ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Благо, при поступлении на работу в фирму сотрудники, как правило, давали теперь собственноручные разрешения проверять себя любым способом, который фирма сочтет нужным…

Но почему наблюдение за девушкой ведется только вечерами?

На это тоже существовал ответ. Когда еще чужой может встретиться с работником издательства по такого рода делам, если тот целый день торчит на службе, за редакционным столом?!

А, если мои заказчики не издатели, а бандиты, из тех, что крышуют книжный бизнес?!

Вдоль здания с его правильной однообразной регулярностью я повернул назад, к Ленинградке.

Итак, что-то новое замаячило на моем горизонте.

Несомненно, я не потратил время зря. Тем более, что на обратном пути к автостоянке в глубине одного из дворов, недалеко от издательства, в бывшем полуподвале с неказистой вывеской, я обнаружил филиал фирменного магазина «Кристалл». Небольшой магазинчик обладал двумя неоспоримыми преимуществами – фирменной водкой и совсем пустым торговым залом…

МЕНЯ ПРЕДУПРЕЖДАЮТ

Прокол задней шины справа я обнаружил немедленно благодаря своему правилу – прежде чем сесть за руль, обязательно осматривать тачку, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.

Этому я неукоснительно следовал с тех пор, как, уволившись из конторы, работал в качестве секьюрити в западном охранном бюро. О том же каждый раз нам напоминали и преподаватели на лондонском семинаре «Защита бизнеса», а затем в фирме «Пинкертон», где вместе с Рембо мы проходил практику.

Особо тщательно следовало обследовать машину во время выполнения заказа, и чем он оказывался сложнее, тем скрупулезнее…

Торчащий в шине гвоздь оказался большим и новым – невозможно предположить, что я невзначай наехал на него по дороге.

Прокол мог произойти только на месте и сделан умышленно. Я огляделся.

Дежурный секъюрити на вышке автостоянки отсутствовал, по моим наблюдениям, он почти не появлялся наружу, но постоянно торчал на своем месте, у окна, изнутри наблюдая за парком. По другую сторону улицы ничто вроде не вызывало подозрений.

Спешили в обе стороны по тротуару люди. На островке у трамвайных линий толпились пассажиры – одинокий вагон уже несколько секунд маячил на горизонте, он находился где-то в районе бывшего Стадиона юных пионеров.

Расположившиеся на ступеньках подземного перехода гости из ближнего зарубежья все также бойко торговали фруктами и молочной снедью.

Время озорства подростков вроде бы тоже еще не наступило.

Я отключил сигнализацию, открыл багажник, где лежала запаска…

Дежурный на вышке, словно почувствовав что-то, появился снаружи, медленно, как показалось мне, со значением помахал рукой…

Я не знал эту автостоянку и существующих тут правил взаимоотношений с охраной. Не был ли прокол шины тонким намеком мне на некие щекотливые обстоятельства. Например, приглашением в будущем ставить машину в более безопасное место – по другую, оплачиваемую сторону ограды.

Поставить запаску было делом привычным. Через несколько минут я уже вновь был на колесах. Гвоздь, однако, я не выбросил, бросил в багажник…

ИЗДАТЕЛЬСТВО

Визит в «Тамплиеры» я нанес на другой день с утра, когда девушка должна была уже находиться на работе.

Машину на этот раз я оставил не рядом с платной стоянкой, а гораздо ближе к издательству, на Ленинградском шоссе, в метрах трехстах от объекта. Отсюда, соблюдая меры предосторожности, я пешком направился к зданию.

Я был спокоен, единственно: во мне не было куража, который должен непременно присутствовать при выполнении оперативных комбинаций.

Огромная унылая постройка создавала вокруг себя атмосферу придавленности и тоски. Казалось, прохожие, приближаясь к исполинскому сталинскому особняку, должны были прекращать разговоры, прислушиваясь к неясным ощущениям и мрачным предчувствиям…

«Отличное место для издания книг о запутанных кошмарных преступлениях и хитроумных расследованиях. Лучше не придумаешь!..»

Я поискал привычную доску объявлений, которые обычно сопровождают полиграфическое производство, и вскоре ее заметил. Издательству срочно требовались работники многих профессий – далее следовал длинный перечень.

Я выбрал для себя специальность редактора и смело толкнул внутрь тяжелую, в духе культовой архитектуры, высоченную – может, сюда собирались въезжать верхом? – дубовую, с бронзовой витой ручкой дверь.

– Вы далеко, товарищ?..

Крохотный контрольно-пропускной пункт оказался тут же в узком простенке – между двумя другими дубовыми дверями, столь же высокими и тяжелыми. Секьюрити было двое, оба низко сидели в своем закутке, так что, проходя, посетитель поглядывал на них как бы сверху.

– В издательство…

– К кому? – один из охранников в квадратном отверстии, проделанном в срединной фрамуге, повел под бородком в мою сторону.

– Насчет работы…

– Отдел кадров. Шестой этаж…

Он не вышел, не проверил одежду металлоискателем…

Позднее я отчасти понял причину такой беспечности. На всех этажах каждая фирма содержала еще и собственных охранников.

Ни в какой отдел кадров я, понятно, не пошел, поднялся в лифте на верхний этаж и спустился уже по лестнице.

Издательство занимало оба крыла двух соседних этажей. Секьюрити «Тамплиеров» находились внутри, за закрытыми дверями. Каждый сотрудник, которому надо было войти в редакцию, нажимал на звонок, и охранник открывал ему дверь, не поднимаясь с места, с помощью известного механического устройства.

В открывавшиеся двери я рассмотрел всех охранников, пока не остановил внимание на одном.

Вход в редакцию художественной литературы охранял стриженный под лысого здоровяк среднего возраста, золотозубый, в отглаженном костюме, с галстуком, повязанным поверх клетчатой сорочки. Я сразу положил на него глаз, решив, что он, возможно, один из бывших моих коллег. Еще меня подкупило в нем то, что в каждую свободную минуту он вперивал взгляд в книгу, которую прятал в верхнем ящике стоящей впереди тумбочки.

«Книголюб, блин…»

Я не сомневался: в ящике лежал очередной бестселлер Тереховой или Скопцовой, успешно наполнявших книжный рынок детективами, пользующимися особым спросом.

Именно мои коллеги, бывшие оперативники и дознаватели, знавшие пот и грязь настоящих дознаний и расследований, мало читавшие в годы службы, уйдя на пенсию, западали на самые невероятные россказни, становились наиболее рьяными поклонниками слезливых, как бы криминальных, сказок.

– Слушаю вас… – Он включил открывающее дверь устройство и одновременно прикрыл ящик с бестселлером.

–Я в туалет. Постой… – Я словно только сейчас его рассмотрел. – Мы вроде знакомы… Ты ведь тоже из конторы. Московский Главк…?

–Только областной! – он не устоял перед напором моей зоркости.

«Ну прямо Соколиный Глаз какой-то…» – Похвала в собственный адрес добавила мне куража.

– Инспектор?

– Десятый батальон Дорожно-постовой Службы, – он как отрапортовал. – УГИБДД ГУВД Московской области…

«Государственная Инспекция Безопасности Дорожного Движения…»

– А я – транспортник. С железки. Капитан…

– А сюда зачем? – он посмотрел недоуменно. – Сочинять начал?

Я успокоил:

– Да нет. На работу устраиваюсь… Где тут это?..

– Вон там…

Здоровяк показал весь свой золотой мост во рту, махнул рукой дальше вдоль коридора.

Туалет оказался за поворотом. Охранник не мог меня видеть. Это был добрый знак. Все складывалось удачно.

Провидение никогда не объявляет нам прямо о своем благоволении, о правильности или, наоборот, неверности пути, по которому мы движемся. Но всегда может дать нам это понять косвенно. Стороной.

Тонкий человек сразу улавливает знак судьбы. Первым выпал его номер… Бросил издалека сигарету и точно попал в урну. Поздоровался незнакомый человек, улыбнулась красивая женщина или ребёнок…

11
{"b":"25143","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бегущая по огням
Никогда не верь пирату
Следуй за своим сердцем
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Иллюзия греха
Деньги. Мастер игры
Психология влияния