ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты не смеешь так говорить, — перебила его Варя.

— Я-то как раз и смею. Ведь не тебя Сонька засмолила в бочку и кинула в Море-окиян! — Егор яростно сверкнул глазами. — И не тебя она отдала в руки палачей, обвинив в краже драгоценностей из шкатулки с белкой.

— Возможно, ты забыл, — тихо произнесла девушка, — но в тюремной башне царевны Лебедь мы сидели вместе.

— Я не забыл, — твердо произнес Егор. — Я помню и костер, разведенный на площади, чтобы сжечь некую длинноволосую ведьму, и наш полет на параплане, и стрелу, вонзившуюся в мое плечо, и домик прачки... — Егор обреченно махнул рукой и отвернулся. — Я все помню, а у тебя, похоже, память девичья.

Ребята надулись, не глядя друг на друга. Первой не выдержала Варя:

— Вот я и говорю, что тебе ни в коем случае нельзя напрашиваться на реинкарнацию. Овдовею, не успев выйти замуж...

Птенчиков покачал головой:

— Не знаю, кем в данной ситуации является Сонька — злодейкой или жертвой обстоятельств. Лишь выяснив все детали этого запутанного дела, мы поймем, что нам предстоит: спасти ее или остановить. Но, прежде всего, необходимо ее хотя бы увидеть.

— Спасти или остановить, — эхом повторила Варя.

— А может, нам использовать возможности машины времени и переместиться в один из тех праздничных дней, когда Сонька являет себя миру? — внес свежее предложение Егор.

— А что нам это даст? — усомнился Иван. — Вокруг будет бесноваться толпа, поговорить с «богиней» не получится.

— Я знаю, что делать! — просияла Варя. — Вспомните «Камасутру». — Мужчины с недоумением воззрились на девушку. — В трактате Ватсьяяны ясно сказано: если не знаешь, как добиться встречи с интересующей тебя особой, воспользуйся посредничеством ее лучшей подруги или дочери няньки. — Она неожиданно погрустнела: — Когда-то я была лучшей подругой Сони, только знакомство со мной теперь вряд ли поможет.

— Гениально! — воскликнул Егор. — Нужно срочно познакомиться с этой самой дочкой няньки нашей Соньки.

— Не Соньки, а Мозгопудры.

— А есть ли у него нянька?

Следствие несколько приуныло. Варя взглянула на мужчин с чувством собственного превосходства:

— Пока вы пили мадху в хозяйском саду, я на женской половине усердно запоминала разнообразнейшую информацию. Дочку няньки сына Соньки зовут Амира. В ее обязанности входит собирать вечерние букеты для богини любви. Живет она, в отличие от своей занятой маменьки, за пределами храма, потому доступна для общения.

— Прекрасно! — обрадовался Егор. — Мы знакомимся с Амирой, та знакомит нас со своей матушкой, которая приводит нас поиграть с малолетним сыном Кришны, где мы встречаем нашу Соньку. А как мы объясним свой интерес к деятельности няньки Мозгопудры?

— Так ведь мы собиратели фольклора, — подсказал учитель. — Хотим узнать, какие колыбельные поют на сон грядущий юному богу.

— Интересно, как эта Амира выглядит? — мечтательно поинтересовался Егор.

— Говорят, симпатичная, — сухо откликнулась Варя.

— Симпатичная? Тогда я готов приступить к осуществлению нашего плана немедленно. Операцию назовем «Совращение невинной девицы Амиры в полевых условиях».

Иван поспешил предотвратить очередную грозу:

— Совращение... в смысле, знакомство с дочерью няньки я беру на себя.

— Какое самопожертвование, — разочарованно проворчал Егор. Варя окатила его ледяным взглядом и уважительно поинтересовалась у учителя:

— Наверное, у вас богатый опыт по этой части?

— Ну, не то, чтобы очень, — смутился Птенчиков, однако вовремя спохватился и решил провести небольшой мастер-класс: — Лично мне известно несколько стопроцентных способов знакомства. Идешь, бывало, по бульвару, а навстречу тебе симпатичная девушка. Подходишь к ней, улыбаешься и спрашиваешь: «А не подскажете, который час?» Еще можно поинтересоваться, где ближайшее метро...

Иван мечтательно закатил глаза, а Варя с Егором растерянно переглянулись:

— Неужели в ваше время часы были такой большой редкостью?

— Да при чем здесь часы! — рассердился Птенчиков. — Я же говорю, это просто способ начать разговор.

— А что дальше? — подбодрил учителя Егор.

— Дальше зовешь девушку в кино или в театр. Некоторые, правда, предпочитают покушать. И, считай, дело в шляпе.

— Как романтично, — вздохнула Варя. — Только нам это совершенно не подходит. Местные девушки сильно удивятся, если вы спросите их о времени, а метро здесь нет даже в проекте на ближайшее тысячелетие.

— Может, тогда поделитесь опытом, как принято знакомиться у вас? — обиделся Иван.

— Боюсь, что спрашивать время у нас тоже мало кому придет в голову, — принялся оправдываться Егор. — Знакомятся у нас с помощью специализированных, компьютерных программ, учитывающих показатели «гамма-параграфа»: отправляешь запрос во всеобщую базу данных, тебе подбирают подходящую кандидатуру, назначают дату встречи...

— Спасибо, ребятки, вы мне очень помогли, — прервал доклад Егора Птенчиков. — Видимо, придется импровизировать на ходу.

— Это совершенно ненаучный метод. Он может привести к провалу всей операции, а у нас нет права на ошибку, — отрезала Варвара. — Я считаю, мы должны прибегнуть к помощи первоисточника и использовать рекомендации, адаптированные к реалиям имеющегося временного пространства.

— Постой-постой, — насторожился Егор. — Если я правильно расшифровал твою хитроумную речь, ты предлагаешь воспользоваться «Камасутрой»?

— Не вижу другого выхода.

— Сыроежка, ты гений! — Егор подхватил девушку и закружил в объятиях. — За это тебя и люблю.

— Только за это? — улыбнулась Варя.

Птенчиков тактично кашлянул, напоминая о себе:

— Идея хороша, но, к сожалению, в отличие от вас я эту книгу не глотал, а только читал, так что вряд ли смогу вспомнить в подробностях нужный отрывок.

— У нас же есть система радиосвязи, — утешила его Варя. — Пусть Егор спрячется поблизости и подсказывает, ваш наушник никто не заметит.

Получив благословение Варвары, мужчины отправились «на дело». Надо отметить, Иван Птенчиков никогда не был ловеласом, а уж охмурение «на заказ» казалось ему вообще трудноосуществимым. Но сейчас, неспешно фланируя вдоль высокого забора храма Каа-мы, Иван старательно убеждал себя в том, что способность произвести благоприятное впечатление на свидетельницу — это необходимая составляющая его работы, и потому он должен, во что бы то ни стало, добиться расположения Амиры или...

«Никаких или», — приказал себе Иван и постарался сосредоточиться на формулах аутотренинга: «Правая рука теплая... я неотразим! Левая рука теплая... я чертовски привлекателен! Правая нога...» — На правой ноге дело застопорилось, потому как «консультант по неразрешимым вопросам» умудрился поскользнуться в грязной лужице и теперь упорно ощущал пяткой легкий холодок.

Егор, стараясь отвлечь учителя от безрадостных мыслей, предложил не тратить времени даром и смастерить из листа дерева фигурку соединенной пары, которая, как утверждала Камасутра, должна была поразить воображение юной девы.

Изготовление фигурок из листвы оказалось делом непростым. Через некоторое время росший возле дороги куст неизвестной породы заметно полысел, а результатом усилий следственной группы явилось нечто, отдаленно напоминающее воронье гнездо. Мужчины так увлеклись, что едва не пропустили момент, когда из ворот храма появилась стройная молодая красотка в ярком сари.

Первым опомнился Егор — пихнув учителя локтем в бок, он незаметно отстал и юркнул в кусты, а Птенчиков мужественно двинулся девушке наперерез. По мере приближения к юной особе его решимость начала таять, и детектив внезапно почувствовал, что у него пересыхает во рту.

«Голубая сойка пролетела...» — раздался в ухе голос Гвидонова. Не очень понимая, о чем, собственно, речь, Птенчиков остановился перед девушкой и принялся повторять за своим суфлером:

— Голубая сойка пролетела слева, когда я впервые увидел тебя. — Девушка удивленно изогнула бровь. — Это добрый знак, — поспешил уточнить Иван, проклиная Егора, несущего какую-то орнитологическую чушь. — Извините. — Он слегка отвернулся и зашипел в спрятанный за шиворотом передатчик: — Что ты городишь?

24
{"b":"25097","o":1}