ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из коридора приоткрылась дверь, кто-то передал компакт-кассету. Рэмбо вставил в диктофон, нажал на клавишу.

— К сожалению, не все понятно. Разговор не по-русски…

Говорили по-арабски. Фарук и Андижанец знали его на бытовом уровне: «пришел-ушел», «взлет-посадка»… Там, где они жили, обитало немало потомков бывших завоевателей Центральной Азии. Разговаривали женщины. Андижанец коротко прокомментировал:

— Домохозяйки. Не знают, чем кормить мужей… «Питу он больше не хочет. Говорит: „С души воротит…“ Шаурма тут не та». — «Съезди на шук мерказит — Центральный рынок…» Вторая обещает: «Я за тобой заеду!»

Женщины положили трубки обе разом. И тотчас раздался короткий звонок.

— Салам…

Дальше разговор шел на русском. Звонивший, без сомнения, был российским жителем. Москвичом.

— У нас товар готов. Грузчики будут на месте…

Рэмбо и его помощник улыбнулись.

«Товар, грузчики…»

Термины перекочевали из официальной терминологии силовых министерств к нелегалам. Все менялось, зависело от того, кто пользовался терминами. «Грузчик» могло означать и группу захвата милиции, и боевика, и быка… Товару отводилось еще более широкое поле обозначений… Решать надо было в зависимости от расшифровки. Следующая фраза была определенной, ее, по-видимому, произнес оптовик: «В двадцать один сорок…» Хабиби договаривался с теми, кто играл при разгоне роль быков.

Рэмбо выключил диктофон.

Фарук взглянул на братьев Баранниковых. Все зависело от инструкций, какие им даны были в Белой чайхане. Обычно спортсмены не участвовали в разборках. Этим занимались бандиты. Их было вокруг предостаточно. Авторитеты решали, кто прав по жизни, они словно разводили зашитые до времени железнодорожные стрелки, чтобы возобновить движение. И дело спортсменов-телохранителей было этому способствовать. Счетчики на оплату бандитских услуг включали другие, они же и решали с наказанием стороны, признанной виновной. Подпольные структуры создали для страны свою процедуру нелегального гражданско-уголовного судопроизводства.

На этот раз было иначе.

Двое эти — бывшие чемпионы, известные в мировом спорте, — прибыли сами. С неведомым предписанием Чапана. Кроме Голубоглазого и Андижанца, их встречала машина с московскими номерами человека Белой чайханы, которая и доставила Баранниковых в Теплый Стан.

«Хорошо, если дело ограничится возвращением платков и штрафом…» — подумал Фарук. Старший Баранников спросил:

— В каком положении все на эту минуту?

— Наши люди смотрят за Хабиби. Его сопроводили к клубу на Тульской, там он встречался с приезжими. Видимо, покупателями. Этих людей мы тоже взяли под наблюдение. Сейчас Хабиби у себя…

— А таксист?

— После того как он привез Уби, мы оставили его без наблюдения — будем принимать у дома Хабиби, у Белорусского. Как только он появится, мы выедем. Для контроля у нас еще группа, которая сопровождает сегодняшних покупателей платков…

Андижанец обернулся:

— К гостинице они приезжали наверняка из-за меня! Проверяют: уехал ли!

Братья не дали втянуть себя в разговор.

Рэмбо выразительно взглянул на помощника — представитель «семерки» поднялся. Внесли чай. Снова звонил телефон. Кто-то прошел по коридору — тяжелый, в ботинках, поскрипывавших в ходу. Мелькнула пятнистая форма афганца.

— Где вы нам их передадите? — спросил напрямую старший Баранников. — И как?

— Вы поедете со мной?

— У нас, — он кивнул на брата, — своя машина.

— Я полагаю, вы разберетесь без нас. Мы только даем вам возможность для встречи…

— Вы и не нужны будете… Я хочу только напомнить им о покупателях!

— Ваш человек с ними увидится — как я обещал.

— О'кей!

Из коридора передали еще пепси. Баранниковы — оба полутяжи — быстро потели, на груди и под мышками по ткани расползлись обширные влажные пятна.

— Мы — народ законопослушный… — Рэмбо произнес это внятно, видимо, включен был специальный диктофон. — Ниже черты городской канализации не опустимся. Кому нужны бандиты, тот пришел не по адресу… — Рэмбо был достаточно однозначен. Он больше не походил на добродушного беспечного мишку. — Лет через пять надеюсь пригласить вас в наш офис официально. Люди говорят: в правительстве есть проект о частных детективных бюро…

— Может, встретимся и раньше… — Баранниковы засмеялись.

— Всегда рад…

— Да, надо же рассчитаться!.. — Баранников внес гонорар. Рэмбо пересчитал баксы, спрятал в сейф. Он больше не садился. Из второй комнаты все чаще слышались короткие звонки. Звонили из машин, осуществлявших наблюдение. Для Рэмбо передавали в дверь короткие записки. Помощник, с которым должны были ехать Голубоглазый и Андижанец, молчал. Никто не слышал его голоса, он словно спал, не закрывая глаз.

«Белое восковое лицо библейской старухи… — подумал Голубоглазый. — Как он собирается нам помочь?»

Звонок, которого ждали, наконец раздался.

— Понял! — Рэмбо положил трубку. — Покупатели выехали к Даниловскому кладбищу. Мы сейчас едем туда! Гости — самостоятельно. — Он взглянул на Андижанца и Фарука. — А вы — с моим заместителем…

Гнали вдоль осевой. С превышением скорости. Бывшие кагэбэшники светом оповещали гаишников впереди о приближении службы седьмого управления. Проносились как вихрь — ностальгия по службе разведки! Похожий на подростка заместитель Рэмбо на ходу переговаривался по рации с другими машинами. Андижанец и Фарук на заднем сиденье ехали молча, только Уби рядом с водителем не умолкал — не мог прийти в себя:

— Мне бы посмотреть им в глаза! А Хабиби! Мусульманин! Хуже собаки! Обманщик! Такой грех! А ведь умирать будем!..

В мозгу у него проворачивались схемы захвата скрывающегося от преследования автотранспорта, которые он изучал на курсах ГАИ в Ижевске.

— Сволочь! Ну, ничего! Главное — приблизиться! Тогда можно стрелять по колесам… — На этот раз он был явно не с пустыми руками. — Я свои деньги не в арыке нашел! Я за них горбатил! Я свободой рискую! Семьей!

Время от времени Голубоглазый смотрел в стекло позади. За ними держалась «шестерка» с известным, может, только Чапану водителем — в ней были братья Баранниковы. Андижанцу показалось — он узнал широкую улицу, по которой они гнали вчера на такси, после разгона.

— Тут мы оторвались вчера…

Представитель «семерки» за рулем не ответил.

— Второй!.. — окликнули по рации. — Объект на месте… — Рация работала четко. — Считают…

— Товар?

— Да. Товар.

— Вас понял.

Притормозил в переулке, недалеко от моста через Москву-реку. Выключил зажигание. «Жигуль» с Баранниковыми остановился поодаль.

— Много сейчас ваших машин поблизости? — спросил Андижанец.

— Кроме нас — пять…

Снова стало тихо. Думая, что за ним не наблюдают, помощник Рэмбо по наружному наблюдению закрыл глаза.

«С вытянутым носом суровое лицо библейской старухи…» — снова подумал Андижанец.

Неожиданно заработала рация…

— Первый! — раздалось в микрофоне. Что-то началось — все это сразу почувствовали.

— Слышу! — Это был Рэмбо. Его машина тоже стояла где-то поблизости.

— Показалась «Волга»! Черная… Идет с моста!

— Номер! — заорал Рэмбо. — Быстро!

— МК 04-12! Моссоветовская…

— Понял!

— Сволочи!.. — Уби полез во внутренний карман, там лежал пистолет. — Бандиты!

Быстро потянулись короткие секунды. И вслед голос старшего:

— Все! Погнали! По местам!

Черную «Волгу» вели, зажатую намертво, профессионалы, привыкшие работать против кадровых разведчиков высокого класса, мастеров своего дела. Сидевшие в черной «Волге» Лейтенант, Кабан и «персональщик» — участники вульгарного разгона — не допускали и мысли о квалифицированном тайном сопровождении. Все шло по принятой ими известной схеме. Позади в общем потоке автотранспорта двигалось такси с обманутыми покупателями, прибывшими на этот раз из Молдавии. Было легко догадаться, что мысль их работает в одном направлении — незаметно выбраться из потока. Слинять. Не попасть на Петровку, 38. В том же потоке вместе с Константином гнали Хабиби и пересевший к ним под видом мента Штрок. Их миссия была закончена, только Карпухину-таксисту еще предстояли дела.

34
{"b":"25145","o":1}