ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сама научилась, – гордо приосанилась Варвара. Забавно, но на самом деле так оно и было.

– А почему ты дала ему столь странное название?

– Женские причуды, – пожала плечами Сыроежкина.

К впавшему в задумчивость султану почтительно приблизился низенький, толстый абиссинец и что-то возбужденно зашептал.

«Черный евнух! – догадалась Варвара. – Самая зловещая фигура султанского двора».

Впрочем, фигура Черного евнуха выглядела скорее нелепо, чем зловеще: бесформенный торс, расплывшийся зад, обрюзгший двойной подбородок, короткие пухлые ручки… Варя снисходительно вздохнула.

Тем временем султан со своим советником достигли консенсуса. Светлейший весьма оживился, а Черный евнух сделал шаг вперед и визгливо прокричал:

– Сиятельный султан доволен твоими ответами и повелевает тебе показать ему свое лицо!

Вздох восхищения пронесся по рядам придворных, и они стали один за другим заваливаться на колени, укрывая головы полами халатов. Варя с изумлением оглядывала открывшуюся ей экспозицию цветных шаровар.

– Ну же! – поторопил ее Угрюм-Угу. – Не бойся, кроме светлейшего повелителя, твоего лица никто не увидит.

Сам он, однако же, не спешил демонстрировать исподнее. «Ну да, главному евнуху по должности положено созерцать женские лица», – сообразила Варвара. Она неторопливо сняла яшмак и приветливо улыбнулась султану. «Надо же, вблизи сиятельный Абдул-Надул выглядит старше, – пронеслась в голове неожиданная мысль. – Может, оттого что приболел?»

Султан любезно улыбнулся в ответ и уже собрался что-то сказать, но несносный евнух опять вмешался со своими советами. Выслушав абиссинца, Абдул-Надул просиял и согласно кивнул головой.

– Слушай же волю султана! – взвизгнул Черный евнух, вперив в Варвару испепеляющий взгляд. – Тебе удалось дважды угодить светлейшему правителю, затмевающему свет самого солнца. Посему он объявляет тебе великую милость и направляет в свой гарем.

– Ох! – дружно выдохнули придворные, не смея выглянуть из-под собственных халатов. К Варе тут же подскочили двое огромных евнухов – не чета своему начальству, – водворили на место яшмак и потянули к выходу из зала.

– Э, минуточку! – запротестовала Сыроежкина. – Весьма тронута, и все такое, но пойти в гарем никак не могу. Уж извините.

– В чем дело? – прищурился Угрюм-Угу.

– Я уже замужем.

– Ничего, мы исправим это досадное недоразумение, – пообещал он и резко хлопнул в ладоши. Евнухи послушно подхватили девушку под руки и поволокли к дверям.

– Я буду кусаться! – вопила Варвара, но проклятый яшмак мешал привести угрозу в исполнение.

Почтенный ашджи-баши печально смотрел ей вслед. Вах-вах! С одной стороны, приятно, что такую замечательную девушку оценили по достоинству. Но кто же теперь помассирует его поясницу?

Глава 16

С момента отлета в Стамбул мэтра Птенчикова и его команды пошли вторые сутки. На другом конце временного коридора, в XXII веке, наступил тот долгожданный день, когда медики Реабилитационного центра планировали снять с обгоревшего человека регенеративную маску. Весь персонал Центра, а так же сотрудники ИИИ собрались в конференц-зале. Медикам не терпелось полюбоваться результатом своих трудов, историки же лелеяли надежду, что к обгорельцу, увидевшему свое отражение в зеркале, сразу вернется память.

Новая внешность пациента превзошла все ожидания – взглядам собравшихся предстал этакий восточный красавец, жгучий брюнет обольстительной наружности. Озарив ученую публику смущенной белозубой улыбкой, он сделал попытку подняться с кресла-каталки, но заботливая киберсанитарочка мигом усадила его обратно. Пока доктора-мужчины донимали пациента вопросами, касающимися его самочувствия и внутренних ощущений, вся женская часть профессорского состава тихо млела, ловя его робкие взгляды из-под пушистых ресниц.

В то время как хирурги наслаждались заслуженным успехом, сотрудников ИИИ ожидало жестокое разочарование: увидев себя в зеркале, этот человек не только ничего не вспомнил, но, напротив, еще больше растерялся. Расстроенные историки удалились восвояси, а пациент по окончании консилиума был отправлен в палату посттравматической реабилитации. Ему наконец-то позволили вставать на ноги, и теперь он с интересом обследовал свое новое жилище. Покатался на самодвижущемся коврике, насладился безупречностью биоочистки санудобств, послушал журчание воды, льющейся из крана, и всерьез увлекся соревнованием с саморегулирующейся кроватью – успеет ли она изменить свои очертания в соответствии с положением его тела, если он будет менять это положение с максимальной для своих возможностей скоростью? Кровать взвыла аварийной сиреной, и в палату поспешно вкатилась уже знакомая страдальцу киберсанитарка.

– Больной, вам вредно перенапрягаться! – объявила она, сжимая своего подопечного в железных объятиях и заваливая на постель.

– Да-да, извините, – смутился обгорелец. Киберсанитарочка заботливо подоткнула ему одеяло и встала у кровати, премило моргая всеми своими лампочками. Пауза затягивалась. «Почему же она не уходит?» – думал подопечный, настороженно поглядывая на железную сестру милосердия. Она ухаживала за ним с самого начала пребывания в Реабилитационном центре: контролировала показатели гидрофутляра с регенеративным раствором, переключала климатсистему на режим проветривания и стерилизовала палату после каждого визита посетителей. Для удобства пациента заботливые психиатры даже дополнили ее программу знанием старотурецкого языка. Однако сейчас она вела себя как-то странно. Может, перегрелась?

– Не желаете ли тонизирующий массаж пяток? – заботливо поинтересовалась киберсанитарочка, присаживаясь на край его постели и нежно прижимаясь к пациенту хромированным боком. Кровать тут же изогнулась дугой, фиксируя это положение.

– Спасибо, может, чуть попозже, – пробормотал обгорелец, смущенно косясь на светящееся нежным зеленоватым светом существо.

– Могу предложить эксклюзивное промывание желудка.

– Я не нуждаюсь… – начал пострадавший, но санитарка его перебила:

– Ну уж ромашковую-то клизмочку вы позволите…

– НЕТ! – заорал больной, выскочил из кровати и угодил прямо на самодвижущийся коврик.

– Вам вредно волноваться! Вам вредно волноваться! – семенила санитарочка за ним по палате, планомерно загоняя шустрый коврик в угол и норовя снова стиснуть своего подопечного в железных объятиях. Несчастный метнулся к кровати и изо всех сил надавил на панели кнопку SOS.

Мгновение спустя в палату ворвался взъерошенный дежурный.

– Что тут происходит?

– Вот, – жалобно кивнул обгорелец на пышущую жаром киберженщину.

– А-а, – протянул дежурный и как-то странно посмотрел на пациента. – Понятно. Перемкнуло контакты.

Он немного подумал:

– Пожалуй, заменю-ка я киберсанитарку на киберсанитара. Думаю, это единственный выход в вашей ситуации.

Оставшись одна в крошечной комнатке, пропитанной густым запахом благовоний, Варя бросилась на мягкие подушки и горько разрыдалась:

– Доулыбалась, клуша самонадеянная! Я всех спасу, я всех умнее! Нарушила инструкции мэтра, вляпалась в неприятности по самые уши, да еще и Егора подставила под удар… Интересно, каким образом этот несносный евнух планирует вычислить среди населения Истанбула моего мужа?

Варя жалобно всхлипнула и постаралась связаться с не подозревающим о страшной опасности супругом:

«Егорушка, прости!» – начала она патетически.

«Что случилось?» – встревожился Гвидонов.

«Я в гареме султана…»

«Где?!»

«В гареме, но не это главное…»

«Сыроежка, как ты могла! – перебил потрясенный Гвидонов. – Ты, которую я так любил…»

«Егор, послушай, пожалуйста!»

«… Моя законная жена, которая клялась мне в верности пред лицом киберстенографиста в Институте Бракосочетания…»

«Помолчи минуту!»

«Променяла меня на какого-то средневекового Абдула, да еще и Надула, предала нашу любовь и мечты о счастливом потомстве…»

47
{"b":"25095","o":1}