ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты сказал? – перебил сына Антипов.

– Ла Джоконда, – поморщился султан, не привыкший повторять.

– А звали ее случайно не Мона Лиза?

Абдул-Надул с тревогой заглянул отцу в глаза:

– А что это ты так разволновался? Она твоя знакомая?

– Ее знает весь мир, – простонал Антипов. – Ты присутствовал при рождении шедевра! Чтобы полюбоваться этой картиной, в Парижский Лувр ежедневно приходят тысячи людей…

– Наверное, она дорого стоит? – уважительно предположил султан.

– Она бесценна.

– Ну тогда тебе понравится мой подарок.

Абдул-Надул распахнул полы халата и извлек на свет длинный свиток.

– Что это? – холодея от чудовищной догадки, поинтересовался Антипов.

– А ты открой, – лукаво предложил султан, улыбаясь, как Санта-Клаус на рождественской открытке.

Антипов встал на колени, медленно развязал грубую веревку, начал раскатывать скрученный в трубочку холст и… встретился взглядом с женщиной, которую знает весь мир.

– Что ты наделал? – дрожащим голосом начал реставратор и вдруг взревел так, что пламя в масляных светильниках едва не погасло от ужаса: – Ты хоть понимаешь, что натворил?

– Не ори, а то стража сбежится, – обиделся султан. – Не нравится подарок – так и скажи.

– Не в этом дело. Ты украл у автора его шедевр!

– Говори, да не заговаривайся, а то не посмотрю, что ты мой отец, – надменно выгнул бровь султан. – Картину эту Леонардо мне сам подарил, да пошлет ему Аллах красивых натурщиц, не обремененных мужьями, отцами и братьями. За то время, что я торчал у него за спиной, мы успели подружиться. Я рассказывал Мастеру сказки, которые моя прабабка Шахерезада сочинила…

– По-итальянски?

– Нет, по-турецки. А он предложил мне забрать полотно.

– Не может быть, – покачал головой Антипов. – Слишком щедрый подарок.

– Да ладно, щедрый! – махнул рукой султан. – Картина не закончена, самому еще придется повозиться.

– То есть как – не закончена? – вздрогнул Антипов и поспешил раскатать полотно полностью. Мона Лиза смотрела на него затуманенным взглядом. Губы ее были плотно сжаты, и на строгом лице не было и тени той роковой улыбки, что заставляет трепетать сердца на протяжении веков.

– Да это не та Джоконда! – выдохнул Антипов и поднял на сына удивленные глаза. – Ну конечно, картина, выставленная в Лувре, написана маслом по дереву, на доске из тополя размером тридцать один на двадцать один дюйм! Теперь я понимаю, почему мастер тебе всучил это полотно. Он хотел избавиться…

– От меня? – нахмурился султан.

– Нет, от своей неудачи!

Султан озадаченно склонился над картиной.

– Неудачи? А по-моему, она очень даже ничего. Чуть подправить прическу, замазать фон… Ну что, берешь подарок?

– Извини, но боюсь, современники меня не поймут. Люди слишком хорошо знают Джоконду.

– Тогда я оставлю ее себе. Допишу и повешу в парадном зале.

– Женщину с открытым лицом?

– Подумаешь, подрисую бородку, никто и не догадается, что она женщина, – беззаботно отмахнулся султан. Он откинулся на подушки и устремил на отца вдохновенный взгляд.

– Что ты еще задумал? – с нехорошим предчувствием поинтересовался Антипов.

– Знаешь, папа, Флоренция – это здорово. Но меня всегда интересовал вопрос: неужели правда, что когда-то Айа София стояла без минаретов?

– Сказанул! – фыркнул художник. – Святая София 916 лет была главной церковью православного мира. Минареты пристроили подлые султаны-завоеватели… ох, извини, сынок. – Антипов смущенно закашлялся. – Кстати, это уже третья Софийская церковь, стоящая на этом месте.

– Значит, раньше София была совсем другой? – подскочил Абдул-Надул, милостиво пропустив замечание отца насчет «султанов» мимо ушей. – Я должен ее увидеть!

– Понятно, – насмешливо протянул Антипов. – Аппетит приходит во время еды. Нет уж, сиятельнейший из сиятельных, ты должен вернуться на трон и привести в чувства своих подданных. Ты в курсе, что тебя сегодня чуть не свергли янычары?

– Янычары? – нахмурился султан. – Да накажет милостивый Аллах косоглазием этих самодовольных неслухов! И как же ты с ними управился?

– Я бы не управился, спасибо Черному евнуху. Он шепнул главарю бунтовщиков какое-то заветное слово, и тот с громкими воплями увлек их из дворца. Весь вечер они метались по городу, нагоняя страх на честных граждан, потом, видимо, притомились, напились допьяна и стали развлекать друг друга исполнением народного фольклора. Кое-где еще до сих пор поют.

– Вот и славненько! – просиял султан. – Вы тут отлично справляетесь. Я вполне могу еще немного…

– Нет! Дворец наводнен сотрудниками ИИИ, которые прилетели за мной. Я должен…

– Тебе так не терпится сдаться им в руки? – скептически перебил его султан.

Они замолчали, пристально глядя в глаза друг другу.

– Ну ты и мертвого уговоришь, – произнес наконец Антипов. – Отправлю тебя в Византию, но учти: это путешествие будет короче. Аккумуляторы машины времени ещё не успели подзарядиться, и, если мы снова отключим ее от Центрального компьютера, запас мощности будет минимальным. Ты должен вернуться не позже полудня.

– Да это же прорва времени! – с энтузиазмом воскликнул юный султан. – Только знаешь что: давай перед отправлением немного перекусим. Леонардо так и не догадался угостить меня ужином…

…Дежурный сотрудник Лаборатории по переброскам во времени мирно дремал, уютно устроившись в кресле-трансформере и положив под щеку собственную ладонь. Поэтому, когда на одной из контрольных панелей замигала красная лампочка, этого никто не заметил. Оскорбленная невниманием техника, недолго думая, врубила аварийную сирену и принялась бесстрастно фиксировать симптомы нарастающей в ИИИ паники. Оставшиеся в ночную смену сотрудники группы поддержки, которые еще не вполне оправились от психологической травмы, вызванной недавним взрывом Центрального компьютера, повскакивали со своих мест и с истерическими воплями: «Пожар! Спасайся, кто может!» – дружным табуном рванули к выходу из Института. Дежурному на проходной стоило огромного труда убедить их, что датчики обнаружения дыма и огня безмолвствуют, а тревожный сигнал поступает от системы контроля перебросок во времени.

Горемыку, проворонившего сигнал, единогласно избрали добровольцем по выяснению обстоятельств, спровоцировавших переполох. Его под руки довели до лаборатории и ловко пропихнули внутрь. Через несколько секунд караулящие под дверью коллеги услышали ликующий вопль: «Ура! Она нашлась!» Связь с машиной времени, на которой отправилась в средневековый Стамбул команда Птенчикова, была восстановлена.

Звонок мобильного видеофона вырвал Аркадия Мамонова из объятий Морфея. Выслушав сообщение, он тут же перестал тереть могучим кулаком сонные глаза и помчался в соседнюю комнату – будить Олега Сапожкова:

– Машина нашлась! Срочно едем в ИИИ! Да не грохочи ты так, ребенка разбудишь…

– Мы едем в ИИИ? – послышался голосок Васьки-Маугли, и через секунду шустрый мальчишка, услышавший звонок видеофона еще раньше Аркадия, преданно замер на пороге. Наивные взрослые, неужели они полагали, что он проспит самое интересное?

Дело в том, что друзья-историки в этот вечер задержались у него в гостях, в доме Егора и Вари, где и решили заночевать. Неугомонный мальчишка последние дни не сидел без дела: сразу после отбытия экспедиции Птенчикова в Стамбул он примчался в Институт, где все его отлично знали, и заявил, что на правах Маленького Брата Багира (читайте – Егора) считает своим долгом быть в курсе всех новостей о ходе экспедиции. Откровенно говоря, в ИИИ был у ребенка еще один, тайный интерес. После того как Вася побывал на спектакле «Конек-горбунок», приуроченном к свадьбе Вари и Егора, он отчего-то уверился, что его пропавшая мама пребывает в тереме Месяца Месяцовича. Старшие пытались его переубедить, но мальчик лишь обиделся на них и решил действовать самостоятельно. В домашней мастерской Егора он умудрился собрать Горбунка-биоробота, с помощью которого надеялся осуществить свой план. Оставалось лишь выяснить, как пробраться к Месяцу Месяцовичу. Этим Васька и рассчитывал заняться в ИИИ – необыкновенном месте, откуда по его глубокому убеждению можно было попасть куда угодно. Однако наученный горьким опытом общения с недоверчивыми и скрытными взрослыми, он ничего не спрашивал напрямую. Лишь держал ушки на макушке и свято верил в успех.

55
{"b":"25095","o":1}