ЛитМир - Электронная Библиотека

— Салат вполне сойдет, — повторила я, в очередной раз развернув салфетку на коленях. — Теперь, по поводу прошлой ночи…

Я умолкла на полуслове, когда к нам вернулась официантка, чтобы принять заказ. Надо отдать мне должное, я и глазом не моргнула, когда мой кавалер заказал тройной чизбургер с двойной горчицей и луком. Вместо этого я сосредоточилась на открытии пакетика с сахарозаменителем и очень тщательно отсыпала половину в мой кофе.

— Мисс? — Официантка посмотрела на меня, держа ручку над блокнотом.

— Салат, — заказала я, стараясь казаться милой.

Она приподняла бровь.

— У вас…

— Могу я просто получить чертов салат? — огрызнулась я, прежде чем она смогла смутить меня еще больше. Ну неужели так трудно поверить, что упитанная девушка хочет заказать салат?

Она набросала что-то в блокноте.

— Я хотела сказать, что в ваших волосах лапша.

О, ну разумеется. Я выцепила из волос отвратительную макаронину и, завернув в салфетку, протянула ей.

— Не могли бы вы?..

Когда официантка забрала салфетку и, звучно топая, удалилась, Ноа печально вздохнул ей вслед.

— Ты осознаешь, что теперь она обязательно плюнет в мой чизбургер?

— Полагаю, тебе следует быть немного более разборчивым, касательно того с кем встречаешься, — сказала я, обхватив кофейную чашку руками и дуя на нее. — Кстати, именно поэтому здесь и сейчас нахожусь я.

— Разве ты не получаешь удовольствия от моей компании? — его голос был тихим и хриплым.

От этих простых слов меня пронзила молния желания, — довольно обескураживающее чувство само по себе, а в переполненном кафе еще того хуже. Когда он поднял стакан воды, мои воспоминания устремились в прошлое, и я поймала себя на мысли, что не спускаю глаз с его длинных, загорелых пальцев. Эти пальцы путешествовали по всему моему телу как горячие перья, поглаживая и задевая самые чувствительные зоны. Я вспомнила, как его ярко-синие глаза не отрывались от моих, пока он ласкал мой клитор. От его прикосновений я настолько бурно кончила, что закричала.

Внезапное возбуждение охватило все мое тело.

— Хм. — Я обмахала себя рукой. Так о чем это мы? Ах, да. — Хорошо, что ты обмолвился об этом. Я не помню удовольствия от твоей компании. Полагаю, — исходя из того, что я очнулась в мусорном контейнере, без колготок — и даже трусов, — с твоей стороны было бы неплохо, просветить меня на сей счет.

Я приложила все усилия, чтобы потягивать кофе с добродушным выражением на лице. Нельзя поддаваться его сексуальному голосу. Или этим губам. Или этим широким, аппетитным плечам.

Ноа наклонился ко мне, улыбаясь:

— Так значит, в данный момент ты без трусиков?

Меня бросило в жар.

— Просто ответь на вопрос.

Он откинулся назад, проведя рукой по густым белокурым волосам, взъерошив их.

— Ладно. Итак. Мы встретились в баре отеля. Судя по всему, ты провела там всю ночь, и я предложил вызвать тебе такси. В следующее мгновение ты уже забралась мне на колени. Я воспринял это как приглашение — можно даже сказать на “ура”. — Ноа посмотрела на меня, и я могла поклясться, что в его глазах вновь появился оттенок синего. — Твой рот вытворяет чертовски удивительные вещи.

Я выплюнула кофе прямо на стол. О, боже, это совсем не похоже на меня.

Ноа сделал глоток своего кофе, совершенно не обеспокоенный моим поведением.

— Ты что-то упоминала о разочарование в работе как раз перед… ну ты поняла. — Тусклые глаза мерцали, когда он изучал мою внешность. — Что-то по поводу неполученного повышения? Тебе это ни о чем не говорит?

Я ему говорила об этом?

— Координатор экспонатов в музее. Намного лучше, чем скромный чичероне.

— Кто?

— Экскурсовод. — Почему то никто никогда не понимает, кто такой чичероне. — Мы проводим экскурсии и показываем картины.

— А… — Он сделал паузу, потягивая кофе. — А разве “координатор экспонатов” гораздо лучше?

“Гораздо лучше”, — еще мягко сказано. Я, наконец, приступила бы к работе с древними экспонатами, тем самым приблизившись на шаг к моей истиной любви — археологии. Я подумывала заняться координаторской деятельностью еще со времен своей стажировки в Городском Музее Искусства Нью-Сити. Я надрывала свою задницу в течение последних двух лет, но когда открылась вакансия, место досталось кому-то с меньшей ученой степенью и с большими сиськами. Такое заставит напиться любого, даже такую скромницу как я.

— Я была в расстроенных чувствах. — Я пожала плечами, пытаясь не показать, как сильно меня это обеспокоило, и даже зажмурилась, чтобы не разреветься от досады. — И решила пропустить пару бокалов в “Эскейпс”.

“Эскейпс” — паршивая дыра в другом конце города от моего дома, но там подавали отличный чиз-фри.

— Разве тот бар не в южной части города?

Я цедила свой кофе, надеясь, что он успокоит урчание в моем животе.

— Он самый.

— Тогда, что ты сейчас делаешь здесь, в центре города?

— Я питала надежду, что именно ты меня и просветишь. — Я подула на кофе, пытаясь отвлечься от созерцания его красивых глаз, словно снедаемая любовью дура. В который уже раз. — Честно говоря, — сказала я, — у меня туман в голове, после того, как на меня напали. Сплошной, заполненный сексом, туман.

Забавно, но до этой секунды я даже не помнила о нападении.

— Напали?

— Да, вроде того… — Я бросила быстрый взгляд на Ноа.

Он наблюдал за моими губами со странным выражением, будто вспоминал все те вещи, которые я, пьяная в стельку, вытворяла своим “талантливым” ртом. Я покраснела и скрестила ноги. О, там было жарко.

— Загадочный случай, — сказала я, пытаясь не перелезть через стол и не повторить с ним все те греховные действа. — Я помню того парня, который схватил меня при выходе из “Эскейпса” и рванул мою сумку. Только я крепко за нее держалась и не выпустила из рук.

Мне не хотелось добавлять, что на тот момент я уже была пьяна в хлам и держаться мне было больше не за что.

— Кажется, там был какой-то переулок и… — я потерла шею, — по-моему, он меня укусил. После этого я почти ничего не помню, кроме того что вырубилась на заднем сидении в такси и нашей встречи.

Меня беспокоили воспоминания о “кусачем” нападении. Я вновь прикоснулась пальцами к шее и нервно сглотнула.

Сексуальный взгляд а-ля: “перелезь-через-стол-и-трахни-меня”, исчез с лица Ноа. Я бы даже сказала больше: мой парень слегка позеленел.

— По-твоему, тебя укусили?

Я кивнула, мрачно смотря на пустую кофейную чашку. Ноа больше не смотрел на меня голодными глазами. Кофе закончился, а официантка, скорее всего, засунет одну-две волосины в мой салат.

— Как я уже сказала, все это очень туманно.

Ноа перегнулся через стол и взял мою руку.

— Джекки, это очень важно. Во что он был одет?

Я попыталась отдернуть руку из его ладоней, но поняла, что это напрасные усилия.

— Отпусти меня или я закричу.

— Во что он был одет? — Его голос стал опасно тихим.

Я закатила глаза, стараясь казаться жертвой несчастного случая.

— По-моему, в черный плащ свободного покроя. В августе — поди разбери. А теперь ты отпустишь меня?

Ноа побледнел и тотчас отпустил мою руку. Это было почти забавно, вот только он не выглядел довольным — казалось, ему только что сообщили, что он вот-вот станет папочкой.

— Проклятье.

— Трудный случай? — спросила я, наклонив голову. — Не понимаю, почему плащ этого парня так важен. Я хотела сказать, что это ко мне он приставал, а ты не видишь, что бы я была выбита из колеи. — Я задумалась. — Как ни посмотри, все очень странно само по себе.

— Он укусил тебя, Джекки. Он выпил часть твоей крови и притащил в этот район города, заметая следы. — Ноа потер лицо. — И оставил тебя прямо на моем пути. Проклятье, черт возьми! — Мрачно сжав челюсти, он с сожалением уставился на меня. — Расскажи мне о последнем дне, который помнишь. Его распорядок. Все, что ты делала.

— Послушай, ты уже нагоняешь на меня жуть, — сказала я. Как бы мне не хотелось выяснить, что же произошло в действительности, — ланч с моим “одноразовым” любовником все-таки оказался огромной ошибкой. — Ну что же, несмотря на то, что это было волнующе, мне, ей богу, пора…

3
{"b":"251001","o":1}