ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она заглянула в компьютер:

– Поручение подписал господин… Что у вас за клиенты? Все с неудобопроизносимыми фамилиями… Может, Харобистов? Харубистов…

Я не удивился, услышав исковерканную почти до неузнаваемости фамилию заместителя Арзамасцева. В иврите существовала проблема с гласными.

–Хробыстов…

–От его имени есть еще поручение, подписанное в начале года. На триста тысяч долларов…

«Почему Хробыстов? Почему не сам Исполнительный директор?! – подумал я. – Знает ли об этом Арзамасцев? Или все происходит за его спиной?!»

– За подобное другой наш генерал – от юстиции… – Я смягчил слышанное шуткой. – Был приговорен к девяти годам тюремного заключения. Правда, условно.

Леа улыбнулась. Она была родом из буржуазной Латвии и лишь потом жила в Советском Союзе. Ее родственников сразу сослали в Сибирь. У этих людей с самого начала не было тех иллюзий, с которыми мы, рожденные в России, расставались все последнее десятилетие…

– Деньги получил… – Она вернулась к компьютеру. – Тоже фамилишка… Язык сломаешь! Калин-шевски…

Я кивнул.

Эту фамилию я тоже знал. Вначале и мне тоже она далась с трудом. Но теперь я полностью с ней освоился, так как понимал, что с ее обладателем по-хорошему нам было уже не разойтись…

Леа считала с компьютера:

– Сведений о нем у Шломи нет. Однако – и это вам тоже будет интересно… – Она обернулась ко мне. – Некоему господину с похожей фамилией… – Леа снова глянула на экран. – Калину… Так вот, несколько лет назад господину Калину Министерство внутренних дел Израиля зпаретило выезд из страны. Кстати, он тоже из Нетании…

Сходство фамилий, безусловно, наводило на размышления.

К «Калин» легко дописывалось остальное окончание…

А еще упоминание города Нетании.

В Информационном центре «Лайнса» содержалось немало данных на тамошних криминальных авторитетов из наших бывших соотечественников, о тамошних криминальных разборках и дерзких кражах. Последним в этом ряду было ограбление банковских сейфов в Кфар-Шмарьягу…

Из соседнего заброшенного здания преступники прокопали длиннющий подземный тоннель к сейфам банка «Леуми». Кражу обнаружила одна из клиенток, которая за три недели до этого положила в свой сейф 130 тысяч долларов и драгоценности, а нашла лишь песок и мусор. В задней стенке сейфа зияла дыра. Пострадал и некий почтенный нумизмат, хранивший в сейфах банка золотые и серебряные монеты, оцененные в 240 тысяч долларов. Полиции удалось задержать преступников. Все они оказались выходцами из стран СНГ. Главным подозреваемым являлся житель Нетании…

Я уточнил:

–Калину закрыли выезд в связи с уголовным делом?

–Да, против него полиция возбудила дело по отмыванию денег…

Опять тот же закон! Словно специально против нашей мафии!

– Запрещено проведение операций, имеющих целью скрыть источник и имя настоящего владельца капитала…

С этим было ясно. Все, связанное с наркотиками, проституцией, убийствами… И даже с торговлей ворованными запчастями, не говоря об азартных играх, незаконной торговли оружием…

Я вспомнил фото Любовича, сидящего за карточным столом со знаменитым гангстером.

–Кстати, Цион Дахан… Вам это что-то говорит?

–Безусловно… Он начинал карьеру как вожак банды Кирьят-Ювель. Потом пытался установить власть над криминальным миром Иерусалима… Король преступного мира восьмидесятых. Легендарная личность.

–Он жив?

–Погиб в автокатастрофе, но перед этим вернулся к религии… Почему вы спросили о нем?

–Любович был с ним знаком…

Леа пожала плечами: преступники легко сходятся…

– Известен тем, что боролся за рынок наркотиков. Несколько раз его пытались убить, даже в тюрьме. Но он только лишился глаза. Вместо него погибла его первая жена, француженка…

Это были частности, которые имели отношение к Любовичу, но ничем не могли мне помочь. У меня больше не было нерешенных вопросов в Израиле, осталось лишь покончить с формальностями.

Леа включила лазерный принтер. Пока он работал, Леа достала из стола узкую форменную полоску бумаги.

– Шломи оставил счет за работу… Он немного больше обычного, но, по-моему, на этот раз мальчик заслужил свои деньги…

Принтер выбросил последнюю страницу, застыл.

– Справка готова…

Леа сколола листы степлером, передала мне сколку.

У центрального супермаркета «Машбир» и у соседней автобусной остановки было по-прежнему многолюдно. Узкая центральная Кинг Джордж, она же улица Короля Георга Четвертого, напоминала в этом месте стремительный ручей в половодье – вниз, к торговой Яффе, непрерываемым потоком неслись машины.

Я позвонил в аэропорт имени Бен Гуриона. Рейсы «Эль-Аль» шли в соответствии с расписанием. Вечером я мог быть уже в Химках.

Я не видел, что происходит за моей спиной, хотя именно здесь можно было ожидать интерес к себе со стороны все тех же служб, которые вели наблюдение за мной в Москве.

Израильские частные детективы, коллеги Шломи, были всегда готовы принять заказ на скрытое сопровождение. В маленьких сыскных бюро обычно не было разведчиков, но, получив заказ, они по наработанным связям в считанные минуты обеспечивают себя высокопрофессиональной сборной командой…

Я перешел на другую сторону улицы, остановился, проглядывая толпу.

Свободная от транспорта Бен-Иегуда по обыкновению была заполнена туристами, молодежью. Откуда-то со стороны переулка проскочила на мотоциклах летучая группа израильской полиции – пара крепких молчаливых парней в черных кожаных куртках и шлемах. У маленьких уютных кафе, вперемежку с сувенирными лавками и цветочными магазинами, как дань последним событиям, повсюду дежурили секьюрити, проверяли одежду и сумки клиентов. При мне такого не было…

Мой выбор пал на маленькое кафе за углом, где раньше я не раз вел переговоры с Леа и ее частным детективом. Хозяин кафе за стойкой – худощавый поджарый израильтянин в кипе на лысом высоком черепе – похоже, узнал меня. Мы поздоровались…

В зеркале, простиравшемся вдоль стены, за его спиной отразилась часть улицы позади меня. Американская семья с двумя ангелоподобными херувимчиками, нищий, несколько израильских школьниц. Еще люди. Один из прохожих – высокий, молодой – невзначай на ходу повернул голову…

Белобрысое узкое лицо, рыжеватые ресницы, маленькие глаза…

Я мгновенно узнал его.

«Вымазанный грязью моря собеседник Любовича с фотографии из альбома!.. Лисенок! Что это? Случайность?! А может, боец невидимого фронта из Службы Безопасности фонда?!»

Моя попытка броситься следом, чтобы проверить, останется ли он неподалеку или уйдет, не удалась…

В ту же секунду Бен-Иегуду и весь квартал потряс сильнейший удар. Тут, на Ближнем Востоке, действовало немало факторов, которые невозможно заранее предвидеть…

Хозяин кафе и я одновременно взглянули друг на друга.

«Теракт!»

Я выскочил наружу.

Рыжего уже не было…

«БОИНГ»

Снова ровно гудел «Боинг». Моя юная соседка – миниатюрная, розовенькая, с мелкими правильными чертами лица – не отрываясь, читала книгу. По формату и красочной пестрой обложке я узнал продукцию все того же издательства «Тамплиеры», специализирующегося на крутых детективах.

Название я не рассмотрел. В центре обложки был впечатан портрет молодой женщины – сдвинутые брови, выдвинутый подбородок, зоркий прищур. Главная героиня словно сошла с фотографии охранниц СС в женском лагере Берген-Бельзен… А может, напротив? Художник использовал портрет миссис Кейт Уорн из команды Пинкертона, первой женщины профессионального частного детектива в Америке, а может, и во всем мире?

Я пожалел, что со мной нет никакого чтива, чтобы уйти в него с головой, хотя бы одного детектива из тех, которые постоянно возил с собой…

Мысленно я все еще был там, на Бен-Иегуда, а навстречу мне от центра, с улицы Короля Георга Четвертого, уже бежали люди. По воздуху следом оттуда плыли темноватые недобрые хлопья и гарь, я почувствовал запах пороха, как на стрельбах…

40
{"b":"25143","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочь того самого Джойса
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Пропащие души
Призрак
Моя гениальная подруга
Черная кость
Ключ от Шестимирья
Однажды в Америке
О тирании. 20 уроков XX века