ЛитМир - Электронная Библиотека

Помощник кума изгалялся:

—Бумага на тебя лежит! А ты ни хрена не чешешься! Бутылку жалеешь к у м у ?!

Сообщение о том, что Бутурлин получил крупную взятку, все еще лежало у него в сейфе. К у м не отсылал бумагу, как положено, наверх. И не собирался передавать господину Корзинкину…

Овца написала на черновике: «Мне надо с вами поговорить. Я позвоню после работы…». Решиться на этот шаг было нелегко. Она жила за городом. Отец устраивал скандалы каждый раз, когда она не возвращалась вовремя. Грозил, что пойдет к генералу, потребует справку от врача о том, что она девушка… Овца вышла, тихо прикрыв за собой дверь. Бутурлин уловил, как пробили едва слышные колокола судьбы. Ничего не понял. В очень скором времени суждено было рухнуть его семейной жизни, карьере… Мысли заняты были другим: кум позвонил сам.

«Зачем?»

Бутурлин лукавил:

— Нет уж, уволь… У меня своих бумаг некуда девать!

— Ну как хочешь! Да! — Кум вспомнил. — Ты ведь хотел Афанасия допросить. Вора в законе! Вот и встретились бы!

Бутурлин осторожно уклонился:

—Где взять время? Подскажи!

Кум хмыкнул:

—Послушаешь вас с Толяном: только один РУОП все и тянет в Москве! Ну, бывай!

Бутурлин положил трубку.

Ему показалось, что он знает, в чем дело. Он вызвал Савельева:

—Есть дело…

Преступный мир Москвы мгновенно и остро отреагировал на убийство Серого…

Президент «Рассветбанка» парился с секьюрити и коллегами-банкирами в сауне на Варшавке. Вывалились из подъезда сбросившими по десятку лет каждый — легкие, наплескавшиеся в ледяной воде, а потом обернутые в жару и пар. Ноги шли сами. Он садился в «мерседес», когда из джипа по соседству кто-то позвал:

— Юра! — Голос был знакомый.

Обернулся…

Пуля вошла в глаз.

«Чтоб шкурку не портить!» — цинично сказал кто-то из ментов, первыми приехавших к месту убийства.

Следующим должен был стать генерал Гореватых…

Это случилось за час до звонка кума.

В старейшую московскую тюрьму выехали в нескольких автобусах во главе с Бутурлиным и начальником Управления следственных изоляторов МВД. Должность называлась иначе, но за бесконечными изменениями названий управлений бывшего ГУЛАГА уследить было невозможно. Недавно назначенный начальник Управления — «новая метла» — был кровно заинтересован в успехе экспедиции и осуществлял ее масштабно. Операцию обеспечивал ОМОН, техническое сопровождение. В ограниченной зоне вблизи тюрьмы были созданы шумовые помехи для радиосредств связи. Оперативная служба легко обнаружила на Новослободской знакомую уже черную «Волгу» генерала Гореватых с ее мощным мотором и бронированным багажником. Нашлись поблизости и другие машины сопровождения. В их числе черный «Форд» 121 AT 93-00 и джип со сканирующей техникой. В машинах находились боевики. Арестовать генерала Гореватых во время его следования по Москве с такой охраной можно было, только начав военные действия. В «Форде» 121 AT 93-00, Бутурлин надеялся, был и Сотник, правая рука генерала Гореватых, которого не задержали во время засады, устроенной в Фонде психологической помощи…

Телефоннные коммуникации внутри следственного изолятора также были на время выведены из строя. Дежурный при входе оказался не в состоянии доложить ответственному о прибытии высокого начальства. Обязанности ответственного по изолятору, как и следовало ожидать, в этот день исполнял помощник кума. Было поздно. Тюрьма успела утихомириться.

—Проводите нас к нему! Быстро! Я начальник управления…

Вдоль длинной надписи во всю стену — «Запретная зона — подход ближе чем на 1 метр запрещен» — быстро, почти бегом, пересекли двор. Бутурлина и начальника Управления сопровождало не менее трех десятков людей. Значительно больше находилось вне Бутырки, вместе с Савельевым. Предстоял штурм машин Фонда психологической помощи, службы безопасности «Рыбацкого банка» и заодно трех пока еще неопознанных «Мерсов», тоже с боевиками, стоявших у тюрьмы. Внутри изолятора к каждому, кому становилось известно о прибытии оперативной группы, пришлось приставить сотрудника или сотрудницу.

«Не дать связаться с другими постами. Обеспечить полную внезапность…»

Задуманное удалось.

У Афанасия происходил большой с х о д н я к.

Связанный с криминальными российскими авторитетами в США, Германии, Нидерландах и Израиле, пахан вел дела и внутри тюрьмы. Кенты, приехавшие в «Мерсах» с воли, были его друзья, стоявшие во главе столичных группировок. Паханам необходимо было посоветоваться. За столом к Афанасию и его гостям присоединилось еще несколько воров в законе, тоже сидевших в Бутырке. Для этого за несколько сот баксов их вывели из камер, доставили вниз. Стол накрыли в коридоре перед следственными камерами. Кенты знали гастрономические вкусы Афанасия. По дороге заехали в ресторан, набрали холодных закусок. На столе, кроме зернистой и паюсной икры, севрюги, белуги, были еще заливные бараньи котлеты, языки, гвоздь стола — поросенок с хреном…

Кенты привезли с собой в Бутырку двух проституток и жену Афанасия, с которой вор, не теряя времени, уже успел пару раз уединиться. Поддав, не отстали и сидевшие в Бутырке воры, сразу полюбившие обеих суфлер.

По окончании ужина предстояла деловая часть.

—Руки!..

Опергруппа появилась неожиданно. Афанасий пытался с кем-то связаться по радиотелефону. Ему не дали. Кенты с воли успели скинуть под стол оружие. Сопротивление было исключено.

—Быстро! По стенке всем…

Присутствовавших контролеров, проституток, кентов, следственно-арестованных обыскивали, вязали… Бутурлин этого уже не видел — бросился назад, к лестнице: помощника кума рядом со следственными камерами не было! Ответственный оказался у себя. Бутурлин ворвался без стука.

—Бутурлин?!

В кабинете, кроме к у м а , находился еще человек, ровесник Бутурлина, высокий, с правильными чертами лица, в безупречном костюме, со вкусом подобранной сорочке и галстуке. Он спокойно, с любопытством и даже доброжелательно смотрел на Бутурлина.

—Рад познакомиться. Вице-президент «Рассветбанка» Гореватых…

Еще развозили сдавшихся Савельеву добровольно охранников Фонда психологической помощи и «Рыбацкого банка». Взятых ОМОНом с применением силы разоружили, положили на асфальт вблизи тюрьмы — их следовало тщательно, по одному, обыскать… С другими боевиками продолжались переговоры. Приехавших к Афанасию с воли кентов отправили на Шаболовку, в РУОП… Ждали людей из Следственного комитета МВД. Как обычно, те поспевали к уже накрытому столу. Помощника кума тоже увезли. Вместо него в кабинете появился Толян, кем-то оповещенный и срочно примчавшийся.

Разговаривали втроем: Бутурлин, Толян и банкир. Генерал Гореватых сразу выложил карты на стол:

—После сегодняшнего убийства Юры пришел срочный запрос Европейской ассоциации свободной торговли. В правительство позвонили из Американской торговой палаты… Неужели я поехал бы к Афанасию и его ближайшему окружению, не имея полномочий, да еще самых широких и на самом высоком уровне! Подумайте!..

Он обращался к Толяну как равный по прежней своей должности и званию, наконец, как родственник…

—Или меня, генерала КГБ, РУОП за дурака держит?! Ты-то не первый день меня знаешь, Толян! И тестя. Не последний тоже человек…

Это была правда. У Гореватых были прочные связи наверху.

—Что это?..

Совсем близко от тюрьмы раздалась автоматная очередь. В какой-то из бандитских машин оказали сопротивление. Из окна, кроме соседнего жилого дома, ничего нельзя было разглядеть. Гореватых прокомментировал мимоходом:

—Для жильцов чудесный пейзаж — тюремный двор! Сто раз писали об этом…

Он вернулся к разговору:

—Сразу же меня вызвал помощник президента. Я привез от его имени конкретные предложения паханам. Цель — немедленно прекратить заказные убийства наиболее крупных бизнесменов и банкиров… Он поручил мне. Страна несет миллионные убытки. С нами не хотят иметь дело, пока продолжается отстрел финансистов…

78
{"b":"25141","o":1}