ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь журналиста
Богиня по выбору
Опасная улика
Погружение в Солнце
Гортензия
Охота на Джека-потрошителя
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Может все сначала?
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях

— Соня, это ты? — выдохнула обомлевшая Варя.

— Приветствую современничков в царстве славного Салтана! — бодро объявила Сонька, потряхивая бусами, щедро обвивающими ее шею.

— В царстве Салтана? — изумился Егор и сосредоточенно зашевелил губами, что-то подсчитывая.

— Как ты здесь оказалась? — продолжала спрашивать Варя. — И к чему весь этот маскарад? Парик, сарафан…

— Не сарафан, а летник. Парадная одежда уважающих себя девиц, темнотища! До чего дурацкий фасон… — Сонька попыталась подобрать в кулак волочащиеся рукава.

— А что у тебя с лицом?

— К твоему сведению, появляться в обществе без белил, румян и начерненных бровей просто неприлично. А твой загар здесь вообще смотрится самым натуральным плебсом.

— Но зачем тебе всё это понадобилось? — Сонька загадочно ухмыльнулась:

— Да так, пустяки. Хочу батюшке-царю богатыря быстренько родить. Ну-ка, Варька, подвинь попу со скатерки. Сейчас сюда пир на весь мир прибудет, а ты весь выход перегородила!

Варя поспешно взглянула вниз: скатерть снова начала вибрировать.

— Шевелитесь, каракатицы, салатики едут! — закричала Сонька, и ребята проворно раскатились в. разные стороны.

Из скатерки один за другим начали вываливаться плетеные короба с полным ассортиментом товаров Макдоналдса (различными модификациями гамбургеров и чизбургеров, с которых повел свое славное существование этот неистребимый монстр общепита), ведра попкорна и хрустящих чипсов, лотки шоколадных батончиков — прямых потомков «марсов» и «сникерсов», а также тяжелые деревянные кадки с салатом оливье, обильно сдобренным майонезом «Пикантный».

— Чтоб благородным боярам было куда падать мордой, когда они всласть напируются. Древняя традиция, — пояснила Сонька, довольно потирая руки. — А что это вы стоите? Принимайте провизию, пока она товарный вид не потеряла!

Варя с Егором кинулись растаскивать продукты по углам. Пожалуй, таких запасов хватило бы небольшому городку переждать недельную осаду! Когда они запихивали под стол гигантский кремовый торт, скатерть последний раз содрогнулась, и из нее вывалилась… еще одна Сонька!

— Фу, наконец-то, — выдохнула она, одергивая подол сарафана. Как у ее предшественницы, он доходил почти до пола, но был гораздо уже, имел широкие плечики и небольшие вырезы на груди и спине, откуда виднелась красная шелковая рубаха. Сзади к сарафану зачем-то крепились еще одни рукава — фальшивые, руки в них продеть было бы невозможно даже при большом желании. Голову вновь прибывшей украшала идущая поверх парика вышитая повязка, а ноги были обуты в самые настоящие лапти. — Заковали в какой-то чехол для танка и думают, что в нем можно шевелиться! — проворчала Сонька, в изнеможении опускаясь на ближайший бочонок с оливье.

— Сонечка! — Варя беспомощно переводила взгляд с одной подруги на другую. — Да как же это может быть?

— Потом объясню. Полундра! — вскричала Сонька, соскакивая на деревянный пол. Скатерть снова пришла в движение, и из нее полезли толстые рулоны какой-то пестрой ткани. — Хватит таращиться, беритесь за дело!

Варя с Егором дружно ухватились за рулон.

— Штабелями укладывайте, штабелями, — пыхтела Сонька, тщетно отмахиваясь от падающих вперед рукавов. — Кто-нибудь, подвяжите мне это безобразие!

Варя тут же откликнулась на призыв и связала фальшивые рукава бантиком за спиной подруги.

— Странный какой-то у тебя летник, — пропыхтела она, хватаясь за очередной рулон.

— Это не летник, это шушун! — прохрипела Сонька, берясь с другого конца. Егор сражался с рулонами в одиночку.

— А ты чего расселась? — рявкнула Сонька в шушуне на Соньку в летнике. — Совсем обнаглела?

— Не забывайся, милушка, я сюда пожаловала в качестве царевой невесты. Богатырей нарожаю, а тяжести таскать — не моя забота! — Она выпростала из широких рукавов белы рученьки и залюбовалась унизывающими их перстнями.

— Во, стерва, — прошипела Сонька в шушуне.

— Полюбуйся на себя со стороны, дорогуша, — парировала ее «близняшка».

— Ничего не понимаю, — жалобно шепнула Варя Егору. — Что здесь происходит?

— Сейчас разберемся, — мрачно пообещал Гвидонов, пытаясь подровнять опасно кренящиеся «штабеля».

Наконец поток рулонов иссяк. Ребята недоверчиво уставились на скатерку. Так и есть, через мгновение она снова задрожала!

На этот раз Сонька вылезала не спеша, ухмыляясь и потирая руки:

— Привет трудящимся! Животики не надорвали?

— Соня, что ты задумала? — мрачно поинтересовался Егор.

— Да вот, полотнишка наткала. На весь крещеный мир. — Она подмигнула ребятам и довольно загоготала. Эта Сонька тоже была обута в лапти, но поверх сарафана (или как уж он там называется? ) у нее была нацеплена короткая безрукавка на бретельках, сильно расширяющаяся сзади за счет крупных трубчатых складок.

— Что-то ты в этот раз на рукавах сэкономила, — не удержалась Варя.

— Вот бестолковая, это же душегрея! — оскорбилась Сонька. — Парадная, между прочим, одежка для скромной Ткачихи.

— А почему… — начала было Варя, но Сонька-первая ее решительно оборвала:

— Хватит рассусоливать, живо дуйте в чулан! Сейчас царь-батюшка свататься подгребет, а вы тут глазами хлопаете!

— Что за ерунда! — возмутилась Варя, но все три «сестрицы» дружным фронтом двинулись на ребят. Егор потянул Варю за руку.

— Подожди спорить, давай посмотрим, что дальше будет. Ты книжку глотала?

— Какую книжку?

— В чулане объясню.

Ребята скрылись в темной каморке, составив компанию встрепанной метле и паре сломанных прялок. На полу громоздились тюки с запахом овечьей шерсти, в углу примостился очередной сундук. Варя осторожно приподняла крышку:

— Надо же, сплошные носки! Может, это какой-нибудь магазин?

— Устраивайся поудобнее, — предложил Егор, взгромождаясь на тюки. — Тебе щелочку видно?

Варя кивнула, придвигаясь поближе к рассохшимся доскам двери.

— Ну а теперь слушай, — таинственно начал Егор. — «Дверь тихонько заскрипела, и в светлицу входит царь, стороны той государь…»

Ба-бах! — раздалось в «светлице».

— Батюшка государь, не убился? — звонко чихнув, поинтересовалась одна из Сонек.

— Вот козел старый, короб с собачьей шерстью опрокинул! Теперь все чипсы псиной провоняют, — прошипела рядом с чуланом другая.

— Здравствуйте, красны девицы! — раздался приятный мужской голос — Услышал я случаем ваши разговоры и ушам собственным не поверил. Дай, думаю, взгляну, что за чудеса здесь творятся. А теперь уж и не знаю, доверять ли очам своим? Экое тут… светопреставление!

— Верь, батюшка, верь. Можешь вот шоколадкой подкрепиться, очень помогает в стрессовых ситуациях, — ответила очередная Сонька.

— Так это ты, краса, та самая повариха-искусница, что приготовила все эти яства?

— Ясный перец, Ваше Величество! Бери в штат, не ошибешься. Только сразу предупреждаю: по пустякам горбатиться не стану — кашки там или супчики; только если гудеж на весь мир затевается, да по большому поводу. Ты жуй, батюшка, жуй. Жалко, мороженого к вам не завезешь, растает сразу без холодильников.

— Ишь тараторит! — влезла в разговор другая Сонька. — Ты, Вашвеличество, на матерьяльчик взгляни. Тут тебе и на шторки для терема, и на покрывальца разные, и на сарафанчики придворным красавицам хватит… Пощупай, не ленись!

— Истинное чудо! — воскликнул царь, поглаживая тугой рулон.

— Во-во. И не потеешь совсем. Ну как, записываешь в ткачихи? Только я работаю с предоплатой, так что денежки готовь вперед.

— Решено, — кивнул довольный государь.

— Ну и представление, — шепнула Варя притаившемуся перед щелью Егору. — Сюда б Ивана Ивановича, вот бы он порадовался!

— Иван Иванович и сам из прошлого. Небось и не такое видывал, — отозвался Гвидонов.

Меж тем Салтан обернулся к самой молчаливой из сестер:

— Голубушка, верно ли я понял, что мечтаешь ты порадовать мое сердце рождением наследника-богатыря?

— Салтанушка! — промурлыкала нежно Сонька. — Для тебя — хоть тройню!

9
{"b":"25096","o":1}