ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скорее, увальни, мой сын в беде! — рявкнула Сонька на «рыжих псов» и из последних сил наддала ходу.

Расстояние между нею и Васькой стремительно сокращалось. Заметив спешащее к жертве подкрепление, пчелы перегруппировали свои ряды и достойно встретили новую мишень. Не обращая внимания на их злобные укусы, Сонька схватила сына за руку, скомандовала: «За мной!» — и поволокла его к просвечивающей между деревьями воде.

«Рыжие псы», честно стараясь не отстать от хозяйки, выскочили на поляну вслед за ней и тоже оказались атакованными пчелиной армией. Вопя от боли и ужаса, они тут же позабыли о богине и ее отпрыске и кинулись врассыпную, стараясь спасти собственные шкуры.

Сонька мчалась к реке, чуть не по воздуху волоча едва успевающего переставлять ноги мальчика. Навстречу им спешила Варя, тоже слышавшая Васькин крик.

— Спасайся! — заорала ей бывшая подруга.

Сыроежкина мигом оценила ситуацию и исполнила разворот на сто восемьдесят градусов.

— Прыгаем в воду, там пчелы нас не достанут! — скомандовала искусанная Сонька. — И вся троица дружно пошлепала по мелководью, спеша достичь места, где можно было бы нырнуть.

Егор, возившийся с плотом неподалеку, наблюдал эту сцену со стороны. Когда девушки с ребенком бросились к реке в явном стремлении утопиться, он оторопело уставился на джунгли, ожидая, что оттуда вот-вот выскочит разъяренный тигр или взбесившийся слон. Однако никто не появлялся. Егор в недоумении перевел взгляд на реку и с ужасом понял, что пловцов сносит течением прямо на пороги, усеянные острыми камнями. Спихнув почти завершенный плот на воду, Егор поспешил вдогонку.

Варя из последних сил цеплялась за стебель какого-то водного растения, на шее у нее висел Маугли, за его ноги держалась Сонька. Разумеется, стебель не выдержал. В последний момент Егор успел подцепить Варвару за край сари и втянул всю цепочку на утлое суденышко. Отталкиваясь от дна длинной палкой, он направил плот на середину реки, подальше от опасных камней.

— Вы только подумайте, богиня Каа-ма собственной персоной! — протянул Гвидонов, когда пороги остались позади. — А мы все гадали, как бы с тобой встретиться.

— По-моему, это я за вами по джунглям ношусь, как бешеный шакал, — возразила Сонька.

Егор окинул взглядом золотые украшения богини Каа-мы:

— Сколько ж на тебе лишнего весу! С таким утяжелением даже чемпион не решился бы прыгнуть в воду, не мудрено, что ты чуть не утащила всех ко дну. А что это ты по джунглям в кокошнике рыскаешь?

— Для внушительности, — надменно отрезала Сонька.

— Да, видуха у тебя, конечно, внушительная... — согласился Гвидонов, оглядывая оборванный по колено сарафан со стекающими струйками воды, расцарапанные ноги и перекосившуюся от пчелиных укусов физиономию «богини».

Несчастный Васька выглядел не лучше — его мордашка распухла, глаза превратились в узкие щелочки, а руки больше напоминали два батона вареной колбасы. Уткнувшись в мамины колени, он оглашал окрестности громким безудержным ревом. Сонька погладила сына по голове:

— Не плачь, малыш. Вот вернемся домой, и я велю жрецам передавить всех пчел в округе.

Сыроежкина осуждающе кашлянула, но от комментариев воздержалась: слишком душераздирающее зрелище представляли собой жертвы воинственного пчелиного народца.

Когда «рыжие псы», в панике рассеявшиеся по джунглям, вновь сгруппировались на берегу реки, плот уже скрылся из виду.

— Ну что? Прыгаем в воду? — с сомнением предложил один из них.

Вот еще, глупости! — дружно взвыли остальные, представив, как борются в наступающей темноте с коварным течением. — Божественной мощи Каа-мы и ее сына наверняка хватит, чтобы благополучно добраться до дома. Лучше спокойно переночевать у костра, а поутру отправиться к храму напрямик через джунгли, не теряя времени на повторение многочисленных изгибов русла реки.

— Кстати, нужно еще подобрать паланкин! — многозначительно напомнил собратьям самый ответственный из жрецов.

Мысль о паланкине решила дело. Верные Сонькины псы с наслаждением расположились на ночлег, отложив заботу о божественном семействе на завтра.

— Как же здесь тесно! — ворчала Сонька, пытаясь поудобнее пристроить на забитом пассажирами плоту гудящие от усталости ноги.

— Ясное дело, это не храм с подземельями, — ухмыльнулся Егор. — Скажи спасибо, что вообще тебя из воды вытащили. Супруга Кришны в древнерусских обносках...

— А ты бы не ерничал, гений технической мысли! Не смог даже плохонький катер смастерить, катает нас на тростниковом плоту, который того гляди развалится, — не осталась в долгу Сонька.

— Ребята, перестаньте, — не выдержала Варя. — Давайте объявим водяное перемирие. Помните, как у Киплинга?

— У Киплинга водяное перемирие объявляли во время засухи, — заартачился Гвидонов.

— Егор, прошу тебя. Какой смысл нам сейчас ругаться?

— Я за перемирие, — жалобным голоском произнесла искусанная пчелами богиня.

— Вот и хорошо, — обрадовалась Варвара, — Сонечка, давай я наложу тебе холодный компресс.

— Кама-Сонечка, — передразнил Гвидонов и обиженно отвернулся.

Сонька укоротила многострадальный сарафан еще на пол-ладони, и Варя обмотала ее повязками с влажным илом. Васька-Маугли забылся беспокойным сном, временами дергаясь и постанывая. Сонька гладила его по голове и что-то нашептывала на ушко, не забывая то и дело менять холодные примочки. Варвара таяла от умиления, наблюдая за ее манипуляциями.

— Сонечка, материнство пошло тебе на пользу, — с опаской косясь на Егора, зашептала она бывшей подруге. — Ты так изменилась! Наверное, это здорово — иметь ребенка...

— Дороже Васьки у меня никого нет, — искренне призналась Сонька.

— Да-да, — покивала Варя и, собравшись с духом, спросила: — Значит, ты понимаешь, что ребенку не место среди джунглей?

— Что ты хочешь этим сказать? — насторожилась Сонька. — Вы собираетесь забрать Ваську с собой?

— Ну конечно! И ты тоже вернешься с нами. — Варвара воодушевилась: — Я уверена, что все сложится просто отлично, и обещаю приложить максимум усилий, чтобы твои старые ошибки скорее забылись. Ведь человек, у которого такой чудный сын, не может быть плохим...

— Видимо, от избытка доброты твоя милая Сонечка пыталась нас отравить? — решил слегка остудить ее пыл Егор.

— Да при чем здесь я? — взвилась Сонька. — Это все подлец Брихадаранья, верховный жрец храма. Он использовал меня! Силой заставлял участвовать в этом жутком спектакле с реинкарнацией. Угрожал Васеньке...

— Тем более тебе нельзя возвращаться в храм! — всполошилась Варя.

Сонька весьма убедительно зарыдала. Жалобно всхлипывая, она пыталась обдумать сложившуюся ситуацию. Без поддержки жреца о чудесах реинкарнации придется забыть. Не разочаруются ли адепты ее учения в могуществе своей богини? Может, все-таки лучше вернутся домой? Варька, добрая душа, постарается устроить так, что ее, Соньку, оставят в покое, простят старые грехи...

— Ты должна лететь с нами, — продолжала агитацию Сыроежкина. — Мало ли, что еще этому жрецу в голову взбредет!

— Брихадаранья погиб, — рассеянно произнесла Сонька и вкратце пересказала ей происшествие в деревне.

— Егор, ты только представь: твоего Шер-Хана забодала священная корова! — потрясенно воскликнула Варя.

— Какая корова! Дорогуша, ты что-то путаешь, — проворчал Гвидонов. — Все было совсем не так, я хорошо помню. Маугли взобрался на спину огромного буйвола и, разделив стадо на две части, заманил Шер-Хана в ловушку. Там, в глубоком овраге, подлец и нашел свою смерть. Буйволы растоптали его.

— Егор, приди в себя, — устало вздохнула Варвара, — так было у Киплинга, а мы сейчас говорим о реальных событиях. Наверное, ты никогда не повзрослеешь...

— Я согласна, — неожиданно заявила Сонька.

Ребята с удивлением воззрились на обмотанную компрессами богиню. Они не догадывались, что в голове у нее уже созрел замечательный план.

— Я хочу полететь с вами и вернуться домой, — торжественно пояснила Сонька. — Теперь у меня есть сын, нужно думать о его судьбе. — Голос бывшей богини дрогнул, и она преданно уставилась на Варю. — Все совершают ошибки. Я так раскаиваюсь в том, что натворила по молодости да по глупости. Надеюсь, те, кто будет решать мою судьбу, учтут, что с тех пор прошло восемь лет...

50
{"b":"25097","o":1}