ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничего удивительного, что богатый, искушенный Ховард Вансдейл вскружил девушке голову. Ей было девятнадцать, когда он вихрем ворвался в ее унылую жизнь и рассыпал звезды у нее перед глазами. Этот мужчина обещал любить, беречь, подарить ей весь мир.

А она в ответ обещала любить его и не покидать. Кэндис задавалась вопросом: почему он так часто просит подтвердить второй пункт? И удивлялась: почему она стала у него третьей женой?

Господи, какой юной и глупенькой она была тогда, как отчаянно хотела избавиться от той ужасной жизни, которой жила. Откуда ей было знать?

Но теперь их брак в прошлом. Теперь у нее будет собственный ребенок, которого она станет воспитывать и беречь, и будут деньги Ховарда — деньги ее ребенка. И больше не придется страдать от сердечной боли и несчастного замужества. Она не допустит, чтобы ее дитя испытало то, что пережила она из-за отчима.

Даже если родственники Ховарда выиграют дело в суде, Кэндис найдет работу и прокормит себя и ребенка. Ее дитя вырастет в атмосфере любви и заботы. Деньги для Кэндис не так важны, как безопасность ее ребенка — их с Ховардом. Она боролась с Вансдейлами за наследство для ребенка, и ей не было дела до того, кто и чему верил или не верил.

Мысли Кэндис снова вернулись к забавному и обаятельному мистеру Хайду. Быть может, его присутствие здесь — дело рук доктора Джека. Кэндис улыбнулась этой мысли. Великодушный, добросердечный доктор. Это так на него похоже — послать сюда кого-нибудь вроде Остина Хайда, чтобы тот помогал ей, смешил ее и внушал ей чувство безопасности. Человека, которого она могла бы считать другом, забыв о принуждении, страхе или подозрениях.

Того, кто был бы при ней до рождения ребенка и…

Какая-то тень промелькнула в окне с быстротой, от которой у нее перехватило дыхание. Кэндис встала с диванчика и отошла на безопасное расстояние. Что-то… нет, кто-то заглядывал в ее окно. Она вгляделась — и рассмотрела чье-то лицо. Как это могло быть? Ведь она на втором этаже!

Осторожно опустившись на колени и с отчаянно колотящимся сердцем Кэндис глянула поверх подоконника. Может, ей почудилось, ведь такое просто невозможно…

Лицо вдруг крепко прижалось к стеклу; сплющенный нос превратил его в гротескную маску.

Кэндис закричала.

* * *

Еще один поворот, и он высвободит трубу. Остин выругался, не заботясь о том, что подозрительная экономка, слонявшаяся поблизости, могла его услышать. Он крепче сжал гаечный ключ. Еще одно движение и…

Крик Кэндис эхом разнесся по дому. Потрясенный, Остин дернулся и ударился головой о раковину. Труба отвинтилась, обдав водой его и без того мокрые шорты, пол и туфли миссис Мсрриуэзер.

Остин вскочил, не обращая внимания на льющуюся воду.

— Что, черт побери, это было? — выкрикнул он, глядя на вытаращенные глаза экономки.

Ошеломленная, миссис Мерриуэзер схватилась за грудь.

— Я думаю, это миссис Дейл!

Она развернулась и побежала к лестнице, Остин за ней. Она бежала гораздо медленнее его, и Остин, обогнав пожилую даму, крикнул через плечо:

— Куда бежать?

Он не имел представления, где находится. Экономка упоминала восточное крыло дома, но какая комната? Ужас гнал Остина вперед. От этого крика кровь застыла у него в жилах и сердце замерло. Видения родственников-убийц метались в мозгу.

— В конце коридора, направо! — пропыхтела где-то позади экономка.

Остин несся длинными скачками. Добежав до комнаты, замер в дверях. Сердце его сделало то же самое — замерло, едва он увидел на полу Кэндис, недвижимую, как труп.

Миссис Мерриуэзер наконец догнала его.

— Господи, что случилось?

Остин упал на колени возле Кэндис. задрожав при виде ее бледного лица.

— Она, кажется, в обмороке.

Миссис Мерриуэзер бестолково топталась вокруг них.

— Позвонить врачу?

Остин нащупал пульс и вздохнул с облегчением: пульс был ровный и сильный.

— Да, позвоните! Скорее! Чего вы ждете?

Он в жизни не чувствовал себя таким беспомощным. Почему она упала в обморок? Что с ней? Может, что-то с ребенком? Что тогда делать? Ну почему он не дочитал треклятую книжку, которую дал ему Джек?

Миссис Мерриуэзер уронила телефонный аппарат, подняла его и начала набирать номер, бормоча что-то себе под нос. Лоб ее покрылся множеством морщинок, она переводила взгляд с Кэндис на телефон и обратно.

Остин осторожно взял молодую женщину на руки. Господи, да она легкая как перышко. Ничего удивительного, что она упала в обморок, — заморила себя голодом. И личико бледное как полотно. Страх охватил его, но он не переставал удивляться тому, как скоро сосредоточил все свои помыслы на этой женщине. Думал он сейчас только об одном: чтобы она скорее открыла глаза.

Он уложил Кэндис на шелковое стеганое одеяло и обернулся посмотреть, дозвонилась ли миссис Мерриуэзер.

Слава Богу, да.

— Доктор Робинсон? Это миссис Мерриуэзер. Миссис Дейл упала в обморок. Она закричала, а потом мы нашли ее лежащей на полу… Да, переложили на постель. Да, мистер Хайд проверил ее пульс. — Наступила долгая пауза, после чего миссис Мерриуэзер произнесла нетерпеливо: — Да, это наемный служащий. Нет, он не был рядом с ней в тот момент. Никого не было. Насколько я знаю, никаких экстренных поводов не было. Да, она съела ленч…

Остин обошел кровать; губы его были решительно сжаты. Он хотел получить ответы на вопросы, и получить немедленно.

— Дайте мне трубку.

Миссис Мерриуэзер не возражала. Она заняла место Остина у постели, стояла и то поглаживала лоб Кэндис, то похлопывала ее по безвольной руке.

Перехватив телефон, Остин зарычал в трубку:

— Это Остин Хайд! Я хотел бы знать, почему миссис Вансдейл упала в обморок!

После внушительной паузы врач напомнил Остину о том, в каком положении находится миссис Вансдейл, отчего у мистера Хайда немедленно подскочило кровяное давление.

— Я знаю, что она беременна, но почему это должно сопровождаться обмороками?

— Возможно, она слишком много работала, — вмешалась миссис Мерриуэзер.

Она даже вздрогнула, когда Остин вперил в нее пылающий гневом взор.

— Работала? Какого еще дьявола ей работать? Разве вам не за это платят? Где ваши горничные? Где остальная прислуга? В таком большом доме должно быть несколько горничных.

Он огляделся по сторонам, впервые заметив, насколько тихо вокруг. Никаких признаков чьего-либо присутствия, кроме Кэндис и миссис Мерриуэзер.

Экономка пришла в ярость.

— Я занята своей работой, мистер, и не могу следить за хозяйкой каждую секунду. Она часто ускользает от меня и…

Совершенно забыв о враче, Остин, в свою очередь, вскипел гневом:

— Вы должны были…

— Прекратите обвинять меня, молодой человек! Что произошло с прислугой, это не ваше дело, и миссис Дейл сама скажет вам об этом, если сможет, бедняжка. На самом-то деле она переутомилась, спасая вашу бесполезную задницу, когда вы чуть не утонули в бассейне!

При этом обвинении Остина обдало холодом. А если она права?.. Что, если его рискованная импровизация повредила Кэндис или ребенку? Он себе этого в жизни не простит!

Слабое движение на постели прекратило их перебранку. Оба разом повернулись взглянуть на Кэндис, которая пришла наконец в себя и пошевелилась. Остин подошел поближе с чувством такого облегчения, что ему даже захотелось сесть. Кровать была слишком для этого хороша, и он опустился на пол.

Кэндис заговорила слабо, но вполне отчетливо:

— Это не ваша вина, мистер Хайд. Кто-то заглянул ко мне в окно. — Молодая женщина попыталась сесть, и миссис Мерриуэзер тотчас поспешила подложить ей подушки под спину. — Тот человек прижал лицо к оконному стеклу, и я ужасно испугалась. Поэтому, как видно, я и потеряла сознание.

Буквально через секунду смысл ее слов дошел до Остина и миссис Мерриуэзер. Остин швырнул телефонную трубку и кинулся к окну.

— Миссис Мерриуэзер, откажитесь от визита врача и позвоните в полицию, — распорядился он.

12
{"b":"25152","o":1}