ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже очерствевшему Амосу стало жаль их. Но он не должен был двигаться с места. Тип около стойки пригрозил сделать ему пару таких инъекций из свинцового шприца, что в ближайшее полугодие он будет негоден для работы.

Амос мог двигаться лишь тогда, когда поступал заказ. И он должен был сделать одолжение и поживее поворачиваться. Все следовало исполнять молниеносно, иначе Амос получал пинок в зад. Он уже вынужден был стерпеть полдюжины пинков и, соответственно, кипел от ярости.

Три девушки стояли уже голые и беззащитные.

Парень за пианино стучал по клавишам и к тому же горланил так, что у остальных звенело в ушах.

Поэтому никто не услышал топота копыт.

Но Амос Старински увидел двух всадников, потому что он вынужденно должен был смотреть именно в этом направлении. -.

Парень у стойки сделал выстрел в пианино, и его сообщник тотчас же убрал лапы с клавиш. ]

Снаружи оба всадника спешились.

Негодяи их не заметили.

– Три порции водки, – приказал человек с револьвером у стоики. – Три полных стакана! Живо, толстопузый!

Амос Старински заторопился и наполнил большие стаканы. Он уже почти достиг пределов нервного напряжения.

Черт возьми, почему он не сражается? Почему без сопротивления позволяет проделывать все это?!

Что нужно здесь обоим всадникам на пегих лошадях?

Пегие лошади!

Проклятье, а не были ли эти пегие лошади той же породы, что и у пленных индейцев?

Наконец, один из двух всадников вошел в зал. Он вызывающе распахнул качающуюся дверь.

А как он вошел внутрь! Как будто ему принадлежит весь мир. Как будто у него были шоры на глазах.

О дьявольщина! Разве он не замечал, что здесь происходило?

Он остановился посреди помещения. Свой винчестер он небрежно держал в левом кулаке. Это выглядело вполне безобидно.

Между тем четверо бандитов его также заметили.

– Приятное общество собралось здесь, – сказал вошедший невозмутимо. – Вам нравится эта игра?

Четверо настороженно заняли позицию. Было ясно, что они сейчас продырявят этого рослого незнакомца, конечно, лишь после обычного короткого диалога.

– Тебе, кажется, не нравится, парень? – спросил тип у стойки.

– Совершенно не нравится, – сказал Лэсситер.

– Тогда опусти-ка пулемет, парень! – произнес тип у стойки. – Тогда мы возьмем тебя в нашу игру.

Лэсситер вызывающе ухмыльнулся.

– Может быть, вы являетесь людьми Манаски? – спросил он в наступившей напряженной тишине. – То, что вы здесь делаете, точно соответствует этому.

– Чему, парень?

– Дьяволу Манаске.

Четверо бандитов выхватили револьверы. Они действовали жутко быстро.

Лэсситер резко присел на корточки, и из его винчестера посыпались вспышки огня.

У одного из окон также блеснул огонь, и раздался треск выстрелов.

Амос Старински исчез за своей стойкой и выставил у края винтовку с магазином и обрезанным стволом. Но когда он сделал это, в его салуне уже стало тихо.

Вошла Мария.

Четверо храбрецов лежали на полу. Один из них был еще жив. Лэсситер перевернул его ногой на спину и поглядел сверху вниз.

– Итак, вы принадлежите Манаске. Где я могу его найти?

– В… преисподней…

Голова бандита дернулась в сторону, и затем он навсегда замолчал, как и его сообщники.

Три нагие мексиканки стояли, как статуи. В другой обстановке и при других обстоятельствах это была бы чрезвычайно привлекательная картина.

Сейчас это не приходило на ум Лэсситеру.

– Мария, позаботься о них, – попросил он. – Здесь наверняка есть что-либо из одежды. Или нет?

Он вопросительно посмотрел на Старински. Тот утвердительно кивнул.

– Конечно, сэр, – сказал он. – Снаружи в моем магазине. Там есть женщина, которая вам все продаст. У нас, естественно, есть в продаже и платья.

Мария тихо разговаривала с мексиканками. Они прикрыли кое-где тело несколькими остатками материи и последовали за Марией на улицу. Смиренно шли они в двух шагах за ней.

Лэсситер обрезал веревки и освободил привязанных к столбам трех молодых мужчин. В изнеможении они опустились перед ним на колени. Слезы благодарности катились у них по щекам.

– Вам не нужно вставать передо мной на колени, – сказал Лэсситер. – Не следует также бояться меня. Я хотел бы только, чтобы вы ответили на несколько вопросов.

Лэсситер настоял на том, чтобы они сели с ним за один стол.

Тяжеловес Амос вытаскивал наружу последнего мертвого бандита.

– Что вы знаете о Манаске? – спросил Лэсситер. – Я уверен, что вы можете мне помочь.

Три мексиканца кивнули утвердительно.

– Да что Манаска, сеньор, – начал затем говорить один из них. – Мы все вам расскажем, что знаем, сеньор.

Мария вернулась с женщинами. Они были одеты в пестрые платья и выглядели по-настоящему привлекательно.

И они рассказали все, что им было известно.

14

Это была долина, в которой две недели назад был повешен достойный жалости Хуанито. Та скудная долина, где уже пролито много слез.

Здесь охотники на людей каждый раз делали остановку, когда вновь транспортировали очередной «груз» на юг в серебряные рудники.

В предыдущий раз пленники шли пешком. У них не было лошадей. Теперь все ехали верхом на мускулистых пегих мустангах. Поэтому они быстрее продвигались вперед, чем обычно.

Всего было пятьдесят пленников. Всех их строго охраняли. Каждый был в наручниках. На ночь им дополнительно надевали железные кольца на ноги. От кольца к кольцу растягивалась непрерывная цепь. Таким образом пленных растягивали в ряд, как по веревочке.

Если бы они захотели сбежать, то все пятьдесят человек должны были двинуться одновременно – но тогда они все упали бы, зацепившись за собственные ноги, потому что система этой цепи была сложной, как лабиринт с тысячей ходов.

В обычных случаях охотники на людей не пользовались этой цепью. Но на этот раз Рио не хотел рисковать. Он намеревался в целости представить дону Яго все плоды своей «работы».

Что это будет за триумф! В нем Рио купался уже теперь.

Но он все еще был полон подозрительности, она у него никогда не Притуплялась.

Почему пленники оставались такими спокойными? И как раз эти гордые воины!

Они наверняка не покорятся так просто своей судьбе.

Тут что-то происходило. Но что?

Рио кивком подозвал к себе палача Вика Макнелли.

– Брат этого предателя! Массаро! Что ты о нем думаешь!

– Я наблюдаю за ним все время, – сказал палач. – Он вызывает беспокойство. Здесь что-то не так. Я чувствую это.

– Как ты думаешь? Могут они рискнуть на восстание?

– Но не на открытое, для этого они слишком хитрые.

– Но они что-то замышляют, – сказал Рио. – У них такой дьявольски мирный вид.

– Как перед грозой, – Вик Макнелли ухмыльнулся. – Было бы совсем хорошо, если бы ты снова дал мне немного поработать.

– Ты знаешь, что дон Яго бывает недоволен этим. Помнишь, как мы две недели назад повесили пако с больной ногой?

– Дон Яго согласился тогда, что так и нужно было сделать.

– Но этот-то здоров.

– Тогда подстроим ему что-нибудь. Спровоцируй его! Подойди к нему и раздражай его, пока он не захочет наброситься на тебя. При первом же его движении выстрели ему в ногу, а затем я его повешу.

Рио одобрительно кивнул.

– Хорошая идея. Но сегодня прибывает дон Яго. До его приезда история должна закончиться.

– Это зависит от тебя, Рио.

Рио поднялся.

– Я терпеть не могу этого парня, Вик. Я больше не могу его видеть. Он чертовски высокомерен.

– Ты прав. Он смотрит на нас свысока.

Рио поправил оба своих револьвера. Это было его привычное движение.

Затем он пошел к пленникам в пыльную ложбину. Перед Массаро он остановился.

– Ублюдок!

Массаро сидел с поджатыми под себя ногами. Днем они не были соединены друг с другом этой длинной цепью. Он мог двигаться свободно, только наручники оставались на руках.

23
{"b":"25127","o":1}