ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я с минуту еще постоял у элитного дома, прежде чем двинуться в путь.

Нет, дело тут не в ревности генеральской супруги…

Мой заказчик втянул меня в рискованную игру.

Исполнительный директор солиднейшего российского фонда – фигура серьезная…

Один из многих, возникших в последние полутора-десятилетия, Фонд Изучения Проблем Региональной Миграции – фонд не совсем обычный. В свое время после возвращения кейса Арзамасцеву я между дел навел справки. Могучая организация, полностью закрытая для посторонних, – со спецпропусками на машинах, с офисом в центре Москвы, со спецохраной, вооруженной автоматами, со спецбуфетом, спецсвязью АТС-1 или АТС-2…

И люди в таких учреждениях вовсе не с улицы – подполковники, полковники, но в основном генералы. Официально подобные фонды существуют на пожертвования и вносят свою лепту в решение проблем региональной миграции. Неофициально же люди, заправляющие в них, торгуют старыми связями, выступают посредниками между коммерческими структурами и силовыми ведомствами, в которых они служили до отставки.

Прокуратура до сих пор не могла разобраться с посреднической деятельностью одного из таких фондов, содействовавшего продаже за границу двух авианесущих крейсеров примерно за 4 миллиона долларов каждый. В прессе проскользнуло сообщение, что по самой минимальной оценке на каждом из них находилось только цветных металлов по меньшей мере на 15 миллионов долларов, не считая оставленное на крейсерах секретное оборудование и вооружение…

Когда-то мы это уже все проходили…

Мой заказчик выбрал себе опасного противника.

От Арзамасцева можно было ожидать нестандартные ходы.

Тем более я должен был теперь принять все меры к тому, чтобы узнать своего заказчика, втянувшего меня в это опасное противостояние.

Кто он? Слишком опрометчиво я согласился на этот заказ.

Сорок тысяч долларов за три недели несложного скрытого наблюдения задевушкой – это должно было насторожить.

Без сомнения, тут делалась большая игра…

Утром, когда я позвонил Рембо на мобильник, аппарат оказался выключенным – президент Ассоциации начал рабочий день раньше меня.

– Шеф на переговорах… – Трубку в «Лайнсе» сняла секретарь. – Оттуда поедет на спорт. Что ему передать?

–Я думал вместе пообедать…

–А где? В какое время?

Она отнеслась к моим словам очень серьезно, впрочем, как ко всему, что касалось ее обязанностей секретаря.

–Шеф знает это место?

–Еще бы…

Я взглянул на часы.

Итак, сразу после переговоров Рембо отправит народ – детективов и охранников «Лайнса» – в спортивный зал на «Октябрьское поле». Там начинались занятия по восточному единоборству, киоку-шинкай.

Соберут всех. Никому не помогут никакие отговорки…

Каждый, и Рембо тоже, – в кимоно, босиком – предстанет перед цепляющим взглядом Мастера и его тренерской лапой…

Я снова взглянул на часы.

Сопроводив девушку на автостоянку, я успевал на занятия.

КАРАТЕ – ДО

К спортклубу я приехал во время. Детективы и охранники еще тянулись в раздевалку, а наиболее активные, вроде нашего двухметрового ветерана, косившего для всеобщего и личного удовольствия под гориллу, уже разминались.

Я быстро переоделся. Кимоно, как, впрочем, и кроссовки я постоянно возил с собой в машине.

Рембо еще не было.

– Какие люди!..

Коллеги меня шумно приветствовали. Мы жили, как одна семья, даже наши садовые участки расположены были рядом… В последнюю минуту появился Рембо, тоже в кимоно, босиком. Он ничуть не удивился, увидев меня; строй раздвинулся – он встал рядом со мной.

Почти сразу возник и сен-сей – Мастер из Русской национальной федерации Ояма, чемпион России по ки-окушинкай.

Это восточное единоборство, известное также как кекусинкай, каратэ-до, нокдаун каратэ, было выбрано Рембо в качестве основы физической подготовки детективов и охранников «Лайнса».

Сен-сей выполнял обязанности тренера.

Я помнил, как Мастер появился у нас впервые – обманчиво сутулый, на пятом десятке, невысокий, узкоплечий. Ничем он тогда не поразил: хилые волосенки, темные очешки, длинные руки болтаются…

«Пирожок ни с чем…»

Мастер начал с двух самых крупных из нас, они должны были напасть на него с двух сторон.

Дальнейшее произошло в одно мгновение.

Хиляк сен-сей оттолкнул того, кто приблизился первым, – это был горилла – с ходу врезал ему ногой в бедро сбоку и сразу же показал еще удар в пах, вверх, как бы до пупка. Отскочив, сен-сей легко, как в танце, на втором па успел провести еще удар – пяткой, а перед тем, коротко оглянувшись, в прыжке нанес удар в промежнть второму что зашел сзади…

Сен-сей… Смертоносный бультерьер, замаскированный под добродушнейшую отощавшую борзую…

Мастер тоже был рад моему приходу. В свое время он оказался моим соседом, и я не раз подвозил его домой, когда снимал верхний этаж большой зимней дачи в Расторгуеве.

– Ну-ка, ну-ка… Выходи! – скомандовал он мне. – Небось, все уже забыл…

Мне было спокойно и хорошо. Я почувствовал себя так, словно вернулся домой.

Наверное, впервые с того дня, как принял стремный свой заказ, я снова был среди своих, на которых мог положиться.

– Начали, – негромко приказал сен-сей.

Упражнение было простым – удар правой на средней дистанции, моментальный отскок, поворот на сто восемьдесят градусов и снова быстрый подскок с ударом ногой в голову, а на самом деле по ручной макивари или лапе, которую сен-сей именовал так же, как на ее исторической родине…

– Р – раз!.. Р – раз!.. Придется тебе еще поработать!

Вслед за мной шестипудовый Рембо в течение нескольких минут тоже обливался потом, вколачивал в ручную макивари попеременно то кулак, то пятку, а тренер все требовал чистоты исполнения.

– Молодец! Еще!..

Рембо вызволил неожиданно появившийся секьюрити, он же водитель президентского джипа «Гранд Чероки», высокий московский пацан, прошедший Чечню и в свое время направленный «Лайнсом» на семинар телохранителей за границу. Он был нашим первым посланцем в Англию, в школу полиции графства Кент, под Лондон, и Рембо очень мирволил ему.

Пацан с военным прошлым оказался удивительно чистым физически и духовно. Непонятно было, как таким ребятам удается сохраниться в наше время от наркогиков, зелья, порно и ток-шоу…

Нее время, пока мы занимались, он оставался в машине, отвечая по мобильнику босса. После одного из звонков он пулей пронесся в борцовский зал: – Сергей Михайлович!

Рембо тотчас прервал тренировку:

– Надо ехать…

Нам не удалось переговорить.

В последний момент Рембо обернулся, нашел глазами меня, мигнул.

– Наехали на клиента… – Он спешил. – У тебя все в порядке?

– Вроде да…

«ТАМПЛИЕРЫ»

Тревожные мысли вернулись ко мне, едва я снова оказался предоставленным самому себе.

Чем в действительности занимался фонд, которым руководили Арзамасцев и Хробыстов, тщательно скрывалось. Был ли он только источником обогащения самого аппарата или группы генералов-единомышленников и тех, кто за ними стоял?

Вполне могло оказаться, что заказчик вовлек меня в опасное противостояние.

Подобный фонд, как это часто бывает не только в России, в действительности часто только черная касса для финансирования избирательных кампаний, источник, из которого беспрепятственно текут неучтенные валютные реки определенным союзам, движениям и партиям…

Такие организации реагируют резко и немедленно на малейшие попытки заглянуть в их кухню…

Заказчик никак не предупредил меня о подстерегающей опасности.

Я должен был сам позаботиться о себе.

Мне уже не казалось, что, узнав о девушке, я смогу установить своего заказчика.

И все же!

19
{"b":"25143","o":1}