ЛитМир - Электронная Библиотека

Игумнов моментально догнал: «Тут он как частный детектив или секьюрити!». Большой лондонский сбор российских охранников под названием «Защитить себя и свой бизнес!» проходил в конференц-центре Елизаветы II.

—Ты с семинара служб безопасности!

Официальная часть тусовки завершилась накануне. Сегодняшний день был свободный. Братва гуляла. Наутро двумя рейсами секьюрити возвращались в Москву.

Игумнов участвовал в семинаре как частный детектив «Лайнса». Он представлял ассоциацию также на двусторонних встречах с английскими партнерами и по заданию Рэмбо интересовался соотечественниками, входившими в международный преступный картель «Наркотики. Оружие. Девочки».

—Второй кто с тобой?

Британский полицейский патруль был уже в нескольких метрах. Одутловатое нездоровое лицо Варнавы покрыла испарина. Он попал между крысятниками двух государств.

—Может, потом? Мы ведь еще увидимся сегодня…

Варнавин тоже смекнул, что к чему. Вечером предстоял торжественный заключительный гала-банкет семинара.

—И в Москве тоже встретимся…

— Быстро! Пока я не обул обоих! Кто он?

— Не знаю! Познакомились в отеле, поддали…

— Какой отель? — Секьюрити проживали в двух центральных гостиницах.

— «Черчилль».

На рассвете из Москвы звонил президент ассоциации. Игумнов еще сидел у телевизора.

— Что смотришь? — Рэмбо ждал припозднившихся авторитетов. — Детектив?

— И эротику.

По коммерческому каналу гнали два эротических фильма и еще крими.

—Это как же?

— Перехожу с канала на канал…

— Я по поводу нового заказа. Фондсодействия процветанию. — Рэмбо дал понять: речь шла об освобождении заложника. — Фонд «Дромит»!

— Ичкерия?

— Иврит. Начинай вентилироватьу себя…

Когда что-то закручивалось, то всегда сразу в нескольких местах, с разных сторон. Игумнов рискнул наудачу:

— Что за фирму здесь представляешь? «Дромит»?

Варнава едва не сел от неожиданности:

— Ты что, мент?!

— Быстро.

Вопрос был последний. Варнава взял себя в руки:

—«Новые центурионы»! Слышал?!

В голосе прозвучала угроза.

В агентстве коммерческой безопасности в Москве подчиненным Бутурлина не спешили открыть. Наблюдали в «глазок» стальной двери.

—Пусть старший подойдет!

Живая легенда РУОПа — увенчанный выговорами и последними предупреждениями за нарушения закона и пьянки, но постоянно отличавшийся и снова одно за другим снимавший взыскания зам Бутурлина Савельев (для многих, близко его знавших, Савельич) — мордастый, грузный, в пестрой камуфляжной куртке, подался вперед.

В своем постоянном повторении бесплодный труд Савельича был сродни сизифову.

— «Новые центурионы»?

— Точно!

Послышался звук отодвигаемого засова. Дверь уже открывали.

—Господин подполковник… Здорово! А я один. Весь наряд разогнал. Вот и менжуюсь…

Дежурный был из бывших розыскников. Заместитель Бутурлина — в прошлом тоже муровский сыщик — его отлично знал.

— А чего один? Случилось чего?..

— Ну! Наверное, в курсе — раз здесь…

Оперативная группа вслед за старшим ввалилась в дежурку. Помещение было небольшим. С телефонами, с компьютером.

— Лицензию будете смотреть?

— Краем глаза… Машина далеко?

—«Корвет»? Послал к начальству. В ней все и дело…

История выглядела правдоподобно.

— Представляешь: рвануло на лестнице у главы фирмы! У Тяглова Ивана. Ты его знаешь… Дверную коробку снесло к соседям… Полностью!

— Где же это?

— В Крылатском! Территория Восьмого… Жена, он сам, двое детей — все в панике. Никто, правда, не пострадал. Трех человек — весь свободный наряд — в машину! И туда! «Чтоб пулей!» Через полчаса шеф звонит: «Не прибыли!» Посылаю еще троих. Уже с квартир…

— Наряд вооружен?

— Никак нет: не положено! Только при охране объекта!

—Открой оружейку.

Дежурный поднялся. Металлическая решетка в углу глухо брякнула.

— Из Лицензионного управления давно проверяли?

— С месяц. Сам начальник управления. Вот отметка.

Дежурный являл тип надежного милицейского служаки. Большинство гнезд в пирамиде пустовало. Три ствола, вписанные в лицензию охранников, были на месте.

— Давай ведомость…

Все сходилось.

— Много постов выставил?

— Это все личная охрана объекта.

— Очень важная персона?

— Кандидат в президенты…

Он назвал фамилию негромко. Чтобы остальные не слышали. Избирательная кампания еще только раскручивалась. Особых шансов у охраняемого пока не предвиделось.

Савельев грузно опустился на стул:

— Фонд «Дромит», содействиепроцветанию… Тебе говорит о чем-нибудь?

— Абсолютно нет.

— Нисан Арабов? Бухарский банкир…

— Первый раз слышу…

— Когда тебе позвонили?

— В 4.15. Вот отметка: «Крылатское. Сообщено в Восьмое, в Кунцевское райуправление и дежурному по городу…»

Убийство Арабова и его телохранителя и нападение на главу «Новых центурионов» произошли почти одновременно.

—Ладно. Давай адрес…

У подъезда в Крылатском толпились невыспавшиеся раздраженные люди. Взрывное устройство сработало на рассвете, с грохотом, поднявшим на ноги дом.

—Организованная преступность… Заказные убийства. Ни хрена никому не надо…

Раньше в экологически абсолютно чистой элитарной зоне столицы жилось безбедно и спокойно.

Мишенью общественного гнева наряду с милицией стал и потерпевший. Убедившись в том, что ни ему, ни его семье ничто не угрожает, глава «Новых центурионов» вызвал такси, тут же свалил. С женой, с малолетними детьми.

— Должно быть, к матери. В Подольск…

— Или за границу. Денег хватит: наворовали!

— Мафия.

Жильцы были единодушны: «Лишить прописки. Пусть уезжают! Тут старики, дети…»

Руоповцы разбились на группки — каждая занялась своим делом. Савельев связался с Кунцевским райуправлением, выезжавшим в Крылатское.

Скоро вырисовалась общая картина. Устройство было применено не из самых мощных: напугать или в последний раз строго предупредить. Приведено в действие оно было скорее всего по радио. По-видимому, из отъехавшей машины.

На втором этаже, где жил пострадавший, кроме дверной коробки, рвануло проводку, стекла в коридоре. Вторую — внутреннюю — дверь покорежило. К счастью, не сильно — хозяева смогли открыть замок изнутри.

— Сам-то откуда этот человек? Давно в Серебряном бору?

— Мент он! Новый русский!

Никто не смог, однако, припомнить ничего подозрительного или просто необычного, связанного с отбывшей семьей. Жили, как все продвинутые до определенного уровня бизнесмены. С соседями не общались. В ближайшем магазине не бывали. В очередях не терлись. Провизию покупали в центре, на неделю, привозили на машине.

—На черной длинной…

Имелся в виду злополучный «корвет».

На лестничной площадке, у покореженной двери, все это время находилось трое приехавших охранников «Новых центурионов», посланных дежурным. С ними тоже переговорили. Все трое работали в фирме несколько месяцев, вызваны были с квартир. Сообщить могли не много.

— Вам было известно, где живет шеф? Телефон?

— Домашний телефон знают только дежурные. Еще личный шофер…

Об Арабове и фонде «Дромит» никто из охранников ничего сообщить не мог.

Тело мертвого секьюрити еще находилось в подъезде. На этажах по-прежнему толпились любопытные. Бутурлин предложил начальнику муниципалов:

— Блокируй лифт…

— Ну ты, друг Бутурлин! Ты не представляешь, что за крик подымется! — Бывшую номенклатуру продолжали если не бояться, то по крайней мере избегать. — Видишь ту старуху? Она полвека заправляла чуть ли не всеми советскими профсоюзами…

— Тогда доломай лифт. — Бутурлин ловил на себе взгляды зевак. Они догадывались, о чем идет разговор. — Чтобы я больше не видел ни одной из этих мерзких рож! Нашли зрелище! А еще лучше — вызови пару кинологов с собаками…

Рэмбо мигнул, отходя:

—Остаешься?

—Тут работы на всю оставшуюся жизнь. Тебя ангажировали?

8
{"b":"25141","o":1}