ЛитМир - Электронная Библиотека

Я прищурилась, поднимая руку к глазам, словно прикрывая их от раннего утреннего солнца, и сосредотачиваясь на губах Реми и надеясь, что никто не заметит моего внезапного интереса.

“Руки свободные”, говорила Реми одними губами. Ее пальцы слегка шевельнулись за спиной. Руки свободные. Она указала на Ноа. Его глаза настороженно светились, и я поняла, что он ввел меня в заблуждение так же, как и других. Умная уловка; он мог сделать больше, если о нем не будут думать, как об угрозе.

Пришло время взять быка за рога.

— О’кей. Далее в программе — затерянный нимб.

ГЛАВА 26

И вот я стою в Храме Атона с огромной дырой в животе, освещенная утренними лучами солнца, и задаюсь вопросом, почему мне когда-то думалось, что это было хорошей идеей.

— Поторопись, — донеслось до меня властное требование королевы Нитокрис. — Принеси мне нимб или твой любовник-вампир умрет в мучительной агонии.

“Не напоминай”, — подумала я, ступая по разбитым плитам Храма.

“Ищи сердце Храма, — сказала королева. — Воззови к Иоакиму и тогда найдешь его нимб”.

Вокруг меня была сплошная пустота. Храм был величественным на пике своей славы; а теперь от него остались лишь несколько поддельных колонн и ничем не примечательная пустошь.

Я сделала несколько шагов вперед и замерла. В голове раздался чужой тихий шепот, говорящий что-то на языке, которого я не понимала. Воздух вокруг меня похолодел, поднялся ветер, развевая волосы вокруг лица. Перепугавшись, я попятилась назад, и причудливое воздействие природных стихий уменьшилось. Для проверки сделала шаг в сторону. Ничего.

Если следовать за шепотом, то прибудешь к самому сердцу храма. Сердце неистово заколотилось в груди. Я снова нерешительно шагнула вперед, прижимая растрепанные волосы к шее, чтобы они не клубились вокруг лица. В голове вновь раздался шепот, более громкий и более свирепый с каждым моим шагом.

Ветер усилился, и голоса у меня в голове преобразились в слова — тихие, глухие и печальные.

“Сердце мое томится. Плоть моя слаба, как это было всегда. Я был неправ. Даруй меня спасение от этого вечного проклятья. Прости меня. Прости меня”.

С этими словами, звучавшими в моей голове, я остановилась перед кладкой почти идеальной формы каменных плит с разрушенной поверхностью — похоже, что когда-то это и был алтарь. Положив руку на неровную поверхность, я обнаружила, что камень был теплым на ощупь и пульсировал подобно ударам сердца.

“Прости меня, — воззвал удрученный голос. — Я был слаб, я был глуп. Позволь мне возвратиться во славу Силы Твоей. О, умоляю, Господи, прости меня”.

— Джекки, — раздался за моей спиной обеспокоенный голос Зэйна. — Джекки! Будь осторожна!

Я почти не расслышала его голос, затерявшийся в печальных вздохах и бесконечных шепотах храма.

“Воззови к его имени”, — сказала Нитокрис.

— Иоаким, — позвала я, мой голос прорвался сквозь торнадо шепотов. — Приди ко мне, Иоаким.

Интенсивность шепота увеличилась, он перешел в крики и стенания. Ветер вокруг меня превратился в ураган, и остальная часть мира затонула в море песчаной бури и в внушающих ужас воплях.

“Прости меня! Я был слаб и глуп. Небеса, умоляю, заберите меня обратно! Прости меня!”

— Иоаким, — снова позвала я.

Сила крика перешла в неистовый вопль, я закрыла уши. Чего он хотел?

Тут в голове что-то щелкнуло, и я шепнула в ураган вокруг меня:

— Я прощаю тебя, Иоаким.

Вопли утихли; ветер стих. Я открыла глаза. Все было засыпано песком, я вышла из кучи песка под ногами и увидела перед собой на каменных плитах нарисованный на песке идеальный круг. Прямо на моих глазах песок вокруг круга начал таить, превращаясь в светящуюся жидкость. Круг поднялся в воздух, кружась вокруг меня, шепот сменил напевный гул.

— Нимб! — экзальтированно воскликнула королева за моей спиной.

Нимб закрутился над моей головой, на его поверхности вспыхивали мерцающие блики, воздух гудел. Я подняла руку, чтобы схватить его, и нимб упал в мою ладонь, прохладный и пульсирующий.

Он был похож на гладкое стекло и пылал как янтарь, я слышала печальные вздохи Иоакима, исходящие изнутри. С нимбом в руках, сердце мое наполнилось горечью, что так много боли и страдания будет растерзано между королевой или Уриэлем просто ради власти, которую он может им дать. Им было наплевать на человека, важно лишь то, что он может для них сделать.

Я задалась вопросом, походила ли земная жизнь Иоакима на это. И от подобных мыслей мне стало еще горче.

Я повернулась и осмотрела своих отдаленных зрителей. Все глаза были обращены на меня — от лакеев ангела до головорезов вампиров. Королева упоенно взирала на нимб, ее рука была протянута, будто она хотела выхватить его из моих рук. Даже Уриэль казался ошеломленным тем, что видел, стоя с открытым ртом.

Я сделала несколько шагов вперед, крепко держа нимб и наблюдая, как все присутствующие пожирают меня глазами, а в голове крутился вопрос — и что же теперь? Кому я его отдам?

Пока меня одолевали сомнения, ад сорвался с цепи.

Королева схватила Зэйна и потянула к себе, ее клыки замерли в каком-то дюйме от его шеи.

— Отдай мне нимб, — прошипела она, — или я осушу твоего любовника до последней капли крови. Его плоть увянет, а душа станет повиноваться мне.

По тому, как побледнел Зэйн, я поняла, что ее угроза не пустой звук.

Щелчок взведенного приклада в другой стороне привлек мое внимание. Я взглянула туда и увидела, как Уриэль направляет ружье на Стэна.

— Принеси мне нимб, или убийство этого молодого человека тяжким бременем останется на твоей вечной душе.

— Ты не можешь убить его, — попыталась я блефовать. — Ты же ангел.

Он ни за что на свете не совершит того, что заставит его застрять на целую вечность в окружении таких, как мы.

Раздался щелчок еще одного взведенного курка, и мужчина из команды ангела взял Стэна на мушку.

— Нет, — согласился Уриэль. — Но один из моих последователей убьет его вместо меня.

— Нет! — закричала Реми, качая головой и пытаясь закрыть Стэна собой. — Оставь его в покое. Он ничего об этом не знает. Возьми меня вместо него.

Патер засмеялся.

— Зачем мне это, когда нужные рычаги у меня уже имеются?

— Джекки, отдай нимб Уриэлю. Даже если он и уничтожит меня… это не важно. — Спокойным голосом произнес Ноа и сел. Его красивое лицо было усеяно синяками и порезами, светлые волосы спутанными прядями свисали вдоль щек, но он по-прежнему оставался нечеловечески прекрасным. Точеный рот Ноа упрямо сжался, когда он посмотрел на меня. — Это — единственный логически-верный поступок, который ты можешь сделать.

Подчинившись звуку его голоса, я сделала несколько шагов по направлению к Уриэлю. Мне не хотелось, но противостоять прямому приказу моего создателя я не могла.

— Сделай что-нибудь, — прошипела королева Зэйну.

— Джекки, стой, — подчинился Зэйн.

Я остановилась всего в нескольких дюймах от границы храма. Что?..

— Не отдавай нимб ему, — произнес Зэйн напряженным голосом. — Отдай королеве.

Я повернулась и направилась в другую сторону, подальше от Уриэля. Моя рука уже протягивала нимб королеве Нитокрис. Черт побери, он был моим…

— Стой, Джекки!

Голос Ноа заставил меня остановиться. Ощущая свое полное бессилие, я повернулась, чтобы посмотреть на него. От противоречивых приказов я впала в ступор.

— Джекки, принеси нимб мне… и королеве, — добавил Зэйн в последний момент.

Я снова двинулась вперед.

— Стой! — потребовал Ноа еще раз.

Я подчинилась, теперь уже пребывая в чертовском раздражении.

— Да решите уже между собой в конце-то концов, — взорвалась я.

Я услышала, как Реми потрясенно выдохнула:

— Зэйн — ее второй создатель. Создатель вампир.

Она была еще тугодумней меня, но тем не менее, все же пришла к верному выводу. Внезапно я вспомнила…

Мужчина с темными волосами поцеловал меня в щеку, укладывая в мусорный контейнер. “Сладких снов, Принцесса”.

59
{"b":"251001","o":1}