ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Неукротимый граф
Диссонанс
Академия невест
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона
Странная практика
A
A

Лина.

Снова звонок:

— Товарищ инспектор!.. — В первую секунду незнакомый взыскательный тон его насторожил. — Звонят из клуба служебного собаководства. Разыскали вашего PP.

Слышите? Прекрасный экземпляр… — голос в трубке потеплел: женщина-инструктор искренне радовалась за Денисова. — Чудесная родословная: Дельфи Ф. Ойленхорст, Флинт… Сплошная элита!

Денисов сидел, держа трубку перед собой. Было хорошо слышно. Инструктор торжествовала:

— Курс общей дрессировки второй степени! Караульно-защитная служба первой. Третье место в Люблинском филиале прошлой весной. Все утро убила, но не жалею!

«Как получается? — думал Денисов. — Чистая гипотеза… Вывод, сделанный из двух посылок: местоположение владельца с собакой и женщины, садившейся в такси…»-Юн все еще не верил в удачу.

— Крупный пес? — спросил он невпопад.

— В пределах стандартов… Прекрасная растянутость. Собака отличная по всем статям.

— Как ее кличка? — он все еще ходил вокруг главного.

— Полное имя Реррикер ф, Штаатс-Фертрагг. Но пес зарегистрирован не вблизи метро «Варшавская»!

— А где?

— Басманная,двенадцать.

— Это же другой конец Москвы!

— Я объясню. У них еще однокомнатная квартира в районе Булатниковской.

Хозяин проживает там, а семья на Басманной. Собака привыкает к одному месту, потом едет в другое… — инструктор говорила что-то жалостливое. —

Вы можете прочитать выдержку из письма?

Денисов достал блокнот, прочитал:

— «Бедный пес! Сердце его, должно быть, разрывалось… Он даже не подошел к хозяйке!»

Денисов наконец решился:

— Как фамилия владельца?

— Шерп. Шерп Игорь Николаевич. Работал адвокатом… Сейчас я разговаривала с его женой.

— Вы знакомы?

— Несколько лет назад я готовила их собаку к выставке.

— Вы сказали — «работал адвокатом»…

— Он ушел из консультации. Вот телефон…

Судя по АТС, абонент жил в районе места происшествия: первые цифры были

НО.

— Но сейчас его нет в Москве. Он уехал.

— Давно?

— Несколько дней назад.

— В связи с чем? Куда?

— Жена не сказала. Я поняла, какие-то неприятности. Пришлось экстренно ехать, — она о чем-то знала или догадывалась. Пыталась охарактеризовать проблему в целом. — Все сложно… Когда дети уже выросли, центр тяжести перемещается на взаимоотношения. Происходит перепроверка взаимного уважения, чувств…

Через несколько минут Денисов навел первые оправки:

«Шерп Игорь Николаевич, пятидесяти пяти лет, уроженец Куйбышева, адвокат юридической консультации, уволен полгода назад по собственному желанию…»

Из картотеки МУРа сообщили:

— Не привлекался. Не состоял. Не значится.

Перед тем как выехать по месту жительства адвоката, Денисов позвонил в юридическую консультацию, но заведующего на месте не оказалось.

— Фесин? — переспросила секретарь-. — Занят в процессе. Будет в конце дня.

Бахметьев тоже отсутствовал.

Денисов собрал бумаги, надел куртку. Оглядев кабинет, перед тем как закрыть, пожелал себе; — Удачи, инспектор.

Дом был из обжитых, со скамейками,у подъездов, с садиками под окнами.

Денисов не стал интересоваться соседними домами, сразу направился в подъезд, не вызывая лифт, поднялся вверх.

Подъезд был шумный, снизу до площадки доносились неясные шорохи.

Искаженные лестничным колодцем звуки внизу казались деформированными, уродливо расплющенными.

Кроме двери Шерпа на площадку выходили еще три, Денисов выбрал соседнюю

— обитую дерматином, с куском яркой циновки на полу и дверным глазком.

«Должно быть, живет несколько человек, — подумал он. — Возможно, что кто-нибудь занимается только хозяйством».

Соседкой Шерпа по лестничной клетке оказалась моложавая пенсионерка в брючном костюме, в фартучке, она сразу узнала Белогорлову по фотографии.

Красное пальто, берет… — соседка все пристальнее вглядывалась в снимок. — Видела ее здесь… — она показала на дверь, за которой жил адвокат. — Мы еще говорили о ней с женщинами… — Она не стала уточнять.

— С какими женщинами? — спросил Денисов.

— Из нашего дома. Что же мы здесь стоим… Пожалуйста. А как домой идти, он ее всегда провожал.

О-о! — в кухне пахло горелым. — Машина у нее красного цвета… — она педбежала к плите, что-то поправила. — «Москвич» или «Запорожец». Не разбираюсь…

— Когда она стала бывать здесь?

— Не так давно. С месяц, наверное, после Нового года.

— А жена Шерпа?

— Она здесь не бывает.

— Интересный человек ваш сосед… — подкинул Денисов.

Она с радостью подхватила мысль:

— Что за жизнь? Муж здесь, жена там… — Соседка прислушалась: в комнате работал телевизор, слышались голоса. Она плотнее закрыла дверь. —

Сам готовит, белье сдает в прачечную. Собака у них.. Месяц здесь живет, месяц— на другой квартире.

— Давно его нет?

— С понедельника.

«Со дня несчастного случая!» — подумал Денисов.

— После обеда последний раз его видела.

— Считаете, что с тех пор он ни разу не появился?

А ночью?

— А ключи-то! Ключи от квартиры у меня.

— У вас?

— Расскажу, — она выключила плиту. — В понедельник днем звонит.

Открываю. «Разрешите, — спрашивает, — ключи у вас оставлю? На время…»

Лицо желтое, расстроенное. Я еще подумала: «Неприятности».

Соседка прислушалась. Голоса в комнате стали громче, там выключили телевизор. Кто-то громко протопал в туалет.

— У дочки подруги, — сказала женщина, — девишник.

Они — там, я — у плиты. Вот так.

— Никто с тех пор не спрашивал его?

— Кто-то звонил. Вчера, по-моему. Ноя не вышла… — она заспешила: все общество, видимо, собиралось переходить на кухню. — Оставьте мне ваш телефон. Я позвоню…

По гулкой, уродующей звуки лестнице Денисов спустился вниз, постоял на крыльце. Впереди виднелась белая типовая школа-"самолет", окруженная пушистыми елками. У соседнего подъезда стояли женщины, у которых, несомненно, тоже было что рассказать инспектору о странном образе жизни адвоката, но он не стал подходить, вышел со двора.

Немногочисленные прохожие тянулись по направлению к Варшавскому шоссе, к остановке. Их обогнал разболтанный, громыхающий троллейбус. Денисов оглянулся: другого транспорта не было. Пустота улицы свидетельствовала: так может продолжаться и две минуты и десять. Троллейбус стоял, мигая боковым сигналом. По другую сторону перекрестка виднелась следующая остановка — стеклянное ограждение под узкой крышей.

Не раздумывая, Денисов выскочил на проезжую часть, побежал к перекрестку. Бокового движения не было — соревноваться пришлось все с тем же троллейбусом. Водитель заметил маневр, сразу же заложил размашистый вираж. Денисов услышал металлический стук — это ролики обеих дуг пересекли поперечные провода, затем началось их скольжение. Водитель троллейбуса включился в гонку.

Денисов успел пересечь перекресток первым, но в соревновании по прямой потерпел неудачу. Он подбежал к остановке, когда троллейбус уже отвернул неуклюжее туловище от тротуара. В боковом зеркале показалось лицо водителя

— он вроде бы ничего не заметил.

«Придется ждать…» — подумал Денисов. Поражение настроило его на раздумья.

Он огляделся. От остановки были хорошо видны дома, прилегающие к месту, где произошел несчастный случай с Белогорловой. Ремонтирующееся здание видно не было, но, присмотревшись, можно было угадать площадку между домами, куда приезжал Гладилин и ждал библиотекаршу, а не дождавшись, уехал с клиентом в аэропорт. Недалеко отсюда, на стоянке такси, Шерп вместе с РР сажал Белогорлову в такси, а еще в метрах двухстах была злополучная тропинка, сбегавшая к железнодорожному полотну.

«Что вам дороже? Жизнь или…»

Денисов не стал спешить, прошел к следующей остановке. Под узким навесом стояло несколько женщин с сумками, рядом, у нового концертного зала, торговали апельсинами. Денисов снова огляделся. В концертном зале был аншлаг. Во всю длину витрин, виднелось привычное «Билеты проданы».

25
{"b":"25146","o":1}