ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты опьяняешь сильнее вина, – возразил Сергей.

– Как банально!

– Сейчас будет еще банальнее. Я люблю тебя!

Эта еще большая банальность Маше неожиданно понравилась. Она улыбнулась.

– Ты мне тоже нравишься. Большую часть времени.

Придя на работу на следующее утро, Женя удивилась. На мониторе компьютера у нее на столе светилась заставка. Неужели она его не выключила с вечера? Обычно она не забывала это сделать. Правда, вчера столько всего произошло. Неудивительно, что экономия электроэнергии вылетела у нее из головы.

Женя села за стол, тронула мышку. И вздрогнула. На синем фоне красными буквами было написано: «Умирать легко. Он не убил, а освободил меня. Теперь я счастлива. Ты тоже можешь. Что тебе терять? Одиночество? Хочешь умереть, спроси меня, как. Попутчица…»

4.

Женя уставилась на экран компьютера в таком ужасе, будто услышала голос с того света. Так, по сути, и было. Попутчица? Это та истекающая кровью девушка у нее в машине? И что же? Она оправилась от ран, выяснила, где Женя работает, явилась сюда и оставила это послание? Или его написал убийца? То есть это он в курсе, где лежит трудовая книжка Жени, и имеет доступ в заводоуправление. Может быть, он тоже работает здесь? С 9 до 6 притворяется менеджером или юристом, а по вечерам берется за нож…

Инстинктивно Женя отпрянула от стола, отъехала от него подальше, а к двери поближе вместе с офисным стулом. И врезалась во что-то, вернее, в кого-то, кого в ее кабинете быть не должно. Но он был.

Илья Болотов лично спустился со своего начальственного этажа в застеколье Жени. Мало того, в руках он держал букет роз.

– Извините, – Женя вскочила со стула, искренне надеясь, что ее мебель не покалечила ее шефа.

– Это вы извините меня, – сказал вице-президент компании. – Вчера я вел себя недопустимо. Надо было спокойно во всем разобраться, как это сделал Сергей. Но, к сожалению, есть вещи, о которых мне непросто говорить. До сих пор.

– Что вы, я понимаю, – еще не хватало, чтобы он перед ней оправдывался. – Я сама виновата. Не смогла толком вам объяснить. Простите.

– Это вам, – он протянул ей розы. – Цветы и мои искренние извинения.

Ей никто и никогда не дарил цветов. Ну то есть, на день рождения, конечно, дарили. В основном пионы. Она же летом родилась. Но ни один красивый и богатый мужчина никогда не вручал ей таких роскошных роз. Штук пятнадцать. Нежных, бело-розовых, кремовых, от которых в кабинете и на душе сразу стало светлее.

И ни один мужчина не смотрел на нее так долго не из телевизора. Вернее, такие, как Илья, вообще на нее не смотрели. Ей уделяли внимание разве что папины подчиненные. Она не знала, искренне это получалось или по папиной указке. Многие сотрудники колонии были вроде как ничего, симпатичные, и даже не матерились при ней. Но что у нее общего с парнями, которые моются раз в неделю, не читают ничего, кроме устава, и сморкаются себе под ноги?

В студенческие времена ей случалось общаться с другими ребятами. Они обсуждали кризис гуманности в современном мире, но приглашали на дискотеку исключительно длинноногих и раскованных. Женя же была никакая. Рост ниже среднего, вес выше среднего. Глаза ни голубые и ни серые, а что-то между. Волосы ни короткие и ни длинные, ни светлые и ни темные. Чуть ниже плеч и какого-то мышиного цвета. Серая мышка. Синий чулок. Старая дева.

Но теперь все изменилось. Она влюбилась. Причем, не в прекрасный образ, а в мужчину из плоти и крови. Он живет в одном с ней городе, работает в одном здании. Да что там, он стоит рядом, – только руку протяни.

Женя вдруг почувствовала, что это возможно. Она и Илья. Золушка и принц. Начальник и подчиненная. «Феррари» и «Запорожец». Главное, их уже свела судьба. Они начнут общаться, и он узнает, что она нежная и добрая, верная и преданная… Ну в общем, не самая плохая девушка на свете. И ее мотор, то есть, сердце, стучит только для него. Может быть, это ему настолько понравится, что под капот он не заглянет…

– Я надеюсь, извинения приняты? – улыбнулся Илья, глядя в ее ошарашенное лицо.

У него оказалась очень теплая и искренняя улыбка. Будто никакой он не небожитель, а мальчишка с соседнего двора.

– Да, конечно, – пролепетала Женя.

– Сергей просил вам показать фотографию моей погибшей сестры, – сменил тему Болотов, и от улыбки не осталось и следа. – Вот смотрите.

Он протянул ей снимок. Девушка на нем была очень юной, очень милой и совершенно незнакомой.

– Я никогда не видела ее, – призналась Женя.

– Я так и думал. Но Сергей почему-то настаивал… Ладно, мне пора. Пойду немного поуправляю компанией.

Легкий, ироничный тон, будто они старые друзья. Женя неуверенно улыбнулась в ответ. Рассказать ему про «Попутчицу» она забыла. У нее вообще все вылетело из головы. Хорошо еще, что сережки остались.

Он ушел, а она почувствовала эйфорию, будто ей не розы вручили, а маки…

– Эльвира не злобствует? – с тревогой спросила Аня, врываясь в офис. – Дочь истерику закатила, не хотела в сад идти, пришлось поиграть в буксир. А у них скорость, сама знаешь, не реактивная.

Женя вышла из ступора, отрицательно покачала головой и стала пристраивать свой букет в вазу. Еще через три минуты явилась Юлечка.

– Начальство меня не искало? Представляете, на остановке обнаружила на колготках стрелку, пришлось идти переодеваться. Лучше опоздать, чем весь день одергивать юбку, как будто у меня нервный тик.

– Это ты Эльвире Павловне объясняй. В письменном виде, – Анна уже успела включить свой компьютер и теперь приняла строгий вид. – Шефиня велела отобрать у тебя письменное объяснение.

– Неужели правда? – Юля распахнула свои огромные глаза и в который уже раз пожалела, что их непосредственный начальник – не мужчина.

– Да шучу я, – сжалилась Аня. – Сама только что пришла. А вот Женька тут давно. Хочет, наверное, показать, какой она ценный и пунктуальный работник. Да еще цветы принесла. Выслуживаешься перед Эльвирой?

– Это мне подарили, – возразила Женя.

– День рождения у тебя, – поняла Юля. – Что ж не сказала? Мы бы тоже чего-нибудь сообразили.

– Да нет, просто так подарили.

– А-а. Сама, наверное, купила. Для настроения, – предположила Аня. – Я тоже так иногда делаю. Но ты, видно, транжира. Я на такую охапку денег бы пожалела.

Женя представила, как бы изумилась Аня, если бы узнала, что эти цветы ей подарил Илья Болотов. Хотя нет, наверное, она бы просто не поверила. Вот если бы шеф приударил за Юлечкой, вопросов бы не возникло. Но Женя – другое дело, лига чемпионов не для нее. Ее удел – дворовая площадка…

Женя дотронулась до клавиатуры, и загадочное послание снова возникло на мониторе ее компьютера. Как-то не верится, чтобы его написала та умирающая девушка. А если не она, значит, автор – убийца. Он где-то рядом и затевает с Женей какую-то игру. «Письмо» было странным. Вроде как не угроза. Во всяком случае, не прямая и явная. Но и ничего хорошего фраза «хочешь умереть, спроси меня, как» не обещала.

У Жени холод бежал по спине от этих слов. Она помнила злые глаза убийцы, окровавленный тесак в его руках. Она не хочет больше никогда видеть ни того, ни другого. Она может сидеть и бояться в одиночестве или попросить помощи и защиты у профессионалов.

Женя выбрала второй вариант.

– Это было на экране твоего компьютера, когда ты пришла утром на работу? – нахмурился Сергей Турбин. – По электронной почте что ли доставили?

Он перешел с Женей на «ты». Сергей вообще легко сходился с людьми. Это у Жени наблюдались трудности в общении. Однажды она даже поставила себе диагноз «аутизм» и решила, что ее больше не спросят на геометрии, ведь у нее происходит зажим по поводу тангенсов и котангенсов. Но сейчас не до зажимов. Нужно же убийцу ловить, так что придется стать поразговорчивее.

7
{"b":"25094","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Непрожитая жизнь
#Я хочу, чтобы меня любили
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Девушка, которая лгала
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Штурм и буря
Игра Кота. Книга четвертая