ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как наши дела?

— Бэ сэдер! Поздравляю. Твои друзья с виллы выиграли первый приз! Путевку в Эйлат. Двухместный номер в «Клаб-отеле»… Пятизвездочная гостиница, Красное море. Заезд сегодня…

—На какие же вопросы они ответили?

Шломи засмеялся:

— Надо было назвать рекламы, которые у всех русских в печенках.

— Любопытно…

«У моего папы проблемы с газами в брюшной полости…» «Ты даришь любимой цветы, а о самом главном ты подумал?..» Тут невозможно не ответить! Наконец…

— Да…

— «Где миллионеров больше?»

— Где же?

— Конечно в «Лотто»!

Шутки кончились.

— Я смогу им звонить в отель?

— Запиши номер телефона…

— А если я захочу их слушать?

—Смотри!..

Это их обязательное ивритекое «Смотри!» в начале почти каждого объяснения!

— Моя женщина-детектив, «хокэрэт», завезет тебе переговорное устройство для связи с нашей студией…

— «Манго»?

— Да. По нему ты сможешь слышать их разговоры в отеле. Но на всякий случай и мы пишем все на пленку… После их отъезда из Эйлата ты получишь запись…

Глава 5

Николаев освободил меня из ИВС. вечером в воскресенье. Через час я был уже у себя в Химках. В просторном, с облезлыми стенами, покореженными почтовыми ящиками подъезде я придирчиво оглядел себя. Все выглядело натурально. Для жены и сына я только что вернулся из командировки. Из Санкт-Петербурга, куда ездил по линии банковской службы безопасности.

На улице — слякоть, знобко.

Под пуховиком на мне была бабочка и тройка, в данный момент сильно помятая. Удовлетворенный осмотром, я поднялся к себе на четвертый. Жены дома не оказалось. В связи с последним сообщением о взрывном устройстве, подложенном в помещении юридического института МВД, занятия перенесли на воскресенье. Ей приходилось ездить с противоположного конца Москвы, с улицы Волгина, где он размещался.

Старенький «Запорожец», разбитые дороги…

До Химок доберешься не скоро!

Меня встретили только спаниель и сын. Сын сидел за компьютером в гостиной, смотрел телевизор и слушал «ДДТ». Через несколько минут ему предстояло гулять с собакой.

— Как съездил, пап? Все в порядке?

Он поднялся.

— Вроде в порядке.

Сын был для своего возраста высок и чуточку полноват. Он еще разрешал родителям и их друзьям целовать себя, все еще смотрел на нас с восхищением ребенка, не подозревающего страшных тайн взрослых. Он мало читал. Кроме собаки и компьютера, его интересовали еще водяные черепахи. У них постоянно была чистая вода и запасы корма на несколько недель.

Я пользовался его полным и безраздельным доверием.

Не успел снять пальто, как мне позвонили.

—С вами будут говорить.

— У нас ЧП! Вячеслава нет дома с пятницы. Мне звонила его жена, — сообщил Джамшит.

— Он один уехал с работы?

— С Наташей и твоим замом. Их тоже нет.

— Сейчас буду.

Еще до того, как за мной заехали, я сделал несколько звонков. С Рембо мне связаться не удалось. В «Лайнсе» пообещали, что он сам позвонит мне сразу, как только освободится. О том, что произошло, я поставил в известность знакомых начальников розысков. Они должны были ориентировать личный состав…

Я уехал в сопровождении секьюрити из банка. Положение было серьезным. Я не хотел оказаться ни в заложниках, ни в тех местах, где Салахетдинов и Джамшит приобрели свои наколки. Как бывшему менту, мне была уготована мрачная судьба и в том, и в другом месте. Моему заму грозило то же.

Приехав в банк, ничего нового о судьбе начальника кредитного управления, Наташи и Виктора я не узнал. С Лукашовой мне говорить не пришлось. После случившегося она приходила в себя медленно. Наши совместные поездки в сауну прекратились. Начальник кредитного управления Вячеслав по-прежнему встречался с Наташей у нее на квартире, но и они вели себя последнее время очень тихо и настороженно.

Я позвонил в адвокатскую контору «Доктор Ламм». Там работал автоответчик. Приятный женский голос (супермодель?) вежливо передо мной извинился:

—К сожалению, господин Ламм подойти к телефону в данный момент не может. Он просит вас оставить информацию. Мы с вами свяжемся… Спасибо!

Тем и кончилось.

Первым до меня дозвонился Рембо. Неизвестно, как его хватало на все. Руководство «Лайнсом» — крупнейшей в России охранно-сыскной ассоциацией — требовало полной самоотдачи и массы времени…

—Ваха сегодня неожиданно свалил из Москвы… С ним Ургин! Это притом, что, по моим данным, на тебя тоже сделан был заказ…

Рембо я мог верить. Он был моим другом и другом моего зама. Нас троих связывало общее прошлое. Кроме того, он получал свою информацию не только из газет. Его клиенты знали об этом. Исчезновение потенциальных убийц было дурным знаком: киллеры исчезали после того, как нападения осуществлялись.

— Кому понадобились наши головы?

— Окуню. Ты собираешь материал для передачи в суд. Вячеслав получил от Окуня куш и не обеспечил до конца кредитный коридор.

— А Наташа?

— Она на них работала. Двурушница! Завтра с равным успехом будет работать на тебя, на РУОП! Ты ведь наверняка собирался ее перевербовать! Все как обычно!

Бандиты в первую очередь отстреливали тех, кто с ними связывался: вступал в любые, порой даже самые безобидные отношения.

«Потом уже до конца жизни не развязаться!..»

—А у Витьки еще история с тем авторитетом и его женой! Во время задержания и обыска!

Труп начальника кредитного управления Вячеслава и помощницы президента банка нашли ближе к вечеру, в понедельник, вблизи Красногорска в Московской области. Помощнице перед гибелью пришлось испытать все, что ждет женщину, попавшую в руки пьяных извергов… Растерзанный труп бросили в придорожную канаву. Над Вячеславом тоже издевались. Перед смертью он подписал подготовленную убийцами генеральную доверенность на имя подставного лица. Его возили к частному нотариусу, который ее тут же заверил. В некоем банке тут же был оформлен большой краткосрочный кредит под умопомрачительно высокий процент. Снята была также большая сумма по кредитным карточкам. Вячеслава не спасло ни высокое положение родителя, ни связи. Подозрение относительно исчезнувших Вахи и Ургина получало все новые подтверждения. Называли также имя Геннадия… О Викторе, моем заместителе, не было никаких известий. Но я не сомневался в том, что он убит. Киллеры могли добраться до Вячеслава и помощницы президента Наташи только через Витькин труп.

Несколько часов я ходил как неприкаянный. Начальник отделения МУРа, мой бывший однокашник, отыскал меня через дежурного уже к вечеру:

— Слыхал? Витьку нашли. Убитого…

— Когда?

— Сейчас позвонили. За кооперативными гаражами, в Бирюлеве. Огнестрельное в голову… Он ведь последнее время с тобой работал?

— Все верно.

—Был вооружен?

—С «Макаровым».

—Ребята так и подумали. Пистолет, по-видимому, унесли. Я еду сейчас туда.

—Я тоже скоро буду…

К вечеру повалил снег.

За жилым массивом на окраине Бирюлева-Пассажирского между железнодорожным полотном и домами уже стояло несколько машин. Ждали судмедэксперта и кинолога с собакой. Близко не подходили. С бугра, на котором мы стояли, был виден лишь наполовину скрытый снегом труп. Без шапки. Пальто завернулось… Собака, как водится, след не взяла. Осмотр места происшествия добавил мало. Моего заместителя застрелили не в Бирюлеве, позади кооперативного гаража, где нашли труп, а в другом месте. В Бирюлеве, у гаражей, труп только выбросили. Витьку убили в машине. В одежде обнаружилось множество мелких кусочков стекла. Убит он был с близкого расстояния, выстрелом в затылок еще в пятницу. Три ночи пролежал под снегом где-то в другом месте. Убийцам все было не до него… Машину Вячеслава вскоре тоже нашли, за Тропаревом.

Начальник кредитного управления с моим замом и Наташей, по-видимому, как обычно, гнали к ней домой. По дороге у них было назначено свидание с кем-то из знакомых.

53
{"b":"25142","o":1}