ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэмбо огляделся: «Рыбацкого банка» — постоянного партнера «Дромита» — никто не представлял на панихиде.

—Сегодня Нисан, завтра я, Юра… — Генерал Гореватых кивнул на президента банка. — Неерия… Кто угодно!

Юра заметил:

—Мы должны выступить в качестве одного заказчика. Тогда и общий взнос был бы весомее.

Рэмбо не брал заказов:

— Много работы. Сожалею.

— Это мы должны сожалеть.

Ковача опустили в землю недалеко от входа, рядом с другим спортсменом, убитым в таком же московском подъезде.

Хоронили без гражданской панихиды, никто не произнес и двух слов над свежей могилой.

Сестры и племянницы Ковача — угловатые, незавидные, в черных одинаковых пиджаках и длинных юбках — держались напуганно. Их опекал охранник с газовым пистолетом на поясе.

Священник пропел свое. На этом кончилось.

Красноглазый Аркан с пачкой долларов, которая то и дело пополнялась, и его деловая помощница быстро и ловко руководили происходящим. Под их присмотром на аллее установили разборный, на винтах, стол, мгновенно появилась водка, пакеты с соками, еда.

Бросив на могилу земли, подходили к столу, водкой, блинами, кутьей молча поминали покойного.

—А все равно жалко… — Старушка-божий одуванчик вслух безотчетно возразила внутреннему голосу. — Такой молодой!..

Расходились так же молча.

В последнюю минуту глухой тоскливый звук разнесся по погосту. Это кричала несовершеннолетняя вдова убитого.

День склонялся к концу. Безнадежный плач стих. На площади за воротами проскрежетал трамвай. Негромко ударил колокол.

По асфальту за деревья неслышно тащило ветром пустой пакет. Мертвые подавали знак о себе живым.

Рэмбо, Игумнов и секьюрити обогнули храм.

Рэмбо должны были передать ключи от квартиры Нисана…

Площадка на Главной аллее была заполнена. Криминального вида крепыши кучковались в ожидании отъезда на поминки.

Металлическая цепочка, препятствовавшая въезду и выезду на кладбище, была опущена. Многочисленный кортеж блестящих машин правил в сторону Звенигородских переулков.

Неожиданная встреча с Варнавой произошла недалеко от ворот, рядом с утопавшими в цветах могилами Отари и Амирана Квантришвили. Крылатый ангел благословлял гранитные, с золочеными буквами памятники обоих братьев.

Игумнов заметил Варнаву первым. Кидала прошел почти рядом. На ходу схлестнулись взглядами. После происшествия в Музее восковых фигур они еще не видели друг друга.

Игумнов показал президенту «Лайнса» головой в сторону.

— Осторожно взгляни вправо… Оплывший, цвета непропеченного теста…

— Что-то знакомое…

— Варнава… По пьяни, между прочим, был не прочь взглянуть, что у меня внутри черепушки…

— Аккуратнее!

Очередной лимузин двигался достаточно близко. Сквозь затемненное стекло невозможно было разобрать ни лиц, ни количество сидевших в нем. Когда машина поравнялась, стекло позади водителя опустилось. Показался Аркан. В руке Красноглазый держал небольшой сверток. Это были ключи от квартиры Нисана.

Семинар секьюрити в Центре Елизаветы II в Лондоне был не целью Варнавы, а лишь временным прибежищем. Необходимо было отсидеться. Английские фирмы «Ричардсон» и «Колбрайд» брали на себя заботы об устройстве, предоставляли переводчиков… Варнава слинял в Англию сразу после удачного дела с чеком. Операция было простой. Он проделывал ее десятки раз с долларами, когда продажа и покупка валюты были делом рисковым. В случае задержания грозили статья и срок, а валюта и рубли конфисковывались. Для начала давалось объявление в газете: «Продажа валюты по минимальному курсу…» И номер телефона. Одноразового, снятого у незнакомого человека. Откликнувшемуся на объявление назначалось свидание, во время которого Варнава и его напарник обычно только наблюдали: нет ли подвоха, приедет ли покупатель один, без ментов на хвосте… В зависимости от результатов наблюдения назначалась или, наоборот, не назначалась следующая встреча. В положительном случае откровенно объяснялись причины, по которым свидание не состоялось. Назначая вторую встречу, уже серьезно обсуждали гарантии взаимной безопасности, а также технические детали. Продавец и покупатель, каждый с напарником, приезжали в своих машинах. Затем напарники обоих менялись местами. Один проверял качество валюты, второй наличие рублей. Если все соответствовало условиям, происходил обмен. Варнава — продававший валюту — освобождался первым. Ждал. Подсчет сотен тысяч деревянных занимал значительно больше времени. По окончании пересчета из второй машины давали сигнал. Напарники быстро менялись местами. Машины срывались с места. Варнава уезжал с рублями, его контрагенты — с подмененными в последний момент фальшивыми долларами.

Операцию с Арабовым готовил не он — кто-то из Фонда психологической помощи, точнее, те, кто за ним стоял. Варнава успел убедиться — для этих людей не было ничего невозможного.

Варнава сыграл в афере главную роль как исполнитель.

Отказаться было невозможно. Вот уж поистине: «За вход — рубль, выход — за два!» Верная смерть для всех, кто участвует…

Афера состоялась в Москве на площади у метро «Семеновская», как всегда скучной и незаполненной в утренние часы.

Варнава — в камуфляжной форме, с п о н т а генерал бывшей запгруппы войск, кто продал оружие Саддаму и Дудаеву, а потом вооружил афганских «каннибалов», — прибыл в «вольво». Сотник и Кудим — офицеры по жизни — сопровождали в качестве телохранителей. В портмоне лежал врученный ему чек в швейцарский банк, который Варнава должен был вручить представителю «Дромита» в обмен на наличные.

Операция требовала исключительного хладнокровия.

Варнаву, как и Жида, в далеком детстве натаскивал в воровском ремесле родственник Туманова, уже сходивший со сцены знаменитый Вангровер…

В назначенный час, минута в минуту, с ходу притормозили рядом с «мерседесом». За тонированными стеклами «мерса» находился Мансур — начальник службы безопасности «Дромита», телохранитель и приглашенный эксперт.

Варнава, сидевший в «вольво», опустил стекло, достал из портмоне чек, передал в «мерседес».

Кудим и второй боевик — светловолосый, крепкий, с чуть асимметричным лицом и крупным, с перебитой спинкой носом — Плата, готовые к стрельбе — пальцы на скобах спусковых крючков, — вышли. Расположились по обе стороны «мерседеса».

Сами они в это время находились тоже на мушке.

По площади и на подступах расставлены были секьюрити.

Внезапное появление конторы полностью исключалось.

Тут же неподалеку была припаркована «тойота» фонда «Дромит» с секьюрити и валютой бухарской фирмы. Как сказали Варнаве, сделки по обмену черного нала на чеки проходили тут регулярно. С теми же предосторожностями.

Нисан и глава службы безопасности «Дромита» Мансур перешли в «вольво». К ним присоединился и второй телохранитель председателя Совета директоров «Дромита» — тяжелый, приплюснутый робот с короткими рычагами-ручками.

«Шайба настоящая…»

Экспертиза началась.

—Чек настоящий… — объявил эксперт. — UBS — «Union bank suisses»… — Он был знаком с системой предъявительских еврочеков. — Солидный швейцарский банк.

Он подписал заготовленное заранее заключение. Получил гонорар.

—Не будем терять времени…

Чек «Union bank suisses» с соблюдением необходимых предосторожностей передали назад, в «вольво».

Сидевшие в машине не спускали глаз с ценной бумаги.

Чек снова поместили в портмоне, оставив на видном месте, у лобового стекла впереди.

Кудим остался рядом с «вольво». Его напарник — Плата, по-прежнёму готовый ежесекундно отразить нападение, перешел в «тойоту».

Там предстояло пересчитать три миллиона «грязных» наличных долларов, прежде чем их возьмет Кудим, а представители «Дромита» получат чек. Доллары считали долго. Наконец громкий звук клаксона из «тойоты» расставил все по местам. Плата с рюкзаками, полными валюты, уже бежал к «вольво».

28
{"b":"25141","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Доказательство жизни после смерти
Метро 2035: Питер. Война
Ремейк кошмара
Земля лишних. Горизонт событий
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Черный кандидат
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Технологии Четвертой промышленной революции
НЛП. Техники, меняющие жизнь