ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я перелистнул еще с десяток страниц. Где-то в середине материализовалась из ничего некто-то по имени Жизель, о которой было сказано:

«Жизель прекрасно владела техникой секса и отлично ощущала партнера».

Пока готовили очередной хоровац и потом, отдавая должное шашлыку со свежим лавашом, я долистал бестселлер.

Налет на клинику, где супермену меняли лицо, стоил его противникам четырех трупов. Герой оказался большим докой по части боевых единоборств. Автор не приминул сообщить очень важную пикантную подробность схватки: стреляя, супермен сумел точно попасть одному из врагов в пистолет так, что руку того отбросило и он ухитрился выстрелить в собственный глаз. Второго негодяя герой вырубил «на полгода», а затем оторвал полу его дорогого пиджака, скомкал ее и заткнул тому рот…

На дальнейшее чтение меня не хватило. Это был не тот жанр, который я так любил.

Что тут скажешь?

Как выразился по другому, правда, поводу строгий усатый литературовед:

«Эта штука посильнее „Фауста“ Гёте!»

Недаром, помнится, в одну из сред еженедельное «Книжное обозрение» с похвальной рецензией на роман вышло под шапкой на всю страницу:

«Русский триллер. Бестселлер, удерживающий свой рейтинг на книжных развалах Москвы в течение почти двух лет!»

Я оставил бестселлер на столе вместе с чаевыми и пошел к двери…

Когда я вышел, на стоянке был уже другой охранник – маленький, коренастый кавказец. Он что-то объяснял подъехавшим в патрульной машине ментам – старлею и второму, в гражданском. В машине в это время тоже громко разговаривали, стараясь перекричать работавший внутри магнитофон. Оттуда донесся мотив знакомого блатняка…

Потом магнитофон вырубили, и из машины вышли еще двое.

Последним появился крутоплечий высокий мент в кожаной легкой куртке.

Я замер:

«Пашка Вагин! Вот это встреча!»

Пашка тоже меня заметил, обернулся, чтобы поздороваться, но я уже пришел в себя, успел отвернуться, глядя в сторону, качнул головой. Пашка понял – показал спину, шагнул к дверям.

Ему встреча со мной была тоже ни к чему. Появление руководителя криминальной милиции в сомнительном ночном кафе в поздний час прозрачно свидетельствовало о не совсем чистом…

На ментовскую зарплату особо не разгуляешься.

ГОСТЬ

Дежурство подошло к концу. Было около двадцати трех. Я включил зажигание…

Еще минута, и я бы уехал.

Привычная картинка на экране изменилась внезапно.

Такое случилось впервые за все время, пока я вел наблюдение…

Девушка прекратила массаж, подняла голову. Высокая грудь ее была расположена чуть выше привычной линии и потому приковывала к себе внимание и все время лезла в глаза, как у известной ведущей официального телеканала.

На мгновение девушка застыла, прислушиваясь…

В глубине квартиры что-то произошло.

Девушка сдернула со стула что-то из одежки. Рубашку, пеньюар? На ходу влезая в нее, полуобнаженная, бросилась в прихожую…

Я переключил точку наблюдения.

Передо мной снова была раскрашенная под жаркий пляж прихожая. Картинка песчаного пляжа на стене…

Звонка я не слышал. В дверях мелькнула дубленка.

«Мужчина!..»

Он уже входил. Крупный, высокий…

«Он открыл дверь своим ключом!..»

Впервые мой заказчик мог получить от меня информацию, которая могла заинтересовать…

Между тем девушка с лёта бросилась на грудь своего гостя, повисла у него на шее, она так и не успела одеться.

Прорезались голоса. До меня донесся обычный в таких случаях любовный щебет:

«Милый!..» – «Это я. Ты испугалась?..» – «Как хорошо, что вы приехали! Я не ждала…» – Девушка называла своего гостя на «вы». Он был намного старше ее. – «Я разбудил?» – «Что вы? Я так рада! Еще немного, и я просто умерла бы без вас…» – «Я тоже… Все это время… Мы не должны расставаться!..»

Это был любовник. Я никак не мог увидеть его лицо, только слушал…

Эти двое наперебой признавались в любви друг другу. Несколько недель назад под давлением обстоятельств они вынуждены были расстаться. Решение это обоим далось нелегко. Оба тосковали…

Обычная, в сущности, история.

Горячие поцелуи. Объятия.

Неожиданно мужчина обернулся. Теперь он стоял прямо перед монитором.

Я замер. Я знал этого человека…

Я видел его в начале весны за рулем шестисотого «Мерседеса», подъехавшего к офису «Лайнса» на улицу Розанова. Тогда он показался мне вначале полноватым, корпусным, довольно странно одетым – в куртке, в берете… Но вблизи, в кабинете Рембо, это ощущение странности исчезло, верхняя одежда оказалась чем-то вроде рубища, в котором Гарун-аль-Рашид и другие сказочные халифы появлялись на улицах…

Выходит, дело не в редакционных тайнах издательства. Не в ненаписанных пока детективах…

Я служу орудием обычного шантажа.

Передо мной был глава одного из крупнейших российских фондов генерал

Арзамасцев.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

КЕЙС

Кейс доставил частный охранник соседнего супермаркета – молодой складный парень, лелеявший надежду перейти на работу к нам, в Охранно-сыскную Ассоциацию «Лайне». Он нашел его по дороге на работу, и вместо того, чтобы отнести в милицию, принес к нам.

Рембо на месте не было, и дежурный направил парня ко мне. Так произошло наше знакомство. До этого я его всегда видел стоящим у входа в супермаркет, наблюдающим за посетителями.

–Тут какие-то бланки… – Он поставил кейс мне на стол.

–Ты про это?

Собственно, назвать бланками то, что находилось внутри, можно было лишь с большой натяжкой. В кейсе лежало несколько разлинованных листов бумаги с надписью на английском «Enclosure». Никакого интереса сами по себе они не представляли. Обращало на себя внимание лишь качество бумаги – импортный дорогой сорт, выглядевший белейшим.

– Ну… А что? – Для охранника найденный им кейс был лишь предлогом для знакомства с президентом Ассоциации.

– Тут только «приложения».

Тем не менее находка меня заинтересовала.

Кейс был дорогой, абсолютно новый. На металлической табличке сбоку замысловатой вязью была выгравирована аббревиатура с названием незнакомой российской фирмы, но мое внимание привлекло другое. Оба замка-шифратора на крышке были грубо взломаны…

–Где ты его нашел?

–На Болотниковской, недалеко от дома… – Охранник чувствовал себя стесненно в чуждой ему обстановке кабинета «Лайнса» с полной звукоизоляцией, исключавшей любые звуки из соседних помещений, где в это время могли проходить абсолютно конфиденциальные переговоры с клиентами.

–Когда?

–Я ехал на работу и увидел. Его бросили в мусорный контейнер. Мне показалось подозрительным…

–Мне тоже…

Я был уверен, что и Рембо, будь он сейчас у себя, заинтересовался бы кейсом и его владельцем.

Наше с ним общее ментовское прошлое да и настоящее тоже – учредителя и президента Ассоциации и ее первого детектива – позволяли многое предполагать почти безошибочно.

Я уже принял решение.

Частного и вообще сыщика кормят ноги. Ничего, что мусорный контейнер, куда был выброшен кейс, находился в другом конце города.

– Можешь отпроситься со службы?

Охранник просиял:

– Уже отпросился.

– Поехали, покажешь…

Путь был не ближний.

Мой спутник оказался немногословным, он старательно отвечал на вопросы, но не проявлял инициативы. Ответы его были скучноватыми, вымученными. Мешала стеснительность.

То, что он обратил внимание на кейс в мусорном ящике и вез его через всю Москву, чтобы показать Рембо, служило ему достаточной характеристикой. Я оставил попытки его разговорить.

– Вон тот дом, серый… – Охранник показал рукой. – Сразу за ним.

Мы въехали во двор, сплошь заставленный гаражами-коробками, с типовым зданием детского сада поодаль.

15
{"b":"25143","o":1}