ЛитМир - Электронная Библиотека

На экране появилась танцующая пара – передавали фигурное катание.

– Я хочу оказать тебе еще одну услугу, Тура. Здесь чистая бумага. – Хамидулла показал на тумбочку. – Когда мы встанем из-за стола, ты напишешь жалобу в Москву своему министру. Я сделаю так, чтобы она попала на самый верх, прямо в руки… Твое дело прекратят, тебя восстановят в милиции. Я об этом побеспокоюсь. Ты вернешься к тому, что ты делал всю жизнь…

– Так и вернусь? С нар…

– Вот именно!

Оба засмеялись, понимая всю зыбкость такого предположения.

1

Восточнокаспийск – небольшой городок на берегу моря – уже спал. Тускло освещенный, провинциальный. Обращенный к акватории.

Замкнувшая город цепь не особо высоких гор вдали выглядела землистой, в щербинках, как скорлупа грецкого ореха.

Улицы были безлюдны и тихи. Как и дворы.

Двор Рыбинспекции не был исключением – с воротами, с деревянным одноэтажным домиком в глубине под деревьями, с вывеской у входа:

«ВОСТОЧНОКАСПИЙСКАЯ МОРСКАЯ

ИНСПЕКЦИЯ РЫБООХРАНЫ»

На площадке перед инспекцией лежало несколько конфискованных огромных браконьерских лодок. Сбоку темнел припаркованный «жигуль».

Все замерло тут в ожидании утра. Только в одном из помещений горел свет.

Сквозь убранное решеткой окно внутри виден был кабинет, с настольной лампой и телефоном, с бумагами на тумбочке, и дежурный инспектор Рыбнадзора. Инспектор спал на узкой железной кровати у стены.

Иногда свет лампы мешал спящему, и он, не просыпаясь, подтягивал ближе к себе одеяло, закрывая лицо. Книга, которую дежурный читал с вечера, лежала на полу, рядом с кроватью.

Город тоже спал, и только светофоры-мигалки на перекрестках размеренно хлопали желтыми пустыми глазами.

Шум внезапно появившейся машины разрушил тишину. Это была «Волга», притормозившая у самых ворот Рыбинспекции.

Водитель убрал свет, но мотор не выключил.

В темноте стукнула дверца машины. Через минуту водитель появился в калитке, в руке у него была канистра с бензином.

Дальнейшие события разворачивались молниеносно, как в плохом детективе. Неизвестный с канистрой быстро пересек двор, подбежал к окну.

Рыбинспектор спал, по-прежнему завернув голову одеялом.

Неизвестный подскочил к двери, осторожно потянул на себя. Дверь была не заперта – тихо скрипнула, открываясь. Человек с канистрой проник в здание. Еще через несколько секунд он показался в окне, рядом со спящим.

Он открыл канистру и несколько раз обильно плеснул на пол, а потом и сбоку на кровать, где лежал инспектор.

Вскоре неизвестный появился снова – теперь уже на крыльце.

Действия его были продуманны. Он еще плеснул из канистры, на этот раз на дверь и крыльцо.

Сбоку, на стене, висел противопожарный щит с инструментами. Неизвестный сорвал со щита багор и снаружи подпер им дверь.

Дорожка расплескиваемого бензина протянулась за ним через двор. Здесь неизвестный вылил из канистры остатки бензина и побежал назад, к машине.

Мотор «Волги» все еще продолжал работать.

У калитки неизвестный обернулся, вытащил из кармана ракетницу и выстрелил в глубь двора.

Высокий столб огня прорезал темноту.

Одновременно раздался шум отъезжающей машины.

«Волга» развернулась и, не включая фар, быстро исчезла в лабиринте улиц.

Сухое здание Рыбинспекции вспыхнуло разом, как факел.

Пожарные выезжали по тревоге. Машины неслись сквозь ночь.

Несмотря на ночь, люди с окрестных улиц сбегались смотреть на пожар.

Мощные струи из нескольких стволов били по огню, но пламя не сдавалось. Оно словно даже набирало силу. Огненные искры разлетались в разные стороны, стреляя, превращаясь в языки пламени. Уже горело соседнее строение.

Пожарные и добровольцы откатили дальше от горящего здания припаркованный во дворе «жигуль».

Все вокруг трещало от огня.

Внезапно раздался глухой удар, в небо взметнулись тысячи искр – крыша здания рухнула…

На рассвете пожарные растаскивали по двору обгорелые бревна. Фундамент еще дымился.

Толпа любопытствующих поодаль следила за происходящим.

За дело принялись люди в милицейской – серой и зеленой – форме. Они осматривали пожарище, искали улики.

Тут же находился и полковник Агаев – начальник областного управления внутренних дел – высокий, немногословный, уверенный в себе.

К нему то и дело обращались сотрудники, докладывали.

– Они мою машину увидели, товарищ полковник! – Приблизившийся крепыш с побитым оспой лицом кивнул на «жигуль», ночевавший во дворе Рыбнадзора. – Вот и подумали, что начальник Рыбинспекции Кадыров спит у себя в кабинете… Ну… и можно его замочить…

Агаев серьезно взглянул на Кадырова, ничего не сказал. В ту же секунду один из милицейских, осматривавших пожарище, его окликнул:

– Товарищ начальник! Замминистра приехал! Генерал Амиров!

Амиров – тоже высокий, породистый, в очках с тонкой металлической оправой, в костюме с иголочки, – уже выходил из припарковавшейся у пепелища белой новенькой «Волги».

– Поджог? – спросил генерал, здороваясь.

Агаев кивнул, что-то крикнул кому-то из подчиненных. Тот сноровисто подскочил.

– Вот, товарищ генерал!

В руке у него лежала пробка от канистры.

– За преступником уже поехали, товарищ генерал.

Генерал Амиров осторожно подержал пробку в руке. Вернул сотруднику – тот сразу отскочил.

– Как тебе удалось так быстро его установить? – спросил Амиров.

– Умар Кулиев – личность на Берегу достаточно известная… – Агаев был обстоятелен. – Хотя и молод. Нигде не работал, занимался браконьерством. Сейчас вы его увидите…

– Подонок. Человеческую жизнь погубил. А кто тот? – Он кивнул на пепелище.

– Молодой парень. «Афганец»… Воин-интернационалист… Недавно с курсов…

На носилках под простыней пронесли в закрытую машину останки погибшего. Офицеры сняли фуражки.

Внезапно толпа зашевелилась. Из подъехавшей патрульной машины показалось несколько людей в форме. Они со всех сторон окружали парня в наручниках, который шел в середине.

Старший группы вместе с арестованным и конвоем прошел к тому месту, где стояли генерал и начальник милиции.

– Вот он, – просто сказал Агаев, показывая на парня. – Умар Кулиев.

Конвой расступился, давая Амирову рассмотреть арестованного.

– Твоя работа? – спросил генерал.

Тот молча кивнул.

Это был крепкий черноволосый парень лет двадцати пяти.

– А задумал давно?

– Месяца два назад…

– Готовился?

Кулиев пожал плечами.

Милиционеры переглядывались.

– Почему вчера решился? – допытывался Амиров.

– Пьяный был.

– На машине приехал?

– Да.

– А машина?

– Моя.

– Где она?

– Дома стоит.

Генерал посмотрел на Агаева, тот тут же шепнул что-то одному из помощников. Сотрудник бегом побежал к патрульной машине.

– Сколько канистр бензина вылил? – спросил Амиров.

– Одну.

– Потом?

– Потом от ворот поджег… – Кулиев показал на начало выгоревшей дорожки.

С улицы послышался неистовый женский плач, это приехали мать и отец, сестры погибшего.

Толпа пришла в движение.

Кулиев поежился, дернул головой. Толпа надвигалась.

– Увозите… – приказал Агаев старшему конвоя.

Закрывая Кулиева от обозленных людей, конвой начал отступать к машине. Возмущенная толпа наседала. Пару раз конвоирам пришлось применить дубинки, чтобы отогнать наиболее настырных.

– Отходи! Назад! Суд разберется…

Генерал заканчивал разговор с Агаевым в машине, полковник провожал его, стоя у незакрытой дверцы.

– Так и живем… – развел руками Агаев. – Начальника водной милиции второй год нет…

– Кого предлагаешь? – спросил замминистра.

– Туру Саматова из Мубека. Я его знаю. Вместе учились в Москве, в «вышке»[1]. Классный специалист…

вернуться

1

Потом ее преобразовали в Академию.

2
{"b":"25150","o":1}