ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

6

Луа перевязала рану Лэсситера. Время от времени он делал глоток виски из бутылки. От него не укрылось, что краснокожие делали по этому поводу пренебрежительные замечания.

Подобное Лэсситер переживал в первый раз. Как правило, индейцы всегда зарились на виски и другие крепкие напитки. Только у этих воинов, казалось, не было такого пристрастия.

Лэсситер также удивился, что индейцы оставили их в покое. Он считал, что его давно должны были связать.

Что это за таинственное племя?

– Ты их встречала когда-нибудь? – спросил он тихо Луа.

Она отрицательно покачала головой.

– Таких я еще никогда не видела. Они более рослые, чем апачи и команчи, более стройные. Лица очерчены более резко.

Она взяла бутылку виски и хотела немного плеснуть Лэсситеру на рану. Это было обычное исцеляющее средство на все случаи жизни.

Тогда один из индейцев что-то выкрикнул и медленно приблизился к ним. Держа в левой руке деревянный горшок, он встал на колени около Лэсситера.

– Это лекарство лучше, – улыбаясь, сказал индеец на безупречном английском языке без акцента. – Держитесь спокойно, мистер.

– Чрезвычайно мило, что вы мне помогаете, – сказал Лэсситер. – Можно узнать, с кем мы имеем честь говорить? Мое имя Лэсситер. Мою спутницу зовут Луа Макбрайд.

– Меня зовут Чарльз, – сказал индеец с достоинством и наложил на рану мазь. -Вы можете сесть, мистер Лэсситер? Я должен также добраться до выходного отверстия.

Лэсситер сел с легким стоном. Он уже почувствовал, что эта мазь распространяла приятную прохладу и имела резкий, похожий на мяту запах, который освежил его дыхательные органы.

– Это хорошо действует, Чарльз, – признал он. – Мне кажется, вы разбираетесь в том, как лечить раны.

– Пустяки, – сказал Чарльз скромно. – В нашем племени есть люди, которые гораздо больше разбираются в этом.

Из переброшенного через плечо полотняного мешочка он вынул какие-то листья и приложил их к ране. Только теперь очередь дошла до повязки, которую Луа все это время держала наготове.

Время от времени Лэсситер пригубливал виски из бутылки.

– Плохое лекарство, – сказал Чарльз.

– Мне оно помогает наилучшим образом, – ухмыльнулся Лэсситер. – Что будет с нами дальше? Мы должны считать себя вашими пленниками?

– Вождь примет решение, что с вами делать.

– Мы для вас – не враги, – отметил Лэсситер.

– Но вы и не являетесь нашими друзьями, – улыбнулся Чарльз. – Кто стрелял в вас, мистер Лэсситер?

– Банда стрелков Кинсберга, – ответил Лэсситер, – если вам что-либо говорит это имя.

– Кинсберг?

Чарльз бросил странный взгляд на своих собеседников. У них было напряженное выражение лиц.

– Наш вождь примет решение, – повторил Чарльз. – Вам придется набраться терпения.

Он удалился.

Лэсситер устроился поудобнее, использовав седло как опору для спины. Он чувствовал себя уже значительно лучше и предполагал, что скоро снова будет в прежней форме.

Индейцы развели огонь и поджарили мясо на сковороде. Без слов они принесли две порции своим пленникам, дали также кукурузный хлеб, который оказался чрезвычайно вкусным.

Затем в вечерних сумерках прибыл вождь. Во всяком случае, Лэсситер предполагал, что он был здесь начальником.

Он выслушал, что ему сообщили воины. Разговор велся тихо, и Лэсситер не мог понять, что там обсуждалось.

Вождь мрачно смотрел перед собой, это не предвещало ничего хорошего. Наконец он подошел к Лэсситеру и Луа и посмотрел на них без всякого выражения. Прошло некоторое время, пока он заговорил.

– Вы действительно Лэсситер? – спросил он. – И у вас была перестрелка с людьми Кинсберга?

Лэсситер спокойно кивнул.

– Да, это так, вождь. Негодяи Кинсберга хотели убить меня по какой-то причине, которая мне неизвестна. Я оборонялся и при этом был ранен.

– Я не вождь, – сказал индеец. – Мое имя – Массаро. Я такой же воин, как и все другие. У нас есть лишь один вождь, которого мы называем сахем. Он решит, как с вами следует поступить, мистер Лэсситер.

Затем Массаро испытующе посмотрел на Луа.

– Вы – Луа Макбрайд?

– Почему вы спрашиваете, Массаро? Или я должна говорить мистер Массаро?

Индеец слегка улыбнулся.

– Массаро – достаточно. Так это действительно вы?

– Да, меня зовут Луа Макбрайд.

– А почему вы поскакали с Лэсситером в эти горы?

– Потому что мы сбежали, – ответила Луа. – Послушайте, Массаро, это сложная история, и я думаю, что она вас вряд ли заинтересует. Я должна была подставить Лэсситера под нож убийц Кинсберга, но затем приняла другое решение. В последний момент я выложила Лэсситеру всю правду. Завязалась горячая перестрелка, и Лэсситер задал жару убийцам. Теперь их сообщники гонятся за нами. Если они обнаружат нас, мы пропали. Эти долго не церемонятся.

Взгляд Массаро был очень серьезным и задумчивым. Он размышлял над тем, что ему рассказала Мария. Получалось, этот Лэсситер должен быть хищным, кровожадным волком. У Массаро же было другое впечатление. Но он решил быть осторожен, могло случиться, что эта парочка лгала ему.

– Вы останетесь нашими пленниками, – сказал Массаро. – Не пытайтесь сбежать, это бесполезно. Вы никогда не найдете выход из лабиринта каньонов.

Он отвернулся и отошел к другим воинам.

– Что бы это могло означать? – спросила Луа со страхом. – Что это за странные индейцы, Лэсситер?

– Я не думаю, что эти индейцы – охотники за скальпами, – успокоил ее Лэсситер и улыбнулся. – Здесь скрывается какой-то секрет.

– Но какой?

– Может быть, мы сумеем его узнать, а возможно, и нет.

– Ты чертовски спокоен, Лэсситер. Это выводит меня из себя.

– Так или иначе, мы ничего не можем изменить.

Они посмотрели на индейцев, которые собрались в кружок и сидели на земле на корточках.

Лэсситер стоял перед загадкой: здесь речь шла о каких-то таинственных обстоятельствах, о которых – обычно, казалось, всезнающие – боссы седьмой бригады не имели ни малейшего представления.

Массаро тихо рассказывал остальным:

– Мария говорила мне, что Лэсситер является убийцей; это она узнала от своего отца. Кинсбергу угрожает могучий мексиканский дьявол. Мы должны в горах держать ухо востро, Мария обещала своему отцу, что мы ему поможем.

– Это должно быть нашей ответной услугой? – спросил Чарльз.

– Каждый договор имеет определенные условия, – сказал Массаро. – Мария выторговала у отца великолепный договор. Мы получаем ту часть горной территории, которую хотели. За что Мария обещала ему нашу поддержку против этого дьявола.

– Кто такой этот так называемый дьявол?

– Его зовут Яго Манаска.

Это имя никому ни о чем не говорило. Все молчали и раздумывали. Они были людьми, скупыми на слова. Им не было свойственно много говорить и делать поспешные выводы. Они предпочитали лучше подождать и все обдумать.

Массаро еще раз рассказал им все, что услышал от Марии, и закончил рассказ словами:

– Она доверяет отцу. Она теперь убедилась, что он все еще любит ее.

– И она его также любит, – сказал Чарльз. -Может быть, это чувство делает ее слепой.

Массаро серьезно кивнул:

– Да, может быть.

– Что нам делать, Массаро?

– Мы должны подождать, пока вернется Мария.

– Когда она приедет?

– Она выедет этой ночью. Завтра на восходе солнца или чуть позднее она будет здесь.

Снова они раздумывали в полном молчании. Взошла луна. В тишине раздался стук копыт.

Воины обменялись понимающими взглядами. Некоторые из мускулистых парней скользнули в тень скал и кустов.

Прошли минуты, пока появился всадник. Воины тотчас же побежали к нему, узнав его в лунном свете.

– Виктор! Что тебя привело сюда?

Виктор был высоким, худым и крючконосым молодым мужчиной, как все они. Он сказал, не слезая с седла своего мустанга:

– Томас исчез.

Воины удрученно переглянулись. Это было очень плохое известие. Томас исчез! Это означало, что он сбежал. Сбежал из тюрьмы, в которую его заперли соплеменники.

11
{"b":"25127","o":1}