ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

–Чего случилось?

– Те двое, в кепках: «Мастер, добавь на бутылку…» Я им говорю: «Вы че, ребята?.. Какую бутылку?!» – Он обернулся ко мне. – Куда сейчас?

Моя секундная заминка с ответом его смутила.

Вдруг я предложил бы проскочить в Люберцы или Солнцево?! Или в любой другой опорный пункт подмосковной мафии. Я успокоил:

–Как договаривались.

–На Павелецкий?!

Он воспрял духом и больше не умолкал ни на минуту, переходя по кругу одних и тех же тем. Он словно перебирал бесконечные словесные четки…

Мои мысли были заняты своим.

Итак, снова лже-«Лузитания»! Меня окружали фантомы несуществующей фирмы из блока сомнительного иерусалимского банка.

Пока Калиншевский действовал под благовидными предлогами открыто, те, кто были за его спиной, тоже не сидели, сложа руки…

За мной работала профессиональная наружка…

Рембо был прав: на Арзамасцева шла охота!

И вел ее, скорее всего, кто-то из руководимого им фонда!

Пока это касалось меня лишь косвенно.

Но кто знает, что произойдет, когда мой заказчик и эта внезапно возникшая на нашем горизонте враждебная Арзамасцеву команда из фонда выложат свои карты на стол…

На эти вопросы ответы могли найтись в Израиле.

Леа и ее частный детектив уже прослеживали нити, тянувшиеся от «Лузитании» к Фонду через банк «Яркон», и от Любовича к девушке, а следовательно, к моему заказчику…

Расставшись с таксистом, я первым делом набрал на мобильнике иерусалимский телефон адвокатского офиса:

– Шалом!..

– Здравствуйте! – Я узнал глуховатый низкий голос Леа. – Хорошо, что вы позвонили, а то я уже воспользовалась вашим автоответчиком…

Из ее короткого отчета следовало, что Шломи, оставив другие свои дела, плотно занялся банком «Яркон».

– Кажется, мы смогли вам помочь…

Это было равносильно гарантии. Наш адвокат не бросала слов на ветер.

Однако следующая же ее фраза была для меня как ушат холодной воды.

– Что касается человека, которым вы интересуетесь… – Леа не назвала Любовича по фамилии. – То с ним вышла осечка. Его нет в живых. Он скончался несколько месяцев назад в больнице Шаарей Цедек – сердечная недостаточность…

В первую секунду я растерялся: это круто меняло все…

Но уже во вторую я понял: смерть Любовича все осложняла, но перечеркнуть полностью мои планы не могла.

Любович не мог унести с собой на тот свет все тайны, связанные с учреждением десятков фирм-однодневок, сведения о их взаимоотношениях с руководством Фонда Региональной Миграции, связях, позволивших использовать его московскую квартиру для встреч Исполнительного директора с молоденькой любовницей…

Беда только в том, что Шломи, знавший по-русски только «как дела?» и «спасибо», не мог мне в этом помочь…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

«ЖЕЛЕЗНЫЙ ТИГР»

Однотонно гудели моторы «Боинга». Я их не слышал.

С первых же строк детектив Джека Хиггинса перенес меня в мужественный мир сильных мужчин…

Начавший накрапывать дождь. Пустынная улица. Ворота тюрьмы, откуда промозглым сентябрьским утром после восьмилетней отсидки вышел главный герой.

– До скорого! – цинично бросил ему охранник.

– В аду увидимся… – огрызнулся Хью Марлоу.

Вышедшего из тюрьмы блатаря приветствовал не только охранник.

В припаркованной к тротуару машине Хью ждали гангстеры – бывшие его друзья-подельники, а теперьвраги. Приятели в свое время бесчестно бросили его в беде и начисто забыли на все время, пока он парился на нарах, но сразу вспомнили о нем, как только появилась возможность заполучить двадцать тысяч фунтов с последнего грабежа, которые исчезли вместе с Хью Марлоу в день его задержания…

– Привет, братан! – окликнули его из машины. – Есть одно незаконченное дельце, которое надо уладить! Не считаешь?

–Паш-ли вы! – Хью Марлоу и не оглянулся. – И вообще… Старайтесь держаться подальше!

–Смотри, Хью! Пожалеешь!

О том, что освободившегося из тюрьмы гангстера ждут новые испытания, очень скоро предупредил и полицейский инспектор – ведь дело о том последнем грабеже по-прежнему висит неописанным…

Но Хью Марлоу не тот человек, которого можно запугать.

За его плечами не только восемь лет тюрьмы, там еще была и корейская война, и три года в китайском лагере военнопленных – угольная шахта в Манчжурии, двенадцатичасовой рабочий день ежедневно по колено в воде… .

– Если кто-нибудь попробует перейти мне дорогу, я вобью его в землю…

Читал этот детектив не один раз. И всегда словно впервые.

Дальше действие перенеслось в дешевую гостиницу в Лондоне, в номере которой Хью в свое время надежно спрятал ключ от тайника с деньгами – так надежно, что его за эти годы не смогли найти ни честные полицейские, ни алчные приятели…

Передо мной разворачивались привычные мезансцены западного детектива, на которых с небольшими вариациями всегда разыгрывался один и тот же милый сердцу спектакль…

Меня вернул к действительности голос стюардессы и сразу вслед я снова ощутил гудение металлической массы:

– Господа! Поставьте, пожалуйста, вертикально кресла, выдвиньте столики. Через несколько минут вам будет предложен горячий завтрак…

В перелете из Москвы в аэропорт Бен Гурион для меня не было ничего необычного – я летал этим маршрутом, наверное, более двух десятков раз…

Послышался стук выдвигаемых столиков…

Я оглядел салон.

Впереди, на экране телевизора, разворачивались неординарные события, намечалась постельная сцена…

– Нам, все равно не покажут… – посетовал кто-то сбоку по-русски. – Некошерно…

Большинство летевших были россияне, но кое-где виднелись и этнические израильтяне – неожиданно загорелые в это бессолнечное время года, а некоторые и с закрученными пейсами вдоль щек, в черных кипах на головах, как и положено хасидам. Они тоже выдвинули столики – компания «Эль-Аль» обеспечивала религиозным пассажирам-иудеям специально приготовленное кошерное питание…

Где-то среди пассажиров находились и знаменитые израильские секьюрити – профессионалы высочайшего класса, получившие право на вооруженное сопровождение самолетов «Эль-Аль» в Москву…

А пару часов назад я еще сидел в своем «жигуле» на Павелецком вокзале.

До рейса Москва – Тель-Авив времени оставалось совсем мало.

И всего несколько минут на раздумье. К вечеру я мог быть уже в Иерусалиме.

Самолеты компании «Эль-Аль» летали ежедневно, кроме субботы.

Я выбрал «Эль-Аль».

Израильский заграничный паспорт «даркон» был всегда со мной – он мог мне понадобиться как документ прикрытия, со мной же была и «золотая виза», дававшая возможность быстро снять деньги в любом отделении банка…

Я позвонил Рембо – глава «Лайнса» мгновенно сориентировался.

Дежурный с ходу связался с турбюро по поводу билета…

Пока я гнал в аэропорт, наперерез мне уже мчал «Джип» с двумя детективами, которых Рембо послал навстречу. У Белорусского я пересел в «Джип» и погнал дальше. В «жигуль» сел Бирк. Рембо ввел его в курс дела, мне не довелось даже коротко проэкзаменовать…

Вечером он должен был вместо меня быть у элитного дома, а завтра утром проводить девушку на автостоянку. На него – бывшего МУРовца и замначальника райотдела – я мог положиться. Со всеми вопросами, которые могли у него возникнуть, Бирку следовало адресоваться к Рембо или связаться со мной по мобильнику…

По дороге я еще успел позвонить в Химки.

Жены дома не было. Но моей целью на этот раз была не она, я думал связаться с ней вечером из Иерусалима, а автоответчик.

Я набрал код и получил доступ к самой последней информации от Леа.

– Шломи готов познакомить вас со своими работами по финансовому праву…

В переводе на обычный язык это могло означать, что частному детективу удалось заглянуть в счета фонда и фирм-однодневок, зарегистрированных по украденным паспортам, отмывавших теневой капитал в банке «Яркон».

35
{"b":"25143","o":1}