ЛитМир - Электронная Библиотека

Сдвинув брови и покачав головой, Остин стал спускаться по лестнице. Кэндис могут лишить наследства в любом случае, даже если он решит не сообщать ей, кто настоящий отец ребенка. Что ей делать тогда? По ее собственному признанию, у нее нет родственников, не считая совершенно чужого ей отчима, и, каким бы преданным другом на всю жизнь ни была для нее миссис Мерриуэзер, она уже очень немолодая женщина, ей скоро пора на покой.

Погруженный в свои размышления, Остин, проходя мимо чуланчика при кухне, не сразу услышал требовательное пофыркивание Люси. Он приостановился, пытаясь определить, откуда доносится шум, и тут зверюшка лихорадочно заскребла коготками по прутьям клетки. Он вздохнул, сдаваясь, и наполнил кормушку, прежде чем выпустить Люси из клетки.

Люси принюхалась, подергала усами как бы в знак благодарности и немедленно принялась поглощать сухой кошачий корм. Остин понаблюдал за ней минутку и пришел к выводу, что с Люси все будет в порядке к тому времени, как он вернется, включив устройство для спуска воды в бассейне. На всякий случай предупредил шепотом:

— Не выходи из этой комнаты. Я скоро вернусь.

Он вышел из дома через черный ход и повернул к бассейну, рассеянно отметив про себя, что воздух сегодня теплый, ветра нет. А ведь еще нет шести часов, значит, день снова будет очень жарким. Типично для мая в Калифорнии.

Досадно, что приходится осушать бассейн именно теперь.

Подойдя к самому краю, Остин с вожделением взглянул на манящую воду и бросил опасливый взгляд на закрытые и занавешенные двери в комнаты Кэндис. Но ведь она спит наверху, напомнил он себе, так что ничего не услышит и не пойдет проверять.

Миссис Мерриуэзер встанет в лучшем случае через час, а Кэндис через два, не раньше.

Решится ли он?

Понадобится несколько дней, чтобы спустить воду, и еще несколько, чтобы завершить придуманный им сюрприз. Если начнутся расспросы — а их может и не быть, потому что вряд ли кто-то обратит внимание на бассейн, — вот вам готовое объяснение: у него нет времени очищать бассейн как следует, никто в нем не плавает, а опавшие с нависающих над водой ветвей листья забили все фильтры.

Простое, логичное объяснение, а если Остину будет сопутствовать удача, Кэндис по-прежнему будет ночевать в комнате для гостей наверху, пока он не закончит расписывать детскую. Но он честно постарается закончить работу как можно скорее.

Сейчас он хотел только одного: броситься в прохладную воду и поплавать, чтобы избавиться от боли в натруженных мускулах. Остин поспешил раздеться, пока не передумал, и соскользнул в воду совершенно голым. Скорее, скорее — пока не проснулись Спящая красавица или Огнедышащий дракон.

Движения Остина, когда он плыл к противоположному концу бассейна, были спокойными и умелыми; он надеялся, что не пожалеет о собственной слабости.

Менее всего он хотел, чтобы Кэндис застала его за этим приятным занятием.

* * *

Кэндис пробудилась от первого же ласкового прикосновения языка Люси.

— Что такое? О, это ты! — Она села, весьма удивленная тем, что Люси оказалась на постели рядом с ней. — Как ты сюда попала?

Откинув упавшие на глаза волосы, Кэндис посмотрела на приоткрытую дверь, потом на хорюшку, сделав строгое лицо. Люси встопорщила усы и в свою очередь уставилась на Кэндис крошечными глазками с темными обводами — точь-в-точь как у енота.

И вдруг она нырнула под одеяло и почти тотчас выбралась из-под него, держа в маленьких острых зубках что-то блестящее, золотое.

Медальон миссис Мерриуэзер! Кэндис со смехом отобрала медальон у Люси — та очень неохотно выпустила его из зубов — и предусмотрительно спрятала в ящик ночного столика. Попозже она отдаст его хозяйке.

При тщательном обыске дома, несколько недель назад нашлись пропавшие драгоценности Кэндис, на медальон миссис Мерриуэзер так и не обнаружился. Где же эта зверюшка его прятала? Серьгу Кэндис и жемчуг отыскали под диваном. Люси явно решила не класть, как говорится, все яйца в одну корзину.

— Тебе должно быть стыдно, — мягко упрекнула она Люси.

Посмеиваясь над шалостями зверька, Кэндис взяла Люси на руки и решила отнести вниз. Мимо своего убежища она шла на цыпочках, помня, что Остин работал в детской до глубокой ночи и наверняка устал. Когда она вошла в кухню, Люси завертелась у нее в руках, явно требуя, чтобы ее спустили на пол.

Кэндис удивилась, но сделала это, приготовившись подхватить зверька, если тот попытается удрать. Люси побежала к задней двери и принялась яростно ее царапать.

— Хочешь погулять? — спросила Кэндис и критическим взором окинула свою кремовую шелковую пижаму.

Не слишком подходящий наряд для утренней прогулки, но сейчас ведь совсем рано. Еще рано для газетных репортеров. В кухне сумрачно и тихо, значит, миссис Мерриуэзер еще в постели. Люси скреблась все нетерпеливее, потом обернулась и посмотрела на Кэндис.

— Ну хорошо, — не устояла та, — только не воображай, что я буду бегать с тобой наперегонки, маленькая леди. — Она похлопала себя по слегка округлившемуся животу. — Бегать мне нельзя.

Люси нетерпеливым фырканьем изъявила свое согласие и ждала. Кэндис, подумав, не совершает ли ошибку, со вздохом отворила дверь. Она не помнила, выпускал ли Остин хорька на улицу, но была почти уверена, что миссис Мерриуэзер этого не делала.

Однако Люси, к вящему удивлению Кэндис, кажется, отлично знала, куда направляется. Спеша поймать хорюшку, Кэндис припустилась мелкой рысцой. Сердце забилось часто-часто, когда она увидела, что зверюшка бежит прямо к бассейну.

Умеет ли Люси плавать? Если что-нибудь случится с малюткой, Остин расстроится. Да и она сама будет горевать, а уж миссис Мерриуэзер выплачет себе все глаза.

Кэндис ускорила бег, опасаясь, что не успеет схватить озорницу. Что за нелепость! Еще только шесть утра, а она на дворе в пижаме ловит хорька, вознамерившегося поплавать.

Газетчикам это просто подарок, а родственники Ховарда не упустят возможности объявить ее сумасшедшей. Миссис Мерриуэзер уложит ее на неделю в постель, а Остин начнет ворчать и грозить, что утопит Люси собственными руками.

Кэндис сразу расхотелось смеяться, когда Люси грациозным прыжком перелетела через ограждение бассейна.

Кэндис не медлила. Прямо в пижаме бросилась в воду. Плыла с бешеной скоростью, пока не увидела, что Люси вовсе не тонет, а гребет лапами, как профессиональный пловец, на-праапяясь к противоположному концу бассейна. Кэндис замедлила движения, с улыбкой наблюдая за Люси и испытывая величайшее облегчение оттого, что зверьку не угрожает опасность. Наверное, Остин позволял Люси плавать по утрам, и потому животное так стремилось попасть в воду.

Кэндис повернула налево — и вскрикнула бы в изумлении, если бы не захлебнулась, набрав полный рот воды. Кашляя и отплевываясь, она в тревоге уставилась на двигавшийся под водой темный силуэт.

Опомнившись, она повернула голову в сторону лесенки, к которой, очевидно, направлялся пловец. Кажется, он хотел проскользнуть мимо и выбраться из воды, пока она его не заметила.

И тут она обнаружила, что, во-первых, пловцом был не кто иной, как Остин. И не начинающим, а вполне тренированным, способным задерживать дыхание под водой, чему новичок не обучится и за три недели.

Во-вторых, он так спешил во имя собственного спасения, ибо понимал, в какую ярость придет она, Кэндис.

В-трстьих, самым ошеломительным, потрясающим и возбуждающим было то, что плавал он полностью обнаженным. Кэндис сделала глубокий вдох, закрыла глаза, потом быстро открыла. Обратила внимание на то, что ее собственное одеяние, намокнув, стало совершенно прозрачным. Сквозь пижаму просвечивали соски и потемневший от воды треугольник волос между ног.

Кэндис перевела взгляд на Люси, которая двигала лапками изо всех сил, стараясь догнать Остина, добравшегося до лестницы.

Рассудок подсказывал ей, что смотреть не надо, но она все-таки смотрела. И забыла дышать. Да, она видела Остина полуобнаженным, но совсем голым — еще нет.

31
{"b":"25152","o":1}