ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Княгиня Ольга. Зимний престол
Возрождение
Верные враги
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Любовь: нет, но хотелось бы
Железные паруса
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Синяя кровь

Находясь под впечатлением недавней беседы с обгоревшим незнакомцем, Иван едва не прошел мимо адъютанта, преданно ожидающего его в холле Реабилитационного центра. Услышав звонкое: «Мэтр!», он вздрогнул и закрутил головой, оглядываясь по сторонам, – молодой человек уже мчался ему навстречу, подпрыгивая от нетерпения и забавно взмахивая руками.

– Вот, здесь все, что мне удалось обнаружить по делу о книге, – гордо заявил адъютант, вручая Птенчикову небольшой овальный предмет, переливающийся всеми цветами радуги.

– Что это? – подозрительно покосился на блестящую штуковину Иван и на всякий случай спрятал руки за спину.

– Мэтр, неужели вы никогда не пользовались мемофоном?

– Вы обнаружили его в ИИИ?

– Нет, я купил его в отделе канцтоваров. – Адъютант мучительно покраснел, но все же решил просветить упорно не признающего достижений цивилизации мэтра. – Это устройство запоминает человеческую речь, преобразует ее в цифровой сигнал, а затем выводит на монитор компьютера в виде упорядоченного и отредактированного текста, сопровождаемого соответствующим видеорядом. Очень удобно, не надо тратить время на расшифровку. Все сведения о владельце книги, которые мне удалось собрать, зафиксированы здесь. Дома вы лишь подключите устройство к компьютеру – для него есть специальный порт, затем откроете программу…

Птенчиков глухо застонал – в его избушке не было и намека на высокоорганизованную технику (подключенная к архиву ИИИ книгопечка не в счет: спектр ее возможностей был так же ограничен, как у электроплиты или холодильника образца столетней давности).

– Вам плохо? – забеспокоился адъютант, видя его состояние, и с неожиданной сноровкой попытался привести мэтра в горизонтальное положение, чтобы оказать первую медицинскую помощь. Ивану стоило больших трудов отбрыкаться и убедить не в меру ретивого полицейского в том, что он не собирается расставаться с жизнью прямо сейчас.

– Не бережете вы себя, – обиженно пробормотал адъютант, норовя все же измерить Ивану пульс.

– Лучше расскажите, что вам все-таки удалось узнать? – попросил Птенчиков, стремясь направить энергию своего помощника в конструктивное русло.

– Так я ж говорю – все здесь, – снова завел молодой полицейский, протягивая ему мемофон.

Птенчиков тихо зарычал и прикрыл глаза, собираясь по старой привычке, выработанной годами тренировок по восточным методикам, перейти на диафрагменное дыхание.

– Мэтр? – словно издалека донесся до него озабоченный голос адъютанта. Птенчиков встрепенулся и заставил себя сбросить блаженное оцепенение медитации: отлететь сейчас в Шамбалу будет, по меньшей мере, неприлично.

– А не могли бы вы доложить о ваших открытиях в устной форме? – осведомился он у полицейского.

– Мэтр, но вдруг я упущу что-нибудь важное? – ужаснулся тот. – Или вы, не приведи господь, что-нибудь позабудете?

– Ничего, я запишу на бумажке.

– Но бумага – самый ненадежный хранитель информации!

– Да ну? – ухмыльнулся Иван. – А я полагал, что после недавнего приключения в ИИИ вы уже не будете так склонны доверяться технике. Что, если этот ваш феномом тоже вздумает навести вокруг порядок по собственному усмотрению?

Адъютант вздрогнул и затравленно огляделся по сторонам, словно опасаясь очередного нападения утилизатора. Потом покосился на зажатый в руке прибор, снова содрогнулся и наконец решился расстаться с добытой информацией:

– Как вы знаете со слов администратора ИИИ, в западном крыле здания незадолго до взрыва производились ремонтные работы. Лишенные рабочего места сотрудники были отправлены в ситуативный отпуск, так что единственным человеком, который мог находиться в помещении в это время, был главный маляр, то есть руководитель бригады роботов-маляров. Его имя – Антипов Антип Иннокентьевич. Профессия – художник-реставратор. Судя по всему, именно он забыл в лаборатории книгу.

– Вам удалось с ним увидеться? Он работает в ночную смену? У его маляров сейчас, наверное, аврал…

– Насчет роботов вы правы, но самого Антипова в ИИИ, к сожалению, нет. Закончив плановые работы в западном крыле, он получил гонорар и со всеми распрощался. После взрыва заслужившего отличную репутацию мастера хотели вновь привлечь к ремонту для восстановления поврежденных помещений, но не смогли найти.

– То есть он пропал? – уточнил Иван.

Полицейский растерялся:

– Да нет, я бы не стал этого утверждать. Его особенно и не искали, просто наняли другого маляра, да и дело с концом. Я взял номера его видеофонов – домашний, мобильный и рабочий.

– Очень хорошо! – одобрил Иван.

Адъютант покраснел от удовольствия.

– К сожалению, мобильный временно недоступен, домашний не отвечает, а рабочий… – Парень неожиданно смутился и покраснел еще больше.

– Продолжайте, – подбодрил его мэтр, – вы провели отличную работу.

Адъютант благодарно кивнул.

– По рабочему мне ответил весьма неприятный тип, назвавшийся заведующим реставрационной мастерской. Услышав имя Антипова, он впал в непозволительное неистовство и начал кричать, что не желает ничего слышать об этом человеке, потерявшем идею и поправшем талант… или нет: поправшем идею и потерявшем талант… ох, кажется, он потерял что-то другое. – Полицейский беспомощно покосился на свой мемофон.

– Потерял он книгу, – утешил его Птенчиков. – А попрал, по всей видимости, чувства своего начальника. Не знаете, каким образом?

– Знаю, – с облегчением выдохнул адъютант. – Он забросил высокое искусство художника-реставратора и ушел в маляры, соблазнившись длинным рублем и предав идеалы этого… как его…

– Ничего-ничего, не напрягайтесь, идеалов у каждого из нас предостаточно. Значит, Антипов ушел с постоянного места работы.

– Так точно. И заведующий мастерской очень недоволен, что к нему постоянно пристают с расспросами, куда мог подеваться его бывший сотрудник. То названивает какая-то безумная девица, то наседает господин Кунштейн…

– Кунштейн? Это же тот антиквар, который пострадал в результате моего расследования на острове Буяне! Одна аферистка продала ему наворованное добро из сокровищниц царя Салтана и царевны Лебеди…

– Да, мэтр, я помню это дело! – с воодушевлением подхватил молодой полицейский. – Расследование было проведено великолепно. Я горжусь знакомством с вами!

Птенчиков поморщился:

– Думаю, Кунштейн придерживается иного мнения. Из-за меня ему пришлось расстаться с коллекцией уникальных сокровищ, а требовать компенсации финансовых потерь было уже не с кого – ушлая Сонька нырнула в машину времени и скрылась в веках. – Птенчиков задумчиво потер подбородок. – Интересно, зачем господин антиквар так настойчиво разыскивает Антипова? Наверно, его связывают с художником-реставратором какие-то профессиональные дела…

– Взять антиквара на заметку? – горя служебным рвением, предложил адъютант.

– Что вы! – всполошился Птенчиков. – Антипов – не преступник, чьи связи нам нужно изобличить. Я всего лишь хотел вернуть ему потерянную книгу. Позвоню ему завтра по домашнему видеофону, вот и вся проблема.

Молодой полицейский заметно поскучнел.

– А вам я очень признателен за помощь. Побольше бы таких полицейских! – улыбнулся Иван.

Адъютанта очередной раз бросило в краску, и они, весьма довольные собой и друг другом, отправились к аэроботу.

Вскоре Иван уже сидел у себя дома, прихлебывая чай с черничным вареньем. От былой меланхолии не осталось и следа: день, начинавшийся так тоскливо, оказался наполнен сюрпризами, и мэтр вновь ощущал прилив всепобеждающей энергии. Образ таинственного незнакомца неотступно стоял перед глазами. Интуиция подсказывала Ивану, что это пришелец из прошлого. Неожиданное словечко, вырвавшееся у него в конце разговора и выбивающееся из общей стилистики речи, Птенчиков объяснил себе просто: возможно, пострадавший услышал его незадолго до катастрофы от современного человека, прилетевшего в прошлое на машине времени. «Санкция», подумать только! Интересно, о чем это они говорили?

8
{"b":"25095","o":1}