицентре преступления, прямо между убийцей и жертвой. Почему этот человек ударил ножом женщину? Как он посмел? Почему в тот же миг не умер от отвращения к самому себе? Или хотя бы не упал в обморок от вида крови…

Несмотря на то, что семью Жени злодеи в буквальном смысле кормили, она вполне искренне полагала, что тюрьмы и казни бесполезны: убийц должна замучить собственная совесть. Но в данном случае, совесть явно отлынивала.

– Как вас зовут? – Женя, не сбавляя скорости, повернулась к раненой.

– Маша Болотова, – простонала та. – Мария, дочь Игоря. И мать ее Людмила.

Девушка явно начала бредить.

– Держитесь, Маша. Я отвезу вас в больницу, – Женя старалась говорить, как в кино. Потому что происходящее все больше напоминало кровавый триллер.

Хватит паниковать, нужно действовать четко и спокойно, ведь этой женщине гораздо хуже, чем ей самой.

– Кто тот парень? Кто гнался за вами?

Пассажирка не отвечала, только дышала со свистом.

– Кто сделал с вами это? – не отставала Женя.

– Слава! – расслышала она, наконец.

– Слава? Вячеслав или Владислав? А фамилию не знаете?

– Мария Болотова… Слава…, – были ее последние слова.

– Мы уже приехали. Сейчас вам помогут, – Женя зарулила в ворота ближайшей больницы и резко затормозила.

На заднем сидении стало подозрительно тихо. Повернувшись, она дрожащими пальцами коснулась руки своей пассажирки. В этой холодной, неподвижной руке, кажется, не было пульса. Глаза закрыты, дыхания не слышно. Женя в ужасе дернулась. Девушка мертва! Или все-таки есть надежда?

Женя выскочила из машины и рванула к двери большого четырехэтажного здания. Подергала ручку. Заперто. «Глазное отделение – значилось на табличке, – приемные часы с 9 до 18». Но на часах – 10 вечера, да и требовалось вовсе не зрение проверять.

Пришлось зайти с тыла, чтобы найти, наконец, открытую дверь и попасть в хирургическое отделение. Еще несколько минут ушло на путаные объяснения, кому и почему нужен врач.

Когда Женя вернулась к своей машине вместе с человеком в белом халате, стало ясно: сюрпризы на сегодня не закончились. Салон автомобиля оказался пустым, словно тарелка фотомодели за обедом.

– Что у нас тут? – недовольно спросил пожилой доктор.

– Не знаю, – растерялась Женя. И начала объяснять необъяснимое. – Девушка… У нее была рана в животе. Кровь. Я повезла ее в больницу, я спешила.

– И где же сейчас раненая?

– Я не знаю. Она лежала здесь, на сидении.

– Может, она почувствовала себя лучше и ушла?

– Да нет, же. Господи, у нее не было пульса, она умирала, а вы говорите, ушла.

– Значит, она умерла, и ангелы забрали ее на небеса, – усмехнулся врач.

– Вы мне не верите? Но все это было. Она была здесь.

– Но сейчас-то ее нет. Как же мне ее лечить? Ладно, я пойду. А вы, девушка, не пейте за рулем.

Отлично, ей не поверили, приняли за пьяную. Что ж, ничего удивительного: такие истории случаются не каждый день. Но что же все-таки произошло? Убийца добрался до нее, – холодея, поняла Женя. Он убил девушку и позаботился о том, чтобы спрятать тело. Он хочет остаться безнаказанным. Неужели Женя ему это позволит?

– Это было ужасно! Жуткая рана, кровь. Убийца с ножом. Я так испугалась. А потом тело пропало. Это какой-то фильм ужасов. Нет, фильм-катастрофа!

– Ужас, жуть, страх… Что-нибудь еще будем писать в заявлении? – поинтересовался дежурный оперативник в райотделе милиции.

Он сидел в прокуренной комнате и выглядел усталым. Ночные дежурства никого не красят. Но он хотя бы слушал и пока не предлагал сдать анализ на содержание алкоголя в крови. Волнение мешало Жене говорить, ее слова звучали неубедительно. Надо успокоиться и все четко изложить. Тогда ее поймут, ей помогут.

– Около 10 часов вечера я остановилась на светофоре на улице Металлургов в районе парка. Вдруг дверца машины открылась и ввалилась молодая женщина. Она была ранена. За ней гнался мужчина с ножом. Я повезла ее в больницу. Но было уже поздно. Кажется, она умерла. Я побежала за врачом, а когда вернулась, в машине ее уже не было.

– Значит, вы стали свидетелем убийства. Только где же труп?

– Убийца догнал нас, наверное, поехал следом. Пока я искала врача, он вытащил жертву из машины и спрятал тело. Другого объяснения нет.

– Что ж, давайте осмотрим ваш автомобиль.

Ну вот, ее выслушали. Здесь во всем должны разобраться. Есть в жизни зло, но есть и защита от зла. И сейчас ее законный представитель с фонариком в руке осматривал Женин автомобиль. Правда, через пару минут фонарик погас.

– Черт, опять кончились батарейки, барахло китайское! Каждую неделю новые на свои кровные покупаю, – пробормотал милиционер, а потом объявил, вылезая из «Жигулей», – Пусто! Нет не только трупа, но даже пятен крови.

– Вы хорошо смотрели? По-вашему, я все придумала? – упавшим голосом спросила Женя.

– Не знаю. Чего в жизни не бывает.

– Вот именно. Значит, возможно и то, что я рассказываю. Вы посмотрите повнимательнее, – потребовала она.

– Ладно, мы пойдем другим путем, – махнул он рукой. – Вы в своем заявлении подробно опишите обстоятельства, жертву, нападавшего. Мы все проверим. Как вы говорите, их зовут?

– Она представилась Машей Болотовой. Убийцу назвала Славой.

– Негусто. Но мы проверим. Мы вас сами вызовем, если родственники заявят, что Маша Болотова пропала без вести. Или если найдем труп. Сойдутся приметы, возбудят дело, начнется расследование. Тогда вы окажетесь ценным свидетелем…

Что ж, в этом есть логика. Все-таки профессионалу лучше знать, что делать. Полчаса спустя Женя подписала заявление, села в свою машину и поехала домой.

Ни она, ни милиционер с автоматом, дежуривший у дверей райотдела, не обратили внимания, что следом за ней тронулась черная «восьмерка». За рулем сидел длинноволосый парень, на переднем пассажирском сидении лежал окровавленный нож. Сзади на полу скрючилось безжизненное тело…

2
{"b":"25094","o":1}