ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джим, – сказал он без заминки. – Джим Стоун.

Это имя он придумал себе по дороге. Они выпили.

– Пожалуй, можно подумать, что ты – индеец, – усмехнулась она.

– Да, наполовину, – ответил он. – Это тебе неприятно?

– О нет! Вовсе нет. Я особенно люблю мужчин-метисов.

Лило прижалась к нему и почувствовала, как он напрягся. Она знала свое дело, он же, напротив, не имел ни малейшего представления о низости подобных дам.

Ему не бросились в глаза также пятеро мужчин в дальнем углу, ' которые время от времени незаметно поглядывали на него и Лило. Он вырос в лишенной опасности обстановке. Чтобы понять этот мир, в котором он сейчас находился, ему еще нужно было многому научиться.

Он также не замечал, что постепенно пьянел. Он не знал, насколько могла возрасти опасность, если человек терял контроль над своими помыслами. Особенно опасно становилось, когда человек попадал в голодную волчью стаю.

Лило уже просигнализировала мужчинам, что она нашла достойную жертву.

Принесли вторую бутылку, и он с готовностью заплатил.

– Ты не хочешь побыть со мной наедине, Джим? – спросила Лило и затем завлекающе погладила рукой его правое бедро.

Она давно знала, что посадила его на крючок, и лишь удивлялась, что он был таким робким. Он. вел себя как юноша с фермы, который в первый раз почуял запах большого мира и был в немалой степени смущен.

Мужчины тайно подавали ей подбадривающие знаки. Они презрительно ухмылялись, так как до них уже дошло, что имеют дело с молокососом.

Это были первостепенные мерзавцы. Их предводитель называл себя Джон Сагуро, якобы из Техаса. На самом деле он был мексиканец. Это – не кто иной, как Рио, правая рука дьявола Яго Манаски. И он приехал в это порочное гнездо в надежде найти здесь определенный след.

Он сразу понял, что незнакомец был индейцем, а именно одним из тех, которые жили намного дальше к востоку.

Рио был опытным человеком. И он знал по рассказу своего босса, что это изолированно живущее племя индейцев не было ни апачами, ни команчами, ни кайовами. Речь шла о другом виде, а именно – о высокого роста индейцах с резкими чертами лица и выступающими орлиными носами.

Конечно, полной уверенности у Рио не было, но он, несмотря на это, дал задание белокурой девушке заглянуть парню под поля шляпы. У мальчишки также были деньги, и немалые. Свернутые в трубочку доллары, которые он до этого показал Лило. наверняка не были его единственным состоянием. Но этот секрет Лило скоро раскроет. Теперь осталось ждать не так долго, самое большее два часа.

Лило взяла индейца под руку и поднялась с ним вверх по лестнице, которая в конце питейного зала вела на второй этаж.

Здесь считалось вполне нормальным, что девушка уволокла с собой гостя, так как Бэтвинг был сущим порочным Вавилоном. В этом гнездовье не было ни начальника полицейского участка, ни шерифа. И не было ни одного жителя, который не жил бы за счет темных делишек.

Лило исчезла со своим фраером в одной из комнат. Пять парней разразились лошадиным ржанием. Однако Томас, то бишь Джим Стоун, этого не слышал. Комната была расположена в самом конце прохода, двери и стены были сооружены необычно надежно.

Но теперь хитрая Лило была в растерянности и не знала, что ей делать. Неуклюжий парень стоял посреди комнаты с повисшими руками и, казалось, не понимал, как все должно происходить дальше.

Лило привыкла, что ее клиенты сразу переходили к делу. Всем нужно было именно это. Долго парни не могли терпеть и сразу бросались с ней на постель.

В первый момент Лило хотела нагрубить ему, но потом вспомнила, что у нее было важное задание, которое ей еще принесет кое-какой доход. Она также знала, что имя ее заказчика было Рио и что с ним шутки плохи.

И она пустила в ход свое искусство обольщения. Воркуя и хихикая, она танцевала и поворачивалась перед ним и медленно расстегивала пуговицы своего платья. Под ним было надето немного, лишь минимум черного белья, отделанного кружевами.

Томас широко открыл глаза, и его еще больше бросило в жар.

– Ну, что такое? – поманила она. – Чего ты ждешь, Джимми-бои?

И «Джимми-бои» наконец осознал, что находился здесь, чтобы кое-что испытать. Он быстро разделся и затем медленно приблизился к ней.

Несмотря на тусклый свет лампы, ей сразу бросилось в глаза, что все его тело было загорелым без единой светлой полосы. А это означало, что он часто бывал на солнце голым.

– Ты теперь выглядишь как настоящий индеец, – улыбнулась она. – Может быть, ты все-таки чистокровный индеец?

Он немедленно клюнул на приманку. Вино, а до этого виски и пиво на него заметно подействовали.

– Ты никому больше не скажешь? – спросил он.

– Даю честное слово! – объявила она и в подтверждение этого положила правую руку на свою грудь, туда, где билось сердце. – Никто не узнает от меня ни единого слова. Ты, таким образом, индеец?

Он взял ее в объятия и стянул с нее черное кружевное белье. Она отклонилась назад.

– Сначала ты должен ответить на мой вопрос, Джимми-бой.

– Да, – выдохнул он нетерпеливо и придвинулся к ней. – Я – сенека.

Затем он схватил ее и бросил на кровать. В следующий момент он уже лежал на ней и так стремительно овладел ею, что у Лило слегка закружилась голова.

– Господи! – простонала она. – Ну и темперамент же у тебя…

И затем она закрыла глаза и некоторое время лишь издавала стоны. Прежде всего она хотела получить наслаждение. Обычно это было не что иное, как холодное профессиональное занятие, во время которого страсть лишь разыгрывалась. На этот раз все было совершенно иначе.

И каким неутомимым был этот Джимми-бой! Такого любовного приключения белокурая Лило не переживала еще никогда. Он был, однако, не наивным, неопытным юнцом из деревни. Даже Лило могла у него кое-чему поучиться.

Он был ненасытным, долго не проявлял никаких признаков усталости. Постепенно он начал вызывать у нее раздражение.

– Но за это нужно кое-что заплатить, – с трудом выдохнула она в промежутке. – Ты, безусловно, знаешь об этом.

Он весело засмеялся.

– Сколько же ты хочешь?

– Такой номер не пройдет меньше чем за триста долларов.

– Ты их получишь, прекрасная женщина.

Тут наконец он сделал паузу. Он взял свои джинсы и вынул оттуда свернутые в трубочку долларовые банкноты – там были только сотенные купюры. Наигранно небрежным жестом он отсчитал пять бумажек и положил их на ее голый живот.

– О боже, а ты щедрый! -засмеялась она.

– Мне это не трудно. У меня еще много денег.

Она поднялась и спрятала деньги в потайной кармашек своего платья. Не обязательно кому-либо знать, какую выгодную сделку она совершила в эту ночь.

Но постепенно нужно было опять сконцентрировать внимание на порученном ей задании.

– Кто ты, собственно? Сенека?

– Да. А в этом есть что-то особенное?

– Об этом племени я еще никогда ничего не слышала.

– Мы переселились с востока, из Иллинойса. Наше племя более ста лет назад перебралось на запад.

– А где живет это племя?

У нее все вибрировало внутри от напряжения. Это, было как раз то, что хотел знать Рио. Он искал таинственное племя индейцев. Может быть, именно то, которое он намеревался разыскать.

Она не знала, что хотел от них Рио, ей было безразлично. Он обещал двести долларов в случае, если она добудет ему необходимые сведения.

Теперь они у нее были.

– Где вы живете? – повторила она свой вопрос и двинулась, кокетливо покачивая бедрами, к маленькому столику, на котором стояли разнообразные бутылки. Она налила виски. И почувствовала, как индеец снова пожирал ее жадными взглядами.

– В горах Алама Хуэко, – сказал он. – Послушай, мне могут понадобиться несколько крепких парней, воинов. У меня есть кое-какие планы.

Дело становилось все более интересным. Это было сообщение, за которое Рио наверняка раскошелится еще на несколько дополнительных купюр.

Индеец вдруг оказался позади нее и схватил за талию. Он поднял ее, как будто она была пушинкой, и, стоя, овладел ею снова. Это была позиция, абсолютно незнакомая ей.

13
{"b":"25127","o":1}