ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты разыгрываешь меня, — я уставилась на нее во все глаза. — Я превращаюсь в беснующуюся нимфоманку из-за ангелов и вампиров?

— Это и вправду длинная история, и ее лучше рассказывать за завтраком. — Реми перевела взгляд на Ноа: — Не могу поверить, что ты ей ничего не объяснил. Где были твои мозги?

Он одернул и разгладил свой воротник, — настал его черед выглядеть смущенным. Я втайне обрадовалась, заметив, что его шея блестела от пота — пота, который выступил от секса со мной.

— В последний наш разговор, она не захотела меня слушать.

Истинная правда — все его слова я пропустила мимо ушей.

— Я бы с удовольствием позавтракала, — сказала я.

Ноа взглянул на часы:

— Боюсь, что не смогу пойти с вами. Мне нужно кое с кем встретиться.

От этих слов я почувствовала досаду и на глаза навернулись слезы.

— Ты оставляешь меня? Сейчас? Мы же только что пришли сюда.

Минуту назад он самозабвенно трахал меня в исповедальне, а теперь слишком занят, чтобы остаться? Я сглотнула ком горькой обиды.

Он отрицательно покачал головой и нежно поцеловал меня в лоб, его глаза вновь были цвета тусклого серебра.

— Я хочу, но не могу остаться. — На мгновение наши глаза встретились, и он с нежностью погладил меня по щеке. — Завтра, я обязательно приду к вам. Реми отлично о тебе позаботится.

— Обещаешь? — Господи, я сама себе казалось жалкой.

Реми закатила глаза от нас обоих и схватила меня за руку.

— Приберегите нежности для секса. Нам еще много чего предстоит сделать, и я не хочу торчать здесь и ждать, пока один из “сами-знаете-кто” найдет ее. — Она указала на потолок и выразительно посмотрела на Ноа.

— “Знаем” кого? — Я уставилась на потолок. — Кровельщиков?

На сей раз, они оба прыснули от смеха.

— Пойдем. — Реми дернула меня за руку. — Давай что-нибудь съедим. Мы сможем поболтать с Ноа в следующий раз.

— Но… — начала было я, но она уже тащила меня к выходу. У меня возникло странное чувство, когда я оставила мужчину, которого прождала столько времени. — Мне показалось… — Черт, я уже не знала, что мне казалось. Я чувствовала себя брошенной и использованной.

Сверкнув ослепительно-белоснежной улыбкой, Реми отвлекла меня от переживаний:

— Я целую вечность ждала другую Суку. Уж теперь-то мы развлечемся!

— Прости?

Она послала воздушный поцелуй Ноа, который вынимал из кармана мобильный телефон.

— Ну, сука, в смысле суккуб. Называй, как хочешь. Я была единственным суккубом в Нью-Сити, поэтому я очень рада твоему появлению. — Она сверкнула лукавой эротичной улыбкой. — Мы раскрасим этот городишко в красный цвет.

— Здорово, — ответила я безрадостным голосом, желая обернуться и последний раз взглянуть на Ноа. Я разозлилась от того, что он шушукался по телефону. Я чувствовала себя уязвленной из-за его поведения, из-за того, что он отнесся ко мне как какому-то ненужному дерьму.

Мы вышли из собора. Реми, не умолкая, щебетала мне на ухо:

— Перво-наперво, детка, мы подберем тебе подходящую одежду. Ты выглядишь заскорузлой старьевщицей.

— А разве нет никаких дел поважнее?

Реми окинула меня недоверчивым взглядом:

— Дорогуша, типун тебе на язык! Нет ничего важнее, чем внешний вид.

Пожалуй, я все-таки оказалась в Аду.

ГЛАВА 7

Реми высунулась из окна ее машины, и заглянула в меню автокафе.

— Что будешь: гамбургер, шейк, или что-нибудь еще?

Я отрицательно покачала головой, испытывая крайнюю неловкость, чтобы еще забивать себе голову мыслями о еде.

— Нет, спасибо.

— Тройной чизбургер и картофель-фри, — прокричала Реми в переговорное устройство, — побольше майонеза, двойной сыр и шоколадный шейк. А да! На гарнир еще панированные кусочки куриного филе, зажаренные во фритюре. И яблочный пирог. — Она взглянула на меня и усмехнулась: — Так, легкий перекус.

О Боже.

Мы подъехали к окну выдачи, Реми оплатила заказ, и прыщавый паренек протянул ей пакеты с едой.

— Итак, что вообще говорил тебе Ноа? Я хочу убедиться, что не стану повторять того, что ты уже слышала.

— Ну, он сказал, что является ангелом, и что меня укусил вампир, но он опустил некоторые подробности, — сухо ответила я.

Реми повернула за угол, потягивая свой шейк, и въехала на пустую парковку.

— О’кей, тогда я начну с самого начала. Ты когда-нибудь слышала о Енохе?

У меня потекли слюнки, когда я увидела, как она откусывает здоровенный кусок от чизбургера. Он выглядел безумно аппетитным. Я надеялась, что мой желудок не заурчит и не опозорит тем самым меня.

— Енох… вроде кто-то из Библии?

— Про него написано в Книге Бытия, вроде больше он нигде не упоминается. Может в утерянных книгах Библии, не знаю. Во всяком случае, если ты читала Книгу Еноха, там дается объяснение тому, как ангелы пали с Небес.

Реми откусила еще один приличный кусок чизбургера.

— Неужто? А я и не знала.

Она кивнула, вытирая рот салфеткой:

— Да, они влюблялись в смертных женщин и занимались с ними сексом. Бог решил, что это претит всем канонам и повелел им прекратить, но ангелы не послушались, и тогда он их изгнал. Когда Большой Босс что-то приказывает, лучше сразу прислушаться, — назидательным тоном произнесла она и положила в рот картофель-фри. — Уверена, что не хочешь?

Я отрицательно покачала головой.

— Значит, Ноа был изгнан с Небес?

— Ну да, он и еще несколько тысяч других парней. Гавриил и все остальные, кто остались, были очень разгневаны и наслали на падших ангелов проклятие Серимов. Поскольку они так вожделели женского тела, то их прокляли так, чтобы каждое полнолуние они испытывали непреодолимое страстное желание, с обязательным условием в первую очередь доставить удовольствие своим партнерам. Вроде бы, не так уж и плохо, — но тогда архангелы спустились с Небес и убили всех женщин серимов, оставив падших ни с чем. На самом деле, это печальная история. Некоторые серимы перешли на сторону зла, и положили начало вампирам. Они хотели вернуть свои крылья, независимо от цены. Люцифер готов был исполнить их желание, но в обмен потребовал плату — их души. По крайне мере, таковы слухи. Все, что тебе нужно помнить — серимы могут выходить на божий свет только в дневное время, а вампиры — лишь ночью. Вот что происходит, когда связываешься с сильными мира сего.

Мои глаза расширились от изумления:

— Иисусе, это ужасная история. Все их любимые погибли?

Реми пожала плечами:

— Умереть сразу или умереть позже — не велика разница. Все женщины были смертными, так что все равно не получилось бы прожить долгую совместную жизнь. Картофель-фри?

Испытывая отвращение от ее черствого отношения, я отвернулась и уставилась в окно, надеясь, что разговор направится в более приятное русло.

— Ты не ахти какой собеседник, — выразила |Реми свое недовольство.

Когда я ничего не ответила, она сдалась и снова завела машину, рукой прижав чизбургер к рулю.

— Ну ладно. Тогда едем за покупками!

Я с тревогой уставилась на неоновую вывеску над входом в торговый центр, спрашивая себя наверно уже раз в девятый — почему я приехала в эту “мекку для шопоголика” с топ-моделью? По-видимому, я точно не в себе.

Реми въехала на парковку на своем крошечном БМВ и, лучезарно улыбаясь, обратилась ко мне:

— Готова повеселиться?

На самом-то деле, я была готова поесть, но поскольку я отказалась перекусить во время нашей остановки у автокафе, теперь же казалось уже глупо заводить разговор о еде.

Игнорируя урчание в животе, я спросила:

— И как именно мы собираемся веселиться?

— Пойдем по магазинам, конечно же.

Она вышла из машины и направилась к моей дверце, так как я не сдвинулась с места.

Я опустила стекло и посмотрела на нее:

— По правде говоря, у меня была пара невероятных деньков; недавно я занималась сексом в церкви и не спала пару ночей. Не говоря уже о моей работе, где, скорее всего, уже гадают, куда я запропастилась.

10
{"b":"251001","o":1}