ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 17

Среди многочисленных павильонов, украшающих своей затейливой архитектурой сад султана, особенно выделялся один, шестигранной формы. Его купол опирался на шесть больших колонн, между которыми мастера установили пластины горного хрусталя, настолько точно подогнанные друг к другу, что создавалось впечатление единого целого. В лучах выглянувшего после недавней непогоды солнца павильон сиял так, что глазам было больно смотреть. Вот сюда-то и спешили со всех концов гарема смеющиеся и возбужденно перекликающиеся наложницы юного султана.

Под сверкающей стеной павильона расположилась колоритная старуха-еврейка. Щедро одарив многочисленную стражу, она проникла в гарем, чтобы продать скучающим девушкам свои товары. Выручка обещала превзойти все ожидания: принесенные старухой механические игрушки вызвали у обитательниц гарема буйный восторг. На поляне разгорелось что-то вроде импровизированного аукциона: игрушек на всех не хватало, и бойкая торговка отдавала желанную вещицу в руки той, что предлагала самую высокую цену. Отпихивая друг друга, девушки в ажиотаже протягивали ей свои украшения, накопленные за время пребывания в серале сбережения и полученные когда-то подарки…

– Что это за шум? – нахмурилась султан-валиде, прислушиваясь к звукам, доносящимся с улицы. Она хлопнула в ладоши, и в комнату поспешно вошла темнокожая служанка.

– С какой стати обитательницы гарема так дружно обезумели? – осведомилась грозная матушка султана.

– Старуха-еврейка… – начала служанка, но тут у Вари загудело в голове, и она услышала долгожданный голос Егора:

«Я уже на месте. Почему не вижу тебя среди девушек?»

– Сонечка, давай позовем сюда эту старушку! – взмолилась Варвара, сгорая от нетерпения.

– Хочешь привезти домой местный сувенир? – фыркнула Сонька, но спорить не стала.

Темнокожая служанка с поклоном удалилась, и через несколько минут сгорбленная торговка уже стояла посреди комнаты.

Недолго думая, Варя кинулась старухе на шею:

– Как я рада тебя видеть!

– Вы знакомы? – удивилась Сонька.

– Да и вы тоже, – рассмеялась Сыроежкина.

Старуха и султан-валиде с недоумением уставились друг на друга.

– Дорогая, ты ничего не путаешь? – шепотом осведомилась у Вари торговка. – Кто это?

– Посмотри внимательно. Это же Соня.

– Ого! – присвистнула старуха, распрямила согбенные плечи, стянула с головы душные тряпицы и оказалась Егором Гвидоновым. – Привет… тетя Соня. Как тебя стало много!

Султан-валиде недобро прищурилась:

– Гвидонов… Ты никогда не блистал хорошими манерами. Впрочем, это не моя проблема. – Она о чем-то задумалась. – А что, этот ваш – Цыпчиков, кажется?

– Птенчиков, – оскорбился Егор.

– Вот-вот, он тоже где-то неподалеку?

Варя с Егором переглянулись.

– Да, – решилась Сыроежкина. – Он заперт в северной башне дворца.

– Надо же, какое плотное скопление современников на столь небольшой территории! – удивилась Сонька. – Одного не пойму: как вы сумели меня разыскать?

– Не переоценивай важность собственной персоны, – усмехнулся Егор. – Мы искали не тебя, а одного художника.

– Он тоже прилетел сюда из будущего, – поспешила объяснить Варя. – Незаконно. И, по всей вероятности, обосновался во дворце.

– Нет здесь никаких художников, – решительно возразила Сонька.

– Но мы своими глазами видели карикатуры на придворных!

– Карикатуры? Ох, кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. – Сонька заливисто расхохоталась. – Так это Абдулушка шалит. Я сама его в детстве рисовать учила. А еще вышивать крестиком и плести макраме.

– Бедный парень, – не сдержался Егор.

– Подожди, подожди, – растерялась Варвара. – Выходит, портреты придворных пишет сам султан?

– Ага, – простодушно подтвердила Сонька.

– Но миниатюра с изображением праздничного шествия в Ураза-байрам выполнена красками из будущего!

– Какая еще миниатюра? – нахмурилась Сонька. – Абдулуша любит станковую живопись. Большие полотна, размером этак полтора на два… И краски у него самые обычные.

– Значит, о «Шествии султана в мечеть» ты ничего не знаешь?

– Шествие видела, правда, не полностью. Миниатюру – нет, – убежденно ответила Сонька.

– Может, Антипов еще не приносил во дворец свои художества? – Варя неуверенно взглянула на Егора.

– Все может быть, – отозвался Гвидонов.

– Вот что, ребята, – решительно поднялась Сонька. – Хорошо, что вы меня предупредили. Если этот умелец сюда заявится, я сразу вам сообщу, ни к чему мне во дворце нарушители правопорядка! Как султан-валиде я обещаю…

– Султан-валиде?! – распахнул глаза Гвидонов. – Ты – султан-валиде?!

– Разве ты не понял? – укоризненно взглянула на мужа Варвара. – Абдул-Надул – Сонин сын.

– В таком случае многое проясняется, – протянул Егор. – Скажи-ка, драгоценная Богиня Любви, а кто отец нынешнего султана?

– Что?! – взвилась Сонька.

– У Абдул-Надула Великовозрастного рождались исключительно дочери, и только ты смогла подарить ему наследника. Кое-кто считает, что ты слегка смухлевала.

– Кто же это, позволь узнать?

– Твоя бывшая госпожа, которую ты уличила в поедании сала, – расхохотался Гвидонов.

– Ксюха! – прошипела разъяренная Сонька. – Змея подколодная… Где же это ты умудрился с ней познакомиться?

– В одном из подвалов, расположенных под гаремом ее супруга.

– Да, подружка, муженек у тебя не промах, – покосилась султан-валиде на Варю. – Не успел прилететь в Истанбул, как принялся по гаремам шастать.

– Это не то, о чем ты думаешь, – покраснела Сыроежкина. – Егора пытали, чтобы выведать секрет игровых автоматов. Представляешь, меняла Абдурахман открыл в Стамбуле подпольное казино!

– Абдурахман? – презрительно скривилась Сонька. – У него кишка тонка. Казино принадлежит Ксюхе.

– Не может быть! – подскочил Гвидонов. – Ты-то откуда знаешь? Сидишь тут на выселках…

– Ошибаешься, гарем султана – это не выселки. Ко мне стекается информация со всей империи.

– Да, Егорушка, вспомни досье Сапожкова, – закивала Варвара. – Султан-валиде – фигура важная.

Сонька горделиво приосанилась.

– Все равно, – упорствовал Гвидонов. – Откуда средневековая казачка может знать о системе европейской рулетки, которой еще и в помине нигде нет?

– Иван Иванович предполагал, что идею казино мог привезти в Стамбул Антипов, – напомнила мужу Варя.

– Этот ваш незаконный художник? – оживилась Сонька.

– А при чем здесь жена Абдурахмана? – нахмурился Егор.

– Я тебе скажу. – Сонька притворно вздохнула. – Ксюха всегда любила мужчин. И наличие мужа ее в этом вопросе не останавливает.

– Значит, мы угадали: Антипов – любовник казачки, – покачала головой Варвара.

– А заодно и Черного евнуха, – фыркнул Егор.

– При чем здесь мой Угрюм-Угу? – насторожилась султан-валиде.

– Со всей империи сплетни собираешь, а о том, что под носом творится, понятия не имеешь, – подколол ее Гвидонов. – Черный евнух – глава конкурирующей организации. Ему принадлежит второе казино, и это его алебардщики пытались отбить меня у Абдурахмана.

– Клевета! – возмутилась Сонька. – Черный евнух не имеет к казино никакого отношения.

– Потому что он белый и пушистый, – поддакнул Егор.

– Я лучше знаю своего Угрюмчика! Вот что я вам скажу: второе казино принадлежит Атану-Ага, начальнику алебардщиков.

– Это и есть наш Антипов, – саркастически подхватил Гвидонов.

– Это точно не ваш Антипов, – передразнила его Сонька. – Потому что я видела его еще безусым юнцом.

– Тогда откуда он узнал о системе казино?

– От Ксюхи. Он тоже бегал к ней в гарем, но получил отставку, обозлился и теперь вставляет бывшей возлюбленной палки в колеса.

– Ну тут у вас и нравы!

– Скучно, – просто пояснила султан-валиде.

– Значит, – обернулась Варя к Егору, – если ты сумеешь выполнить свое обещание и переправить Ксюху на родину…

50
{"b":"25095","o":1}