ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одна из областей, где женщины имеют хотя бы подобие паритета с мужчинами, – литература. Образованные женщины елизаветинской Англии производят наибольшее впечатление своими литературными переводами, потому что аристократы и дворяне прежде всего учат дочерей именно иностранным языкам и музыке. Среди этих женщин выделяются дочери сэра Энтони Кука. Анна Кук, вышедшая замуж за сэра Николаса Бэкона, в 1564 году издала перевод с латинского языка такой значительной работы, как «Апология церкви Англии» Джона Джуэла. Ее сестра Милдред, супруга сэра Вильяма Сесила, говорит на древнегреческом с такой же легкостью, как на английском, и переводит с этого языка. Еще одна дочь сэра Энтони, Елизавета, леди Расселл, перевела с французского языка трактат «Путь примирения, затрагивающий истинную природу и сущность тела и крови Христовых во время евхаристии»; четвертая дочь, Катерина, известна своими переводами с древнегреческого, латинского и древнееврейского языков. В других семьях тоже появляются женщины-ученые. Мэри Бассет, внучка сэра Томаса Мора, хорошо разбирается в античной литературе и переводит Евсевия, Сократа и других древних писателей, а также книгу своего деда. Джейн, леди Ламли, издает перевод Еврипида. Маргарет Тайлер в 1578 году издает «Зерцало королевских деяний и рыцарства», переведенное с испанского. И так далее. Образованные женщины елизаветинской Англии намного свободнее в распространении плодов своего интеллекта, чем их матери и бабки.

Среди переводов вы найдете и оригинальные произведения женщин-писательниц. В 1582 году Томас Бентли издает двухтомник под названием «Памятник матронам», антологию религиозной прозы, написанной женщинами для женщин. Это просто выдающееся издание: уж где-где, а в религии всегда доминировали мужчины. Тем не менее многие женщины очень уверенно излагают в этой книге оригинальные богословские мысли. Доркас Мартин, жена лорд-мэра, пишет рассказ, где женщина наставляет в вере свою дочь, хотя обычно катехизисом занимаются священники. Франсез Невилль, леди Бергейвенни, для этой же книги пишет «Молитвы в стихах и прозе». Анна Уитхилл и Елизавета Граймстон – женщины не такого благородного происхождения, которые тем не менее тоже пишут о своей вере. В 1584 году Анна издает книгу «Горстка полезных (хотя и простых) трав», сборник из 49 молитв; Елизавета умирает незадолго до того, как ее книга «Сборник размышлений и воспоминаний» выходит из печати в 1604 году. Впрочем, самая выдающаяся из первых религиозных писательниц – Анна Локк. Незадолго до начала правления Елизаветы она оставляет мужа в Лондоне и с двумя маленькими детьми уезжает в Женеву, чтобы перевести проповеди французского протестантского богослова Жана Кальвина; ее переводы выходят в двух томах. В предисловии ко второй книге она прямо говорит о том, что, поскольку она женщина, ей недоступны великие дела; но именно поэтому для нее важно как можно лучше сделать то, что ей позволено[37].

Наиболее ярко новая свобода женщин писать и издавать книги проявляется в поэзии. Первым изданным сборником стихов английской поэтессы стала «Копия рифмованного письма, недавно написанного дворянкой в адрес непостоянного любовника» Изабеллы Уитни (1566–1567). За этим сборником последовал «Милый букетик, содержащий в себе сто десять философических цветков» (1573). Что еще интереснее, Изабелла – не знатного происхождения: она простая девушка из Чешира, которая приехала в Лондон, стала работать служанкой и сама научилась писать. Ее язык прямолинеен и честен, но это лишь делает стихи еще сильнее. Рассмотрим, например, ее «философический цветок» номер 65:

Слеза любимого легко
Гнев женский усмирит,
Но сердце мужа не смягчит
И море женских слез.

Еще лучше – заглавное стихотворение из сборника «Копия рифмованного письма», где героиня жестоко ругает своего любовника за то, что он решил жениться на другой женщине:

А если не способен ты
Быть верным лишь одной,
То не скрывайся: познакомь
Меня с твоей женой.
Чтобы исполнился обет,
Который ты ей дал,
Иль можешь правду ты сокрыть,
Как поступил Синон.
Коль ты возьмешь с него пример,
То запятнаешь род:
Смотри, как длинен список тех,
Кто уличен во лжи.
Превыше всех стоит Эней,
Дидону бросил он.
Царица кинулась на меч,
Обман не пережив.
Еще я знаю, что Тезей
Любимую предал:
Сбежал в ночи он, словно тать,
Пока она спала.
А благородный муж Ясон
Двух женщин обманул.
Не знаю я, как он смотрел
В глаза тем, кто все знал.
Руно златое обрести
Медея помогла,
Но, проведя потом с ней ночь
В объятиях любви,
Он сел в корабль и отплыл,
Забыв и клятвы все,
И то, как называл ее
Любимою женой.

Примеру Изабеллы последовала поэтесса Анна Доурич: ее «Французская история, или Печальное рассуждение о трех кровавых битвах во Франции во имя Евангелия Иисуса Христа» (1589) – длинная и сложная историческая поэма. Третья поэтесса, издавшая собственную книгу, – Елизавета Мелвилль, чей сборник «Всякая благочестивая мечта» вышел в 1603 году; четвертая – знаменитая Эмилия Ланьер, работающая над сборником Salve Deus Rex Judaeorum («Приветствую тебя, Боже, Царь иудейский»), который увидит свет в 1611 году. Явно написанный для женской аудитории и посвященный королеве Елизавете, этот сборник полон аргументов в пользу женщин:

Наш Господь и Спаситель Иисус Христос рад тому, что без всякого участия мужчины, свободный от первородного и всех других грехов с зачатия до смертного часа, был зачат женщиной, рожден женщиной, вскормлен женщиной и воспитан женщиной; и что он исцелял женщин, прощал женщин, утешал женщин… после воскресения сначала явился именно женщине, и женщину отправил, дабы она сообщила о его преславном воскресении остальным апостолам.

Заглавная поэма описывает страсти Христовы с точки зрения женщин – свидетельниц распятия. Ланьер указывает, что распяли Христа мужчины, а жена Пилата пыталась остановить казнь. В другом месте она приводит «Апологию Евы»: аргументы в пользу того, что первородный грех вкушения запретного плода – вина не одной Евы.

Нельзя Адама полностью простить;
Виновна Ева – он виновен больше.
Он силы не нашел, чтоб отказаться
От дара, слабостью преподнесенного:
Как стыдно для правителя земли!
Хоть Еву змей и обманул искусно,
Адам был должен Господа послушать,
Не забывать заветов, Богом данных:
Ведь он был Господином всей земли,
Когда еще не сотворили Еву.

Это остроумная и очень оригинальная поэма, состоящая из двухсот строф. Но удивительны в ней даже не литературные достоинства как таковые, а смелость, с которой Ланьер отстаивает свою позицию. Она явно отвергает идею, что женщины стоят ниже мужчин; более того, она говорит, что женщины, состоящие в мистическом союзе с Христом, на самом деле даже выше мужчин. Таким образом, женщины воспользовались своим писательским положением, чтобы восстать против подчиненного положения в обществе. Понадобится еще триста лет, чтобы добиться заметного прогресса в борьбе с патриархатом, но корни феминизма уходят именно в эпоху королевы Елизаветы, когда женщины смогли публично выражать свои взгляды. Они лежат в поездке Анны Локк в Женеву, отправившейся туда, чтобы принять участие в кальвинистской Реформации; в тираде Изабеллы Уитни в адрес любовника, который ее покинул; в безжалостной, но изящной логике Эмили Ланьер.

вернуться

37

«Каждый, кто призван им, должен сделать что-то для укрепления святого здания Церкви, но, поскольку из-за своего пола я не могу совершать великих дел, я буду как можно лучше делать то, что мне позволено, и, сообразно моему долгу, я принесла скромную корзину камней, дабы укрепить стены Иерусалима, где мы все милостью Божией считаемся жителями». Цитата по ODNB.

20
{"b":"251355","o":1}