ЛитМир - Электронная Библиотека

Саванна, прикусив губу, смотрела в окно. После утомительной поездки на лошадях они сели на поезд, идущий из Кэлкута, небольшого городка в пяти милях от Энджел-Крика.

Известно ли Маку и отцу, что ее похитили? Они находились еще в банке, когда Барлоу пришел за ней домой.

Девушка даже не сопротивлялась, так как негодяй угрожал, что убьет Роя, если она не будет слушаться его.

Но разумеется, Нед Барлоу солгал, о чем тут же поведала Саванне Ракель. Смеясь, она сообщила пугающие новости о Рое. Девушка содрогнулась от ужаса. Как этот смешной, неуклюжий мальчишка мог быть сыном Барлоу? Как они с Маком могли оказаться такими простаками? Они слепо доверяли Рою, поверили в его грустную историю, жалели его. Теперь понятно, почему он так не хотел рассказывать о своих родственниках. Но если мальчишка действительно был замешан в злодеяниях отца, почему он не захотел уехать вместе с ним? Может, Барлоу оставил его, чтобы теперь следить за Маком? Наверное, Нед Барлоу хотел заманить Мака к себе. Это и был его план. Но почему он так ненавидел Маккензи Корда? Ее сердце сжалось. За последние две недели она еще сильнее полюбила молодого человека. Теперь девушка даже подумывала о том, чтобы попросить Мака стать ее любовником, а не ограничиваться только дружескими отношениями. Даже хотела сказать ему, что любит его. А теперь такого шанса может не представиться.

Что ж, подумала Саванна, она придумает, как сбежать от Барлоу и его жестокой подруги, чтобы Мак не подвергал себя опасности, пытаясь ее спасти.

* * *

Корд мчался вперед сломя голову. Он знал, что мальчишка поехал за ним, но не обращал на него внимания, надеясь, что тот скоро повернет обратно. Мак больше не мог доверять ему. Он не знал, друг, ему Рой или враг, и у него не было времени, чтобы это выяснить.

В Альберт-Сити Мак собирался поменять лошадь и пополнить запасы провианта. Шериф Кэннон сообщил по телеграфу местному начальнику тюрьмы о том, что случилось, и попросил его подготовить все необходимое для Маккензи Корда, который преследовал преступника.

Крупный, ширококостный начальник полицейского участка приподнял шляпу в знак приветствия, когда Мак спешился. Страж закона подал молодому человеку седельный вьюк, ящик с водой и едой и пожал руку. Корд мрачно поблагодарил его, оседлал коня и тут же пустил его в галоп.

Рою за ним не успеть на уставшей лошади, подумал Мак и сделал большой глоток воды из фляги. Солнце уже начало приближаться к горизонту, но Корд продолжал скакать до тех пор, пока не стало совсем темно. Когда наступила глубокая ночь, лошадь перешла на шаг. Стало слишком опасно — животное могло споткнуться и упасть.

На рассвете Мак задремал в седле, и каждый раз, когда лошадь спотыкалась, он вздрагивал и просыпался. За час до рассвета Корд остановился, чтобы напоить коня и съесть кукурузную лепешку, которую дал ему начальник полицейского участка.

Воздух был прохладен и свеж, но молодой человек хорошо знал, что, как только взойдет солнце, снова станет жарко. Всю осень в этом году стояла необычайно теплая погодя.

Он провел еще один день в седле, пробираясь по труднопроходимым участкам гор, по ручьям, по густым лесам.

На закате он въехал в город Суит-Уотер, Там без лишних слов поменял лошадь, наполнил флягу водой и взял еды.

От усталости Мак с трудом держался в седле, но он знал, что если остановится и ляжет отдохнуть, то вряд ли уснет.

Всякий раз, закрывая глаза, он начинал представлять себе Барлоу, и его душила бессильная ярость. А если глаза его были открыты, он думал о Саванне — сладкой, страстной, любимой. Мак помнил, как она смеется, ее хрипловатый голос, ее глаза, как они занимались любовью. Он много раз хотел сказать девушке, что любит ее, но страх, что Саванна его отвергнет, останавливал его.

А теперь он горько сожалел о том, что не сказал ей этого раньше. Молодой человек не мог вынести мысли, что он погибнет, даже не рассказав Саванне о своей любви. Не сказав, как он хочет называть ее своей женой, как жаждет быть с ней рядом до конца своих дней.

Мак приехал в Эдмондсвилль за два часа до прибытия вечернего поезда. В этом городе в отличие от многих других поезда отправлялись на север утром и вечером. Корд, высчитал, что теперь он отставал от Барлоу часов на двенадцать. Молодой человек оставил свою лошадь в тюремной конюшне, купил билет до Парадиза, затем сел на лавочку на пустой железнодорожной платформе и решил немного перекусить.

Пронзительный свист приближающегося поезда вывел Мака из состояния легкой дремоты. Измученный, грязный, с оцарапанным лицом, он поднялся в вагон. Устроившись на уютном сиденье, молодой человек закрыл глаза. «Держись, Саванна, я уже совсем близко», — подумал он и заснул.

Вдруг кто-то стал трясти его за плечо. Мак с трудом поднял распухшие, тяжелые веки и посмотрел на мужчину, который так грубо прервал его сон. Судя по форменному костюму, перед ним стоял кондуктор. Порывшись в кармане, молодой человек извлек оттуда билет.

Кондуктор проверил билет, но, вместо того чтобы пройти дальше, спросил:

— Вы Мак Корд?

Мак насторожился. Еще раз взглянув на мужчину, молодой человек сразу вспомнил, что не так давно… Но ведь не может быть, чтобы опять…

— Один молодой человек утверждает, что вы знаете его, — неодобрительно сказал кондуктор и нахмурился. — Он прятался в багажном отделении.

Маку вдруг захотелось сказать кондуктору, что он что-то перепутал, что ему вовсе не известен какой-то там мальчишка, пытающийся проехать на поезде без билета. Но совесть не позволила Корду так поступить, к тому же Саванна вряд ли одобрила бы такое поведение. Тяжело вздохнув, молодой человек сказал:

— Да, я знаю его. Проводите меня к нему.

Рой выглядел ужасающе. Исцарапанное, кое-где с кровоподтеками лицо осунулось, щеки ввалились, одежда была порвана.

В сердце молодого человека зашевелилась жалость. А кроме того. Корд ощутил что-то вроде отцовской гордости за то, что мальчишка смог выдержать это утомительное путешествие.

— У вас есть свободное место в поезде? — спросил кондуктора Мак.

Мужчина неопределенно пожал плечами, и молодой человек, достав из кармана деньги, молча протянул их проводнику.

— Да, мистер Корд. Рад помочь вам, мистер Корд. — Переведя взгляд с одного исцарапанного лица на другое, мужчина добавил:

— Я принесу еще свежей воды.

— Спасибо, — сухо ответил Мак. — А какая-нибудь еда у вас найдется? Достаточно тех денег, которые я вам дал?

Кондуктор заколебался, и Корд достал еще одну монету.

— Да, сэр. Я сейчас посмотрю, что у нас имеется.

Оставшись наедине с Роем, Мак придал лицу суровое выражение. Однако очень трудно вести себя таким образом, когда перед тобой сидит несчастный, измученный и голодный ребенок. Корд сознательно напоминал себе, что Рой — сын Барлоу. Отец с детства учил его лгать и притворяться.

— Почему ты ехал за мной? — потребовал объяснений Мак.

Рой опустил глаза. Его желудок зловеще урчал.

— Я хотел доказать тебе, что совсем не такой, как ты думаешь. Я хочу помочь.., спасти Сав.., миссис Корд, — с трудом проговорил мальчишка, и его глаза закрылись. Он медленно опустился на сиденье и через секунду тихонько захрапел.

Покачав головой. Мак снял с Роя ботинки и положил его поудобнее, накрыв одеялом. Мальчишка завозился и что-то сказал во сне. Корд наклонился чуть ближе и прислушался..

— Я потерял свою чертову шляпу, — пробормотал Рой усталым детским голоском. — Ее надо найти.

— Мы найдем ее, — пообещал Мак, чувствуя, как к горлу подступил комок. Здравый смысл подсказывал молодому человеку, что мальчишке доверять нельзя, но почему-то сердце говорило ему обратное. Если бы Саванна могла сейчас видеть эту сцену!

Глава 31

— Можешь лечь спать вон там, у камина. Конечно, это не совсем то, к чему ты привыкла, принцесса, но другого предложить не могу.

«Вон там» означало одеяло на полу, но Саванна чувствовала себя слишком уставшей и измученной, чтобы возражать. Когда Нед подошел к девушке, она спокойно и высокомерно на него посмотрела. Возможно, Барлоу думал, что она заплачет, станет его умолять, устроит истерику, но он этого не дождется.

48
{"b":"25153","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обязанности владельца компании
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Пять четвертинок апельсина
Смерть Ахиллеса
Прощай, немытая Европа
Три минуты до судного дня
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Попрыгунчики на Рублевке
Тень ингениума