ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ты можешь так думать, Джерихо! Кто угодно, только не Лэсситер. Он не выдаст,

— Ты же сама видишь, как это делается! — с горечью произнес он, имея в виду Джордж Миллера.

— Лэсситер — совсем другой человек!

— Каждого можно расколоть?

— Джерихо! Я чувствую, что у нас осталось совсем немного времени. Я боюсь за Лэсситера.

— Я, право не знаю, что и сказать.

— Давай хоть поглядим на дом паромщика со стороны.

— Ладно. Я иду запрягать лошадей, — сказал ворчливо старик и пошел во двор.

Пэт вернулась в дом. Когда она подошла кокну и выглянула во двор, ее чуть не хватил удар. Дверь в конюшню была открыта, а на пороге стоял Джордж Миллер.

Что за наваждение!

От волнения ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Бандит огляделся по сторонам и широким шагом направился через двор к дому.

Пэт подбежала к столу и схватила револьвер.

Он был уже в доме. Она открыла дверь, прислушалась. Услышав его шаги внизу, Пэт осторожно стала спускаться по лестнице вниз. Половицы скрипнули, и Миллер увидел ее.

— Вот ты где, стерва! Ну погоди! Сейчас ты мне ответишь за все!.. Но сначала я…

Пэт обеими руками подняла револьвер и прицелилась.

— Змея! Бестия! — зашипел Миллер и бросился к лестнице. Казалось, тяжелый револьвер в руках Пэт не производит на него никакого впечатления. Он перепрыгнул сразу через несколько ступенек. Лицо его раскраснелось не только от злобы, но и от похоти. Глаза, казалось, метали молнии. Его тяжелое дыхание напомнило рев разъяренного медведя гризли, который, когда Пэт была еще совсем юной, чуть было не задрал ее.

Она сжала зубы и выстрелила. Казалось, прогрохотавший выстрел разнесет по бревнышку все ветхое строение.

Джордж Миллер остановился, прислонившись к стене, потом вдруг странно рассмеялся. Он был ранен, смертельно ранен. Но Пэт этого не знала, и бандит не мог этого понять! Когда, покачиваясь, он стал приближаться, Пэт нажала на курок еще раз.

Миллер упал навзничь и покатился вниз по лестнице. Несколько раз перевернувшись, он распластался, бездыханный, посреди холла.

Пэт кинулась в свою комнату и упала на постель. Ее одолевали мучительные приступы тошноты. Револьвер с грохотом упал на пол.

Через некоторое время в дверях появился Джерихо.

— Боже мой, надеюсь, никто не слыхал выстрелов? — спросил он, входя в комнату. Он погладил ее по плечу: — Экипаж готов, Пэт…

— Сперва убери его! А то я не могу спуститься, — простонала она в отчаянии.

Джерихо выпрямился.

— Я его оттащу обратно в конюшню, — сказал он и вышел.

Пэт слышала, как он гремел внизу, выволакивая тело мертвого бандита из дома. Потом все стихло. Ей опять стало дурно.

— Теперь ты можешь спуститься вниз! — донеслись до нее слова Джерихо, оказавшегося вдруг рядом.

Пэт вздрогнула от неожиданности. Уж не пригрезилось ли все это? Джерихо помог ей подняться.

— Ты только посмотри на себя! — сказал он с упреком. — Знаешь, тебе лучше отдохнуть.

Она отстранила его и, собрав силы, нагнулась за револьвером. — У меня кончились патроны…

Джерихо полез в карман и протянул ей коробку.

Пэт благодарно улыбнулась.

— Что бы я без тебя делала, Джерихо!

Заикаясь от волнения, он прошептал:

— Ты не можешь себе представить, как искренне я сожалею, что не подхожу тебе по возрасту!..

Она протянула ладонь и осторожно дотронулась до его колючей щеки, посмотрев ему в глаза. Потом отдернула руку и, полная решимости, стала спускаться вниз.

У задней двери их ждала открытая коляска, запряженная парой гнедых. Джерихо помог ей забраться, и Пэт без сил упала на мягкое сиденье. Он взял в руки поводья и кнут с еще более угрюмым, чем когда-либо, выражением лица.

Экипаж тронулся.

Глава 8

Лэсситеру все виделось, как в тумане. Вот опять появился этот черный бандит! Но на этот раз они не застанут его врасплох. Он понял, что негр вкалывает яд, чтобы сломить его волю. Почему же сейчас он пришел на два часа позже обычного?

Мозг Лэсситера работал на удивление ясно и четко. Но что важнее: наконец-то восстановилась его способность шевелить руками и ногами.

Лэсситер наблюдал, как старый негр остановился у двери, заглянул внутрь и зажег свечу. Он подержал кончик иглы на пламени, затем ткнул ее в кусок воска или чего-то похожего. Раздалось шипенье. Поднялся пар.

Лэсситер видел перед собой только светящиеся белки глаз, приблизившиеся к лежаку.

Он напряг все мышцы. Он не хотел убивать, но не хотел и умереть, а этот чернокожий негодяй пришел для того, чтобы всадить смертельную дозу! Так пообещал Джерри Грей во время последнего посещения, когда Лэсситер упорно отказывался назвать тех, кто послал его в Грин-Ривер.

Коварный старик уже было занес над ним ядовитую иглу…

Резко повернувшись, Лэсситер ударил старика одной ногой в шею, а второй пнул его в живот, так что тот скорчился и повалился на пол. Описав большую дугу, игла упала на вытоптанный пол дома паромщика, и Лэсситер заметил, что у этой длинной и тонкой иглы была деревянная ручка.

Старик попробовал было дотянуться до иглы. Однако второй сильный удар Лэсситера окончательно лишил его видимых признаков жизни.

Лэсситер соскользнул с лежака, поднял иглу и, подкравшись к двери, бесшумно отворил ее. В передней комнате спиной к нему на скамейке сидел часовой. Лэсситер осторожно подкрался сзади и уколол его иглой в затылок. Это было как укус комара. Парень слегка хлопнул себя рукой по затылку. Через несколько секунд он повалился на бок, как столб, увлекая за собой и скамью. Она загремела, но никто ничего не услышал. Вокруг не было ни души. Лэсситер наклонился, чтобы забрать револьвер и винчестер. В этот момент с улицы неожиданно ворвался Фентон Трумен, ближайший помощник Джерри Грея. Он вошел и остановился, ослепленный солнечным светом, увидел чью-то фигуру, но не узнал, кто это.

— Он уже на том свете? — спросил Трумен и разинул рот от удивления. Перед ним стоял не Спадди, а Лэсситер собственной персоной. Увидев лежащего на полу человека, Трумен молниеносно схватился за револьвер.

Лэсситер не успел еще поднять оружие. В его руках была только ядовитая игла, которую он и метнул, как дротик, в Трумена. Иголка вонзилась ему в грудь. Боли тот, видимо, вовсе не почувствовал, хотя тело моментально среагировало на яд. Сделав два-три вдоха, Трумен, как подкошенный, рухнул на пол.

Сердце Лэсситера готово было выскочить из груди. Он снова наклонился и поднял револьвер и винчестер. Винтовка была заряжена.

Сделав два шага, он оказался у ворот и — отскочил назад, захлопнув ворота.

Дом стоял примерно в двухстах ярдах от берега реки. Старый паром был готов к отплытию. Возле него толпились бандиты во главе с Джерри Греем. При них были лошади. Все разом оглянулись, услышав стук закрываемых ворот и почуяв неладное. Прогремели выстрелы.

Лэсситер бросился назад, в комнату, где провел в беспамятстве столько часов. Ставни были закрыты. Дневной свет проникал внутрь только сквозь узкие щели. Втянув голову в плечи, Лэсситер с разбегу надавил на раму: стекла разлетелись на тысячу осколков, а деревянные ставни затрещали и раскрылись. Лэсситер бросился вниз из окна.

Он приземлился в высокой траве, и, перевернувшись несколько раз, застрял в густом кустарнике. Старый дом паромщика задней стороной выходил на опушку леса, за лесом поднимались вверх отвесные скалы.

Лэсситер мгновенно вскочил на ноги и кинулся в лес. Тяжело дыша, он карабкался среди стволов огромных деревьев вверх по крутому склону. Достать его отсюда было бы не просто.

Когда Лэсситер услышал голоса и крики внизу, он остановился, присев на землю возле высокой старой сосны. Люди Джерри Грея суетились вокруг дома, пытаясь понять, куда он мог скрыться.

У Лэсситера чесались руки от желания пустить в ход винчестер. Но, подавив этот порыв, он повернулся и полез выше.

14
{"b":"25128","o":1}