ЛитМир - Электронная Библиотека

делать асаны, особенно перевернутые и выпады с прогибами, – кажется, полетишь под откос, хотя

вроде бы понимаешь, что места достаточно.

Сильнейшая дрожь от мощи, экстаза в теле и страха разбиться.

Вишу на своем ковре-самолете в пустоте, отдельно от всего. Окружающие красоты крымской

природы – это декорации на сцене Большого Академического Театра Иллюзии.

Выдох – восторга! На полусогнутых трясущихся ногах – вся йога. Почти Иссык-Куль. (Да, волей-

неволей мы с Папой сравниваем испытываемое с высочайшей планкой, заданной этим запредельным,

фантастическим местом силы).

Повернулся лицом к торчащему из-за утесов клыку Караул Оба, горного массива,

напоминающего носорога.

1-й круг Ока Сидерского, задержки. Понимаю, десятым чутьем: «Финиш!»

Термоядерная вспышка! Бешеная сила обрушивается сверху, кружит, подбрасывает (кажется,

топочу) и вжимает в утоптанную тропинку с мелкими острыми камешками.

«Добро пожаловать во второе внимание! »

Танцую в нем какой-то неистовый танец Шивы.

 Второе внимание

Папа и Борода писали:

Картинка мира следующая.

При помощи йоги, форсированного дыхания и зикров мы увеличиваем частоту восприятия (сдвигаем

точку сборки в другой диапазон). Мир остается таким же, но воспринимаем мы его по-другому, видим

привычные объекты в непривычном виде, видим объекты, которые не воспринимались в обычном

состоянии.

Возможно, мы воспринимаем мир дискретно, покадрово, как в кино. Когда мы повышаем частоту

вибраций, то начинаем воспринимать каждый кадр отдельно и видеть промежутки между кадрами

(Пустоту), сквозь которые виднеются различные миры (которые мы назвали «Блистающими

Мирами»), отличные от привычного.

Чем выше скорость восприятия, тем больше промежутки между кадрами.

В течение июня-июля 2005 года мы провели шесть фестивалей по экстатической йоге и танцам, с

созданной на наших семинарах очень мощной по энергетике командой – настоящим отрядом

«космонавтов», да еще в местах Силы (подмосковный Звенигород, Крым, Новороссийск, Поволжье,

Урал, курорт Боровое в Казахстане). В результате мы освоились в мирах сверхвысокой частоты

вибраций, как у себя дома.

Во время фестиваля на Иссык-Куле в августе 2005 года мы достигли такой скорости вибраций, что

вошли в интересное состояние, которое назвали «второе внимание» (термин К. Кастанеды). В

разогнанном состоянии мы созерцаем какие-то картины или чувствуем экстаз или все это вместе

(иногда – и запахи, и вкусы). И вдруг что-то мелькнуло, какая-то вспышка. Кайф в том, что эта

вспышка разворачивается в целые миры, абсолютно недоступные для восприятия ранее.

К примеру, мы форсированно дышим, я (с открытыми глазами) слева внизу увидел светящуюся точку.

Начинаю созерцать ее боковым зрением. Неожиданно она начинает двигаться, выписывая

замысловатые траектории. В процессе дыхания возникает много таких глюков. По окончании дыхания

пытаешься вспомнить хоть что-нибудь, так скорость восприятия резко падает (как и на выдохе после

задержек). Удалось вспомнить эту светящуюся точку. Тут обрушивается осознание, что это точка

сборки, и я созерцал ее движение.

Описывать словами второе внимание затруднительно, а действовать там легко и непринужденно,

будто всю жизнь только этим и занимался! В теле при этом чувствуется небывалый экстаз, оно объято

сильнейшим, обжигающим жаром и СВЧ (сверхвысокочастотными) вибрациями.

Ныряя в межкадровые дыры, ты оказываешься в бешеном калейдоскопе: с огромной скоростью

мелькают, разворачиваются и переплетаются ярчайшие многомерные картинки, содержащие знание

об устройстве мира, ты испытываешь озарения и обретаешь (точнее, вспоминаешь) сиддхи

(сверхспособности), виртуозно жонглируешь и управляешь энергетическими потоками.

Метафора такая: идет скачивание информации по сверхскоростному кабелю в виде пакетов

гигантского объема. И ты воспринимаешь весь пакет полностью, причем без помощи ума, в состоянии

отключенного внутреннего диалога. Это целостное знание. Затем этот пакет сжимается,

упаковывается в архив и сохраняется в памяти твоего энергетического дубля.

Пум-с! – первое внимание. Обнаруживаю себя в позе вареного рака, крепко и глубоко

вцепившегося скрюченными пальцами-клешнями в серую пудру грунта. Мышцы ног закаменели,

кроссовки прикипели к Матери-Земле. Пришпиленное к плато, как бабочка на холсте коллекционера,

тело трепещет от вибраций СВЧ.

Вот это да!

Собравшись, в сильной измененке и с замирающим сердцем, сделал второй круг, попел.

Хороший космодром!

28.08.05. Утро

Твердость

Сегодня, кроме стихий жаркого солнца, лазурного моря с бурыми островками колышущихся

водорослей, отлично видными сквозь кристально-чистую воду, ярко-зеленых пушистых сосен

Станкевича с длинными иголками, живописных растрескавшихся скал, на йоге добавилась могучая,

игривая стихия Ветра.

Мы с Папой уже не раз играли с энергией ветра. Но если раньше ветерок своими кудрявыми

завитушками ласкал и щекотался, то сегодня Сила ветра буквально пронизывала тело. Когда скорость

ветра стала максимальной, я нарочно развернулся лицом к нему, наслаждаясь тугими струями,

ударявшими в переднюю сторону тела.

Воздушные потоки прошивали тело насквозь, и, расфокусировав взгляд, можно было созерцать

энергетические струны, вибрирующие голубоватые волокна, на которых покачивалось мое тело.

Стремительные стрелы пронзали меня и уносились дальше, причудливо закручиваясь и извиваясь в

пространстве.

Острое ощущение, будто я подвешен в пустоте, на этих нитях.

Вдохи-выдохи упругие, со свистом. Текучие, прокачивающие горячим потоком, движения.

Хочется продлить удовольствие в каждой растяжке, прогибе или наклоне. Хочется созерцать,

наблюдать, смотреть и любоваться во все глаза: на пушистое ущелье, по которому несется ко мне

энергия; на бликующее, подернутое тончайшей сеточкой волн море, на бездонное небо, темнеющее и

падающее сверху на задержках; на камни и островки, торчащие из воды; на белесый ломтик Луны

(специально поворачивался, чтобы месяц оказывался на траектории моего взгляда); на лошадиную

гриву мыса «Капчик»; на горные хребты, рассекающие пространство подобно острым зубчатым

пластинам на спине дремлющего здесь с незапамятных времен динозавра.

Звуки шагов по гальке, снизу, с почти пустынного в это время Царского пляжа, доносятся гулко,

неестественно, точно из глубокого колодца, словно из другого мира…

Тихое ликование, глубинная радость от того, что это все существует вместе со мной, дышит,

живет и поддерживает меня, щедро делится и наполняет крепкой, осознающей себя Силой.

Это не Благодать, и не сумасшедшая, буйная Мощь, это нечто Другое, незнакомое доселе. (Опять

сложности с формулировочкой…)

Пожалуй, это спокойная, ровная, крепкая, уверенная в себе Твердь, незыблемая скала, поющая на

низко, басовой ноте (даже звук «Элль» пел ровно, насыщенным Шаляпинским басом).

«My Lord is Rock in wееryland! »

Тело не дрожит, необычайная устойчивость и твердость, гудение Потока. Монолит тела отлит из

скальной породы.

Поначалу не хватает скорости восприятия, чтобы разглядеть и запомнить грандиозные миры второго

внимания, просторы Заастралья. После путешествия в памяти остаются лишь обрывки

захватывающих переживаний, кусочки мозаики, ее мизерная часть. Остается чувство трепета и

восторга от прикосновения к одной из тайн мироздания. И легкое сожаление, что она опять

ускользнула у тебя из-под носа, едва ты попытался расшифровать ее, перевести в термины, понятные

уму.

Но постепенно ты научаешься фиксировать эти состояния, зацеплять своим намерением картинки или

4
{"b":"251252","o":1}