ЛитМир - Электронная Библиотека

Волнующее чувство духовного родства с незнакомцем нахлынуло на него с новой силой. Да, он поможет этому замечательному человеку вновь обрести себя, вернуться в родной, любимый мир, и… ох! Ивана словно окатили ледяной водой. Оживающему страдальцу не позволят отправиться в прошлое! Уж кому-кому, а Птенчикову это было хорошо известно.

Дело в том, что все перемещения во времени контролировались Институтом исследования истории и были регламентированы сводом нерушимых правил. Так, никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не разрешалось летать в будущее. Олег и Аркадий подробно объяснили Ивану причины этого запрета еще при первой встрече, и он в принципе был согласен с их доводами. Однако возникало одно очень неприятное «но»: чтобы не стать исключением из всеобщего правила, человек, оказавшийся в будущем по какой-либо случайности, не имел права вернуться назад. Этот пункт соблюдался со всей непреклонностью, что позволило в свое время остудить пыл излишне рьяных экспериментаторов. На заре освоения межвременного пространства бывали прецеденты, когда сотрудник ИИИ якобы совершал ошибку и «случайно» отправлялся куда не следует. Обратно возвращалась лишь записка: «Жив-здоров, прошу простить, передайте близким, что я их буду помнить вечно». Сурово? Конечно. Зато действенно. Однако Иван считал, что исключения из правил обязательно должны существовать. Учителю довелось на собственной шкуре прочувствовать всю тяжесть закона о перемещениях – его так и не вернули в родной XXI век, заставив приспосабливаться к непривычным условиям изменившейся за столетие реальности и просыпаться ночами от щемящего чувства ностальгии. Так стоит ли восстанавливать память человека, обреченного на муки изгнания из собственной жизни? Терзать его душу картинами, которые он больше никогда не увидит, и образами, к которым никогда не вернется? Может быть, у него была семья, дети… любовь, долг, незавершенное дело жизни, недостигнутые цели… Господи, он же считает, что обязан кого-то спасти! Неужели этому чуткому, возвышенному, благородному и чистому душой человеку придется всю жизнь страдать под гнетом чувства вины, став жертвой вынужденных обстоятельств? Не лучше ли окончательно заблокировать его память, стереть из нее последние остатки ассоциаций и предоставить ему возможность начать жизнь с чистого листа?

Ивану стало грустно. А сам он согласился бы забыть свое прошлое? Нет, ни в коем случае! Но его память – как рюкзак бывалого туриста: все, что в ней хранится, лишь поддерживает силы, помогает на жизненном пути. И нет там зловонного мусора, вроде угрызений нечистой совести, и нет неподъемного груза утраченной любви или невыполненного долга. По сути, он счастливчик!

Иван вспомнил глаза обгоревшего. Нет, такой человек вряд ли сможет отмахнуться от собственной памяти, что бы она ни скрывала. И он, Иван Птенчиков, поможет ему вскрыть этот закупоренный катастрофой сосуд, потому что уверен: там хранится не пыль, а золотой песок. Что же касается необходимости безотлагательно спасти какую-то незнакомку… ну надо – значит, надо. Иван лично отправится в прошлое и сделает все, что в его силах. Пусть только этот контуженый парень вспомнит, куда лететь!

Растроганный собственным благородством, Птенчиков подлил себе горячего чайку. На него снизошло благодушное умиротворение. Хорошо бы сейчас включить книгопечку и распечатать себе что-нибудь возвышенно-философское… Стоп, ничего не получится: Центральный компьютер ИИИ сгорел, в архиве царит хаос, и его дивная печка на данный момент является грудой никчемного металлолома. Да и зачем что-то распечатывать, если сегодня в Институте он обнаружил настоящую, бумажную книгу! Птенчиков взвился с места и помчался в коридор, где в кармане пальто лежала его находка.

Устроившись в плетеном кресле и включив бра, он трепетно зашуршал страницами. Книга представляла собой сборник миниатюр. Птенчиков с интересом разглядывал изумительно выполненные изображения эпических героев, пиров и праздников, батальные сцены и лирические отступления. Филигранная графика сочеталась с красочным узором, напоминающим о достижениях древних мастеров в области ковроткачества. Каллиграфические надписи на арабском языке манили окунуться в далекий мир средневекового Востока. Иван улыбнулся им, как добрым знакомым (арабский он освоил наряду с другими языками, когда готовился к путешествию в знаменитую библиотеку Иоанна Грозного), и начал читать.

Тематика миниатюр поражала разнообразием: здесь был представлен двор эмира Бухарского, хана Хивинского, шаха Иранского, султана Турецкого… Этакий энциклопедический срез жизни древневосточного общества. К большому неудовольствию Ивана, в тексте постоянно ощущались пробелы, будто целые куски повествования были варварски вырезаны и уничтожены. Наконец он сообразил, что книга, скорее всего, является копией, собственноручно сделанной Антиповым из каких-то профессиональных побуждений. Художника интересовали лишь сами изображения, потому страницы, лишенные иллюстраций, он попросту пропускал.

Чувство симпатии к владельцу миниатюр несколько померкло, однако Птенчиков тут же себя осадил: как бы там ни было, но этот сборник являлся единственной бумажной книгой, которую влюбленный в свое дело учитель литературы увидел за все время пребывания в XXII веке. Антипов не стал обращать творения древних мастеров в бездушно-электронное безобразие, он постарался их сохранить в первозданном виде. Одно это уже заслуживало уважения! Иван тепло улыбнулся: завтра он постарается разыскать художника, и вполне вероятно, что это знакомство доставит им обоим огромное удовольствие.

Глава 4

На следующее утро Птенчиков подскочил ни свет ни заря – уж очень ему хотелось познакомиться с вероятным единомышленником. Звонить куда-то в такую рань было неприлично. Маясь от нетерпения, Иван подошел к окну. Батюшки! Какой сюрприз: унылая серость, доводившая его давеча до нервного расстройства, за ночь сменилась сияющей белизной первого снега. Даже уродливый остов «многофункциональной кормушки», сооруженной Птенчиковым в припадке острой хандры, теперь напоминал очертаниями игрушечный замок, невесть каким чудом занесенный в лесную глухомань. Возликовав, Иван скинул пижаму и в одних трусах выскочил в морозную свежесть предрассветных сумерек.

Босые ноги тут же свело от соприкосновения с ледяной крупой. Иван попробовал собрать пригоршней снег, чтобы растереть крепкое, жилистое тело, но скривился от разочарования: белый покров был еще слишком тонок, и в его ладонях оказалось полным-полно сосновых иголок вперемешку с землей. Вернувшись на крыльцо, он тщательно обтер руками жидкие снежинки с перил и посыпал себя сверху, будто хотел посолить. На этом ритуал первого приветствия зимы пришлось признать оконченным.

Правда, в качестве экстремального развлечения у Птенчикова всегда оставалась возможность добежать до лесного озерца и окунуться в ледяные объятия воды. Прикинув, что для звонка Антипову все еще слишком рано, он вернулся в избушку, облачился в спортивный костюм, нацепил на ноги старые – столетней давности! – кроссовки, которые не соглашался променять ни на одну из современных рессорно-скоростных моделей, и взял плавный старт в направлении рассвета. Бегать Иван любил. Сложно сказать, сколько километров он намотал в свое время по городскому парку, раскинувшемуся неподалеку от его дома. Чутко прислушиваясь к внутреннему состоянию, он произвел небольшое ускорение и остался доволен: судя по всему, от подобных экзерсисов переместиться в Шамбалу ему не грозило. Легкая атлетика – королева спорта! Может, заменить комплексы асан метанием молота? А лучше– бумеранга, чтобы не разыскивать это молот в сугробах, если он вдруг полетит не в ту сторону…

Заспанное солнышко нехотя поглядывало сквозь макушки деревьев на клубящийся у земли морозный туман. «Ему бы кофейку», – сочувственно подумал Иван. Сам он ощущал себя превосходно: пробежка бодрила и вдохновляла; но, согласитесь, небесному светилу как-то несолидно пускаться вскачь – что о нем подумают жители земли? Развеселившись, Иван еще наддал ходу и лихо взлетел на последний пригорок, отделяющий его от воды.

9
{"b":"25095","o":1}