ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пожалуйста, Борис Иванович! С травками!

— Отлично… Теперь набери-ка мне Московское транспортное…

— Есть!

На проводе уже был начальник московского управления генерал Скубилин:

— Слушаю вас, Борис Иванович…

«Этот поймет… — у Жернакова стало теплее на душе. — Если за мной дверь в министерстве закроется, этого тоже сразу съедят! Самое позднее — на другой день…»

— Как обстановка?

— Докладываю… — Скубилин вооружился цифрами. Словно и не знал о нынешнем подвешенном положении заместителя министра — куратора и своем собственном. — Сведения по первой позиции… Теперь вторая… Третья…

Жернаков слушал вполуха. Цифры пролетали, не задевая. Как вагоны длиннющего, шедшего с ходу состава.

— Как в дальнем следовании?

— Пассажиропоток возрос! И с ним преступность. Спекулянты и картежники — все в Москву!..

— Принимай меры, Василий! Систему фильтров…

— К каждому вагону милиционера не поставишь, Борис Иванович!

— Надо! Не тебе объяснять. И именно теперь! Нам никак сейчас с тобой нельзя опускать руки! Сожрут!

— Понял…

Жернаков положил трубку, снова подошел к окну. Верхние этажи зданий, голые крыши. Загадочный, вычлененный из городской жизни шипу, особый мир. Колесо жизни не стояло на месте. В преддверии очередного, Двадцать седьмого съезда КПСС в столицу подбиралась свежая команда. Сейчас ей освобождали места, резервировали жилую площадь, готовили должности. Самолетами, поездами правили в Москву новые Большие Боссы…

Жернаков не услышал звонка. Телефонный аппарат с тяжелым металлическим гербом посредине давно уже пребывал без надобности. Жернаков успел забыть, когда в последний раз им пользовался.

— Борис Иванович! Вас!..

На пороге появился помощник. Замминистра взглянул недоумевающе. В первую секунду до него даже не дошло, о чем тот говорит, показывая на «вертушку».

— Кремлевка, товарищ генерал! Большие люди… — Он чуть не сказал «Боссы».

Звонили из Отдела административных органов ЦК. С самого верха.

— Борис Иванович… К вам подъедут два наших товарища. У них проблема… — В голосе чувствовалась нотка одолжения. Речь шла, безусловно, о личном. — Надеюсь, поможете…

— Конечно… — Жернаков заторопился. — Все, что в моих силах…

Произошло чудо. Сам обратился не к министру — вчерашнему председателю Комитета государственной безопасности, а к его опальному заму — кандидату на «выкинштейн», единственному, однако, в руководстве министерства практику-разыскнику и нормальному юристу — не заочнику и не вечернику.

— Никуда не уезжаете, Борис Иванович?

— Нет-нет!

— Они сейчас будут…

Помощник уже бежал вниз, в вестибюль. Встречать. Жернаков не представлял, какого рода помощь требуется, на всякий случай связался с Московским транспортным управлением — со Скубилиным.

— Жди моего звонка, Василий! Никуда не уходи!

— Слушаюсь, Борис Иванович!

— Придержи своих разыскников… Чем черт не шутит! Могут понадобиться…

Долго пребывать в неведении ему не пришлось. Через несколько минут помощник уже вводил Высоких Гостей. Вновь назначенные завотделом ЦК и прокурор Генеральной прокуратуры. Оба — сибиряки. Бывший Первый областной и его шурин.

Разговаривали при закрытых дверях. Недолго. Быстро уехали. Не хотели, чтобы их здесь видели. После их отъезда Жернаков сразу же самолично позвонил генералу Скубилину.

— Через пятнадцать минут будь в метро на «Октябрьской». Внизу, на платформе.

Он ничего не объяснил.

— Борис Иванович! — взмолился Скубилин. — Скажите только: что это? Во зло нам? Или…

— Новость-то?

— Да. Или во благо?

— Как обернется… Не знаю. Не телефонный это разговор…

Замминистра оставил машину у тротуара, почти бегом пробежал в метро. Уже в вестибюле обернулся, провел глазами по эскалатору:

«Не хватало еще, чтобы навязали „хвоста“ из министерства!..»

Ничего подозрительного позади он не обнаружил.

В центре зала бродило несколько пар. Пассажиров на станции было немного. В туннеле, в направлении «Третьяковской», грохотал только что отошедший состав. Генерал Скубилин, начальник Московской транспортной, гренадерского вида, корпусной, в штатском, уже ждал внизу. Он еще издали увидел замминистра, оглядел оценивающе: «Сдает старик… Типичный пенсионер из бывших…»

Замминистра с ходу направился к нему.

— Есть дело, Василий! — Он потянул Скубилина к ближайшей колонне, словно бы тот, как раньше, много лет назад, все еще ходил у него в помощниках. — Нам предоставили шанс…

Он вдруг замолчал: похожие на девиц два паренька — у каждого по серьге в ухе, длинноволосые, пластичные — облюбовали место по соседству.

— Давай вон туда…

Он перетащил Скубилина на противоположную сторону.

— Ну и время! Кругом педики.

— Что-нибудь случилось?

— Случилось, Вася. Звонил этот! Сам!

— Узкий?

Речь шла о самой верхотуре Отдела административных органов. Узкий был вершиной. Чем-то вроде Анапурны в системе Гималаев.

— Есть Бог на свете! — Жернаков как-то сразу преобразился, его было трудно узнать. — У них большое ЧП!

Он огляделся: никого рядом не было. Длинноволосые находились вне зоны слышимости, разговаривали между собой.

— Дай ухо! Осторожность никому не навредила…

Скубилин пригнул тяжелую — вдвое против стандарта, с крупным лбом голову.

— Партийные билеты увели!

— У самого?!

— У вновь назначенной номенклатуры. Сегодня ночью!

— А мы-то тут с какого бока? — Скубилин не понял.

— В поезде! В вагоне «СВ». По ярославскому ходу…

— Там только к с и в ы?

— Остальное — мелочь. Бумажники, авторучки. Денег немного.

Замминистра бросил взгляд вдоль платформы. Волосатая компания у колонны распрощалась, парни слиняли. Сверху спускалась группа африканцев — черные девушки с грядками в прическах, в пестрых кофточках.

— Если вернем документы, можно тем решением коллегии подтереть себе задницу! Чувствуешь?

Скубилин понял это получасом раньше, как только Жернаков позвонил. Теперь его интересовала практическая сторона.

— Подозреваемый задержан?

— Нет. Сразу после кражи он выскочил из поезда… Там, на путях, стоял скорый. Ему дали отправление раньше.

— Понял.

— Преступник мог этим воспользоваться. Тогда он прибыл в Москву сегодня рано утром. Раньше, чем потерпевшие…

— Билет с ним?

— У проводницы. Он едет в Бухару. Через Москву. Но главное, приметы. Я думаю, он должен всплыть. Молодой, высокий. В костюме-тройке, в белой сорочке с галстуком…

Скубилин слушал скептически. Главное Жернаков отнес на конец:

— Азиат, а глаза — голубые!

Вокзал встречал ранних пассажиров первой суетой столичных платформ, непрекращающимися объявлениями по радио, пустыми бегущими по фасаду строчками. Вроде этой: «…СССР — самая транспортная в мире держава…»

Фарук быстро прошел длинный, почти полуторакилометровый перрон. Ближайшие телефонные аппараты висели вдоль наземного вестибюля метро, на площади.

«Срочно вызвать Уби и Андижанца!..»

Он не чувствовал себя в безопасности.

Внешность была слишком приметна: высокий, мускулистый азиат в классической тройке с галстуком. «Главное — глаза…» Неожиданные на скуластом лице голубые глаза — живое свидетельство смешения рас.

Фарук набрал номер, привычно наблюдая за окружающим. Прозрачный — из стекла и стали, со множеством касс, залов для транзитных и пригородных пассажиров, грохотом тележек носильщиков, шумом и сутолокой, — выдвинутый вперед, к путям, Ярославский вокзал, как мол, разбивал людскую волну, катившую от платформ к площади.

— Алло! — Андижанец не ждал звонка. — Я думал, ты будешь чуть позже.

— Пришлось поменять лошадей…

— У нас неудача… — Андижанец объяснил в двух словах. — Ни платков, ни денег!

— Обо всем поговорим… — Фарук объяснил, куда он должен подъехать. — Ты мне тут срочно нужен!

— Будить Уби?

— Теперь уже некогда. Давай сам…

3
{"b":"25145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Дама сердца
Его кровавый проект
Рожденный бежать
Любая мечта сбывается
Свергнутые боги
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов