ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда же ты поедешь, на ночь глядя? Я отвезу тебя в гостиницу, – вздохнул Илья. – В твой номер.

У нее были те же апартаменты, что и неделю назад. И у него тоже. Ей хотелось и плакать и смеяться от этого. Работа над ошибками, – вот чем занимался Илья. Новый, улучшенный вариант. Исправленному верить. Но она не могла.

Ходила из угла в угол. Смотрела в окно. А вдруг все по-настоящему, и она упускает свой шанс? Нет, этого не может быть. Просто Илья пытается извиниться перед ней. А еще, похоже, не может видеть своею жену, потому что она заставляет его думать о Борисе. Но всё пройдет. Рана кровоточит, пока свежая, а потом затянется без следа. А Женя – как местное обезболивание. Это неправильно.

Хотя почему она думает о себе? Если ему станет хоть немного легче? Она же любит его. Вдруг это самое главное?

Нет, всё еще больше запутается. Они не подходят друг другу. Их свели чрезвычайные обстоятельства. Но они уже закончились. А непонимание, неловкость, косые взгляды остались. Ей прямая дорога в библиотеку. А ему – в Третьяковку, но не в галерею…

Она постучала в его номер уже заполночь. Но он открыл сразу, будто ждал под дверью.

– Я просто хотела узнать, как у вас дела…

– Теперь отлично, – он обнял ее. – Просто замечательно…

На этот раз он никуда не торопился. И просто утопил ее в нежности. Наверное, на ней не осталось ни миллиметра, который он бы обошел вниманием. А она замирала от непривычных ощущений и радовалась, что погасила свет. Наверное, дурацкий у нее вид. Зато счастливый.

Хорошо, что он не видел, как она покраснела, когда он спросил, тоже чувствуя себя слоном в посудной лавке:

– Как на счет безопасности?

Еще вчера он специально заехал в аптеку, как прыщавый юнец.

– Я обо всем позабочусь, – прошептала она, не собираясь заботиться решительно ни о чем, кроме собственных детей. От него…

– Так гораздо лучше, – пробормотал он, устраивая ее на ночевку у себя на плече.

– Мне и в первый раз понравилось, – улыбнулась она.

– Значит, зря я старался. Можно было, сэкономить на прогулке и ресторане. Сразу за волосы и в пещеру?

– С вами хоть в шалаше…

– С нами? Ты меня пугаешь! Никогда бы не заподозрил в тебе любительницу групповухи.

– Простите.

– За все «но», «вы» и «те» я буду штрафовать вас, Евгения Александровна. И премии лишу. Совсем.

– Тогда лучше вообще молчать.

– Конечно, губы не для разговоров, а для поцелуев…

«Чувство, что он испытывал, было странным, очень странным: легче дышалось, можно было несколько минут подряд ни о чем не думать, и ему уже не было так страшно…» Мишель Уэльбек «Элементарные частицы».

В среду в 14.00 Евгения Векшина явилась в областную прокуратуру для дачи показаний. Следователь – весьма габаритная дама лет под сорок в пиджаке с красными маками вместо синего мундира – посмотрела на нее с удивлением:

– Я не поняла, ты жертва или как? Чего вид такой цветущий? Миллион что ли в лотерею выиграла?

Гораздо больше, – подумала Женя.

Следователь оказалась из тех, кто любит поговорить не только по делу, но и за жизнь. Но при этом взгляд у нее был из серии «У меня ее забалуешь».

– А сектантов из-за меня будут судить? – спросила у нее жертва. – Вера ведь не преступление…

– Вера здесь не при чем. Тут все дело в Надежде. Надежде Гридневой. Тетка в белом. Кандидат медицинских наук, между прочим. Психиатр. Она работала в той самой клинике, где лечили Бориса Фроловского. Туда же несколько лет назад попали люди из «белого братства». Может быть, слышала про секту, которая ждала конца света и готовилась к массовому самоубийству. Но все это сказочки для рядовых членов секты. Организаторов же заботило только одно: если хочешь вступить в ряды, отпиши квартиру, машину, отдай все ценности. Надежда Петровна удивилась, с какой легкостью «посланники неба» манипулировали толпой. Они ведь даже не были профессионалами, а она была. И гипнозом владела, и имела доступ к лекарствам. И при этом получала копейки, общаясь с буйно помешанными. Одним словом, она узнала, что после разгрома и ареста руководителей «белое братство» не исчезло, а распалось на более мелкие организации. Одну из них она и возглавила, переименовав в «черное».

Почему-то наших людей хлебом не корми, дай только куда-нибудь сдать свои денежки. Потом они сидят и ждут конца света или прибыли от «МММ». Вот и медсестра Оксана Невская попалась на удочку, вступила в секту. Любовь у нее, видишь ли, несчастная. А Бориса они втянули уже вместе. У парня ведь очень богатые родственники. К тому же, похоже, он приглянулся Надежде Петровне не только как пациент. Она сделала из него главного «архангела». Прихожанки приходили от него в экстаз. Он участвовал во всем этом фарсе, выводил песнопения и совершал обряды. Взамен Надежда Петровна позволяла любовнику играть в свои безумные игры.

Захотел убить Оксану – пожалуйста, тем более, что она подозревала между ними шуры-муры. Потом Борис поручил «прихожанам» присматривать за тобой. Сектантка устроилась уборщицей в «Чугунмет», попользовалась твоим компьютером, поставили «жучок» в кабинете руководства. В каком-то пресс-релизе что-то переправила, чтобы тебя подставить. Мне господин Турбин поведал о твоих злоключениях.

Гриднева учила «детей божьих» входить в доверие, воздействовать на людей. Навестили они и твою квартирную хозяйку, побеседовали с ней о боге и о душе, религиозную литературу дали почитать, а заодно сделали слепки с ключей. И в Москву за тобой кто-то из секты увязался и сумку перепачкал. Несколько, а не один человек, ходили за тобой попятам. Поэтом ты и не замечала их. Ну а за смерть Черноруцкого Борис очень хорошо заплатил начальнику отряда в зоне. Тот уже написал явку с повинной…

Слава Богу! Убийство раскрыто. Отец может работать спокойно. Гора с плеч, а не погоны.

– Кстати, не беспокойся. Посыпались заявления и от других потерпевших. Мол, все эти ароматы в доме, музыка, песни, питье были подобраны специально и работали на подавление воли. Теперь же товарищи вышли из транса, гнева Божьего не боятся и требуют свои квартиры взад. Плачевно, конечно, что главный фигурант того… Но его подручные ответят по всей строгости, особенно Гриднева. Еще и за мошенничество. Бориса этого мне, конечно, не жалко. Мерзавец редкостный. С тому же изобретательный. Так умело людьми манипулировал. Мог бы в политику пойти. И далеко. Ну а ты что? Евгения, расскажи, как тебя в это лихо втравили? Подумаешь, ошибка в документе и испорченная сумка. Мелочи жизни. Ты – молодая, симпатичная, на таком «мерсе» прикатила, с таким сопровождающим – закачаешься. Мне тебе завидовать надо, а не допрашивать…

Женя смущенно улыбнулась. Если честно, она не считала себя просто загипнотизированной. Борис сразу заметил в ней идеальную жертву. Она как будто всегда подозревала, что все плохо, а он пришел и подтвердил. При этом ни болезней, ни войны, ни других катастроф. Лишний килограмм – вот трагедия. Глупая! А ведь она могла так и не узнать, сколько весит счастье. И что оно в том, чтобы целую ночь обходится без одежды, одеяла и отчества.

– Дура была, – подтвердила Женя подозрения следователя. – Но больше не буду…

Она будет с Ильей.

42
{"b":"25094","o":1}