ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это Игумнов. Начальник отделения розыска. Но… — В интересах Скубилина было спустить дело на тормозах. Рикошетом скрытый на вокзале разбой бил по нему. — Может, в плане-задании Черныху чего-то напутали…

Жернаков щелкнул зажигалкой.

— Я думал об этом. Сейчас Черных поехал домой. Утром он будет у меня. Я приказал, чтобы он представил мне план-задание…

На том и закончили.

Скубилин снял трубку прямой связи с дежурным .

— Скажи, чтобы подали машину и зайди ко мне. Сейчас поедешь.

***

Подполковник — дежурный, проинструктированный лично генералом Скубилиным, появился на вокзале около пяти.

Было ещё темно. Но уже шла большая предутренняя чистка перрона.

Вокруг разносился стук мусорных контейнеров. Пользуясь затишьем в перерыве движения поездов, носильщики ночной смены разбрелись с метлами и скребками. На ближайшей платформе тарахтел снегоуборщик…

Воспитанник Секретариата Министерста подполковник не стал ловчить.

Черная «волга» тормознула прямо у входа в дежурку.

Автоматчик в дверях взял под козырек.

— Сюда, товарищ подполковник…

На секунду высокопоставленному гонцу генерала предстала пустая дежурка с помощником у пульта. Тот сразу вскочил, ловко отрапортовал. Подполковник остался доволен.

— А что дежурный?

— Одну минуту…

Дежурный — майор ночные бдения переносил с трудом, за многие годы он так и не смог к ним привыкнуть. На каждом суточном дежурстве ему необходимо было хотя бы чуть покемарить перед рассветом. Наряд это знал.

«Хоть минуту! В машине, на корточках рядом с сейфом, даже в туалете. Все равно!»

Приезд поверяющего застал его на этот раз в неосвещенном помещении оружейной комнаты на стуле…

Разбуженный помощником он, ещё не проснувшись, на автопилоте, начал движение. Левая рука ещё проверяла галстук-регату и верхнюю пуговицу, а правая уже зацепила со стола форменную фуражку , на ходу водрузила и… Ноги уже двигались в верном направлении. Еще минута и он уже входил в дежурку — оживленный, насмешливый, словно и не спал вовсе…

— Наряд, смирр-но!.. — Заорал он на полном серьезе.

Его хобби было дурить головы начальству.

С места ударил строевым навстречу.

Подполковника из Управления он видел насквозь. В редкие свои приезды тот держался с большим достоинством, соблюдал дистанцию и обожал лесть.

— Здрр-равия желаю, товарищ пол-ковник…За время несения службы…

— Ладно, ладно… — подполковник остался доволен. — Я к тебе не проверять. Просто так завернул…

— Вот и хорошо… — Майор сразу насторожился. — Может чайку, Виктор Васильевич? Тут «эрл грэй» с бергамотом. Как раз заварили. Вам с сахаром? Там ведь у вас и чайку попить некогда… — Он крикнул в коридор. — Быстро! Чашку помыть и как следует! Для господина полковника. А пока вот… Рапорта, суточная ведомость…

— Да оставь ты это… — Подполковник устроился за пультом, он был по-особому приветлив.

Все подтверждалось.

— Давай просто поговорим…

— С удовольствием.

— Как жизнь идет?

— Разве это жизнь. Между нами говоря…

— Начальник ничего относится?

— Наш? Да он как отец родной.

— Серьезно?

— Вполне.

— А как у тебя с этим…

Орешек был ему не по зубам, но посланец Скубилина этого не замечал. Вокзальный дежурный представылялся ему мелкой сошкой, которой должно было льстить внимание сиятельного управленца. Посчитав подготовку законченной, схода перешел к заданию генерала.

— С Черныхом?

Подполковник явно что-то напутал. Дежурный был озадачен.

— А кто это?

— Из министерства! Старший инспектор…

— А, Черных… — Майор не знал, как лучше ответить:

«Сказать „не знаю“? Или „мой лучший друг…“ Выбрал неопределенное:

— Нормально…

На всякий случай он имитировал оживленность: глазки у него округлились, на щеках заиграли сипатичные ямочки.

— Он сегодня вроде заезжал к вам… — Подполковник взглянул испытующе.

Дежурный не знал, что ответить.

«Может пока я был в ружейке…»

Пришлось признать:

— А я и не видел!

— Его не было?!

Для подполковника это был момент истины.

«Черных на вокзале не приезжал!»

— Может, когда я выходил на вокзал. Подожди, я спрошу помощника… Ты послушай пока, вдруг позвонят… — он кивнул на пульт, пошел к двери. Подполковник и не заметил, как дежурный быстро перешел с ним на «ты».

Открытие его потрясло:

«Черных тут не появлялся! Обманул руководство!»

Он и не думал, что так легко и, главное, успешно выполнит поручение Скубилина. Пользуясь тем, что в дежурке никого не было, он набрал номер начальникаУправления:

— Товарищ генерал…

— Слушаю, — Тот ответил недоводльно.

«Наверно, прилег…»

Подпорлковник коротко отчитался.

Скубилин внимательно выслушал. К концу сообщения настроение у него поднялось.Отчет его устроил.

— Молодец. Возвращайся!

— Есть возвращаться!

Подполковник приободрился. На секунду его отвлек вспыхнувший огонек на пульте. Он снова поднял трубку.

— Слушаю, подполковник… — Теперь он уже выступил в качестве дежурного.

— Привет! — Голос в трубке был молодой, настырный. — Как там Качан.

Вернулся из Домодедова?..

— Качан?!

— Ну! У меня к нему дело. Давай, командир, по-быстрому! Нам надо с ним побазарить…

Звонивший явно не представлял себе, с кем разговаривает.

— В темпе. А то меня сейчас отключат, а отсюда никакой связи… Давай, друг!

Фамильярное «друг» явилось последней каплей.

Подполковник надулся, как индюк:

— Советую сначала научиться разговаривать, когда звоните в официальное учреждение!

— Ты че, старик, не доспал?!

— Молокосос! — он уже швырнул трубку.

Дежурный появился радостным чуть хмельным чертиком, несомненно, успел хлебнуть. Во рту у него уже болталась конфетка.

— Что там? — показал на трубку.

Подполковник полон был желчи, однако, сдержался:

— Звонят будто не в милицию, а в бордель! Спрашивали какого-то Качана…

— Это старший опер…

— Какая разница?! Предупреди его! И крепко! А то я ему прочищу мозги! Насмотрелись сериалов…

— Конечно! — Майор поддакнул. — Пусть фильтруют базар!..

Звонок был необычный — ни по времени, ни по месту, где Качана искали, — «в дежурке…». Майор сразу это заметил.

— Ему перезвонят?

— Нет.

— А по какому аппарату звонили?

— По этому вот, справа…

«Через коммутатор МПС…»

— С линии?

— Он что-то спросил про Домодедово… Где он сейчас, Качан? — Подполковник был не против лично снять стружку с виновного. — На вокзале?

Дежурный цыкнул зубом.

— Отъехал. В Домодедово вагон пришел без пломбы … Они и кинулись все. Игумнов, Цуканов… Ну и Качан…

8.

— Звони! — Цуканов перекрестился, показал Африканцу на дверь.

За дверью могло ждать всякое. За тридцать лет в ментовке насмотришься и наслушаешься. Об этом чего говорить?!

Уши Бат Сантес обреченно взглянул на своего мучителя, но руку к звонку поднял .

Легкое треньканье прозвучал где-то далеко.

Квартиры тут были огромные, большинство имели комнаты для прислуги, черный ход. Потом их превратили в коммунальные. Жило по семь — десять семей в каждой. Недавно их выкупили, отмыли, произвели евроремонт…

— Еще звони!

Звонки звучали словно в пустом вымершем мире.

Все происходило, как они и полагали.

В квартире у Коржакова все было тихо. Зато по другую сторону площадки, за запертой дверью, за спинами Цуканова и нигерийца, громко запрыгал, залаял большой злобный пес. Потом там защелкали запоры.

Крупный мужчина в спортивном костюме появился на площадке:

— Вы к Евгению Ивановичу? — Несмотря на бессонную ночь он выглядел бодро. — А его нет…

Уши Бат Сантес повернул голову.

Сосед в первое мгновение растерялся, когда от дверей напротив на него глянуло черное, как смоль, лицо натурального нигерийца. Самое черное среди африканцев…

44
{"b":"25140","o":1}