ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последняя фраза некоего Паскуалино Каталоно – что ни имя иностранца-мафиози, то перл – была:

– Ты что, Данило Вентурио, хочешь, чтобы тебя дурой огрели по кумполу?!

Что-то в действительности происходило с любимым жанром. Авторы печатались за рубежом, получали огромные для Запада тиражи – двадцать, тридцать тысяч экземпляров…

В главном павильоне Лейпцигской книжной ярмарки висел портрет главного российского детективщика, написавшего, между прочим, про то, как израильский Мосад разрабатывает бактериологическое оружие. Писателя показывало немецкое телевидение, называло шездой, возило по стране, а наши журналисты подходили и спрашивали у немцев: «Что вы в нем нашли?» Немцы читали, наши читали, а пресса в России высмеивала…

Скорее всего, воспитанный на полицейских романах, я просто отстал от века. Ведь не заметил же, как на моих глазах произошло соединение песни с танцем и, может, даже с легкой атлетикой…

Певцы во время исполнения простенькой песенки набегали десятки километров. Были все в мыле. А я не мог представить себе Владимира Высоцкого, делающего кульбиты на сцене…

Все это время «Боинг», ни разу не шелохнувшись, словно стоял на месте.

Ровно гудели моторы…

Мысль моя неожиданно снова вернулась к заказу.

«Почему Любович не упомянул в завещании свою московскую квартиру? И вообще, знал ли он о ней?»

ШЕРЕМЕТЬЕВО

Мы прилетели в Москву вовремя, снова подтвердив запущенный кем-то злой слоган:

«Авиакомпания „Эль-Аль“ не опаздывает никогда, „Трансаэро“иногда, «Аэрофлот»всегда…»

Как обычно, было много встречающих.

Мешая друг другу, вновь прибывшие преодолевали самораздвигающиеся стеклянные двери и растекались по площади.

Я не увидел Рембо, обычно он почти всегда встречал меня в Шереметьеве.

Еще в год основания «Лайнса», в девяносто втором, как президент Ассоциации он взял за правило лично встречать своих детективов, возвращавшихся из дальних командировок. Думаю, это было сознательное стремление противопоставить принцип товарищества официальной субординации, которая успела нам обрыднуть в конторе…

Рембо не было. Зато я разглядел в толпе нескольких своих коллег из «Лайнса», один из них, не глядя, кивнул мне головой в сторону выхода. По-видимому, у Рембо были свои планы.

Я сделал несколько шагов вдоль тротуара и сразу увидел знакомую фигуру водителя-секьюрити, телохранителя Рембо. Он наблюдал за людьми, выходившими из зала прилета.

– С возвращением… – приветствовал он меня. Чуть дальше в ряду припаркованных машин я разглядел наш президентский джип «Гранд-Чероки».

– Все в порядке? – Меня обескуражило присутствие в аэропорту коллег и их маневры…

– Нормально.

Рембо ждал меня в машине.

Мне показалось, он был чему-то доволен, даже весел. Мы привьдчно обнялись. Что-то друг другу сказали…

Это был ритуал…

– Как там Арзамасцев? – спросил я. – Жив?

– Жив…

Киллеров было по меньшей мере двое. Один в тяжелом КАМАЗе преградил дорогу «Мерседесу», а второй с тротуара дал автоматную очередь по машине. Тяжело ранил водителя…

Мы быстро отъехали. Закурили.

Водитель тут же приспустил стекло. Он не терпел дыма.

Рембо мигнул мне.

На наших глазах нарождался новый класс специалистов охраны, профессионалов-телохранителей, получивших образование за границей, знавших себе настоящую цену. Такого уже невозможно было представить плывущим в бассейне рядом с боссом или шестеркой, бегающей за пивом…

– Ну что там, на родине Бога? – Рембо обернулся ко мне.

Я рассказал о поездке.

Главным, пожалуй, можно было считать финансовую связь Фонда Изучения Проблем Миграции с фиктивными фирмами, отмывавшими грязные деньги. Ну и появление фамилии генерала Хробыстова вкупе с Калиншевским…

–Фонд работал вместе с Любовичем, «Лузитанией» и его другими фирмами. Деньги шли в банк «Яркон» Через «Меридор»…

–А что сам Любович?

–Думаю, никакой он не Любович. В Нетании раскрыли целую сеть, занимавшуюся оформлением гражданства с помощью фиктивных браков. Во главе, кстати, стоял бывший работник КГБ. Любович или кто он – тоже человек спецслужб…

–Они в фонде все оттуда… – Рембо взглянул на дорогу и снова обернулся. – Вопрос на засыпку. Во что был одет Арзамасцев, когда к нам приехал?

Я отлично помнил:

–Джинсы, немыслимый берет. Я еще подумал: «Неужели они там так и ходят в своем фонде?!»

–Он надел это в последний момент! Ясно?

–Ясно…

В кабинете главы Фонда по обычаю спецслужб находился оперативный гардероб. Немыслимый берет и остальное было совершенно новое – явно оттуда. Генерал переоделся, прежде чем ехать к нам.

– Гарун-аль-Рашид…

Рембо продолжил свои догадки.

–А помнишь мой разговор с его заместителем, отвечающим за Службу Безопасности?

–Хробыстовым? Помню. Он сказал, что не знает про кражу кейса…

–Странно, правда? Генерал, занимающийся вопросами Службы Безопасности, ничего не знал о краже…

Зная теперь о роли Калиншевского, на котором, видимо, лежала организация черновой работы бойцов невидимого фронта фонда, можно было предположить, что кейс похитили с его же помощью. Именно он проморгал тайник и теперь лез из кожи, чтобы реабилитировать себя…

Я искренне посетовал:

–Жаль, что у нас нет заказчика на этот фонд. Такие данные для конкурентной разведки пропадают…

–Что именно?

–Хробыстов дважды перевел деньги на счет «Меридора». В начале года триста тысяч и с месяц назад еще сто тысяч. И все обналичили…

–Кому-то это могло быть интересно… – Рембо со гласился. – Может, Счетной Палате? Разразится огромный скандал, когда все всплывет…

–Последние сто тысяч получил тот, что был у нас…

–Калиншевский? – Рембо удовлетворенно хмыкнул. – На ловца и зверь бежит… – Он объяснил: – Мы сейчас его видели в Шереметьеве…

–Ясно.

Этим и объяснялись маневры моих коллег в аэропорту.

Водитель кашлянул, чтобы привлечь наше внимание:

–Извините… Слева сзади иномарка… По-моему, нахвосте у нее наши…

–Отлично! Дай себя обогнать…

–Есть.

Рембо продолжил:

– Калиншевский тоже встречал израильский борт. К счастью, он меня не заметил. А я подумал: «Удобный случай узнать о нем больше…»

Я воспользовался репликой и сказал то, что должен был сказать давно:

– «Лайнс» работает без оплаты… Я тоже летал за свой счет и сам платил адвокату. Но сделаю все, чтобы мой заказчик, вовлекший нас в расходы, их возместил…

– Разберемся. – Рембо махнул рукой.

Сзади на большой скорости приближались несколько машин. Наш водитель принял в сторону, и они пронеслись, обдавая все крупными брызгами вытаявшего на шоссе снега…

Я успел заметить две машины «Лайнса», шедших в середине кортежа.

Рембо обернулся, как только кортеж скрылся из глаз:

– Ты домой?

Родные Химки были совсем близко. Мы проезжали в нескольких километрах от моего дома.

– Да, нет… – Я достал мобильник, нажал на номер кода своего напарника – Бирка. – Привет, Вить, сегодня ты свободен. Да, вернулся… На автостоянке. Да. Договорились…

42
{"b":"25143","o":1}