ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под ликующие крики болельщиков «Нью-Йорк Рейнджерс» выиграл первый период со счетом 1:0. А затем слово взяла первая тройка. Помчавшись один на четверых соперников, Валерий Харламов парой финтов оставил их не у дел, вошел в зону соперника и, не сближаясь с вратарем, забросил шайбу в сетку. Затем трижды ассистировал партнерам по звену: две шайбы забросил Петров, одну — Михайлов. На трибунах раздался любимый клич советских болельщиков — «Шайбу! Шайбу!». Затем пришедшие на игру сотрудники советских учреждений в Нью-Йорке, а также артисты советского цирка, гастролировавшие в США, принялись скандировать — «Молодцы!».

Матч закончился убедительной победой ЦСКА — 7:3. Североамериканские журналисты по окончании игры аплодировали советским спортсменам. «Я предполагал, что хоккеисты ЦСКА большие мастера, но такого, откровенно говоря, не ожидал. Особенно мне понравился этот парень с труднопроизносимой фамилией под номером семнадцать. Понравилась вся первая тройка форвардов, еще защитник Гусев и, конечно, вратарь Третьяк», — заявил после окончания матча тренер «Нью-Йорк Рейнджерс» Рон Стюарт. «Главный козырь советских хоккеистов — это то, что на площадке они находятся в постоянном движении и совершают огромный объем работы», — добавил он. «Отныне канадский хоккей не является для меня высшим классом, моя команда поедет учиться в Россию!» — заявил президент клуба Дженкис.

Одной из самых зрелищных в истории мирового хоккея признана игра, которая состоялась в Монреале 31 декабря 1975 года. Матч, изобиловавший изящными комбинациями в исполнении хоккеистов обеих команд, отличавшийся высоким индивидуальным мастерством отдельных исполнителей, силовыми единоборствами, надолго остался в памяти болельщиков, которые в СССР смотрели его за новогодним столом уже за полночь. Хоккейный праздник удался на славу. Некоторые канадские профи признавались, что сыграли лучший матч в своей жизни. Запись этой игры — одна из самых востребованных архивных спортивных записей в Интернете.

До конца 1970-х годов «Монреаль Канадиенс» доминировал в НХЛ. А в сезоне 1976/77 года этот легендарный клуб установит рекорд, победив в шестидесяти матчах регулярного чемпионата. Тренировал «Канадиенс», вероятно, лучший тренер в истории заокеанского хоккея Скотти Боумен, который не скрывал своих симпатий к советской школе хоккея и комбинационной игре, практикуемой русскими. Именно Боумен создаст в «Детройте» 1990-х знаменитую русскую пятерку.

Подбор игроков в Монреале был очень хорош: Ги Лефлер, Пит Маховлич, Жак Лемер, Серж Савар, Ги Лапойнт, Ларри Робинсон. Что ни игрок — имя в истории мирового хоккея. «В то время в советской прессе было много материалов о “Монреале”, “Торонто” и “Детройте”, но в основном писали о “Монреале”. Мы рассматривали его в качестве главной команды НХЛ и знали обо всех великих игроках», — признавался Борис Михайлов.

В Монреале было тогда очень холодно. Стояли 35-градусные морозы. К тому же вся армейская команда, по воспоминаниям ветеранов, была одолеваема мучительной жаждой. Посчитали, что виной всему безвкусная пища с каким-то непривычным привкусом.

В местных газетах уже не было такого шапкозакидательского отношения к русским хоккеистам, как раньше. Внимание многих советских игроков привлек заголовок в «Монреаль газетт»: «Руки вверх перед русскими!». Местный журналист предрекал североамериканцам после разгрома, учиненного армейцами в Нью-Йорке, итоговый проигрыш в пяти встречах из восьми, одну ничью и две победы. Кто знал, что этот прогноз окажется на 100 процентов точным?

В этот снежный предновогодний вечер монреальский «Форум» был забит под завязку: вживую матч посмотрели 18 975 болельщиков. Некоторые спекулянты просили по 100 долларов за билет (около 800 «зеленых» в нынешнем эквиваленте). Программки к матчу пестрели красными звездами, а атмосфера в зале еще больше наэлектризовалась, когда под бурные аплодисменты всех зрителей Валерия Харламова представили перед матчем последним из советских игроков.

«Форум» встретил появление советской команды таким ревом, по сравнению с которым меркла поддержка хозяев во время других встреч. Психическая атака удалась. Оборона советской команды была сломлена, и канадцы быстро повели в счете 2:0. Так закончился первый период. Героизма Третьяка, который в итоге был признан «первой звездой матча», оказалось недостаточно, чтобы остановить канадцев, мчавшихся напролом к его воротам. В перерыве Константин Локтев призвал игроков быстрее кататься по всей площадке и как можно точнее адресовать друг другу шайбу. Михайлов забил первым же выстрелом во втором периоде.

Дело пошло. Затем слово взял Валерий Харламов. Он вошел в зону противника по левому краю, получил шайбу от Михайлова и сместился в центр, с повисшим на его плечах канадцем Жаком Лемером. При этом ложным движением Харламов показал канадскому вратарю, что будет огибать ворота, заставив его сместиться вправо. А сам с неудобной руки послал шайбу в нижний левый угол ворот. Драйден позже признается, что «Харламов выскочил перед ним, словно из полыньи».

А потом самый молодой игрок в составе советской сборной двадцатилетний Борис Александров сравнял счет с передачи Виктора Жлуктова. В итоге, проигрывая две шайбы, 0:2 и 1:3, ЦСКА сравнял счет. В третьем периоде Владислав Третьяк показал такую блестящую игру, что один из канадских журналистов назвал ее «космической». Главный тренер канадцев Скотти Боумен сказал после игры: «Ни в одном матче сезона наша команда не имела столько возможностей для бросков по воротам, как во встрече с ЦСКА. Любому другому вратарю пришлось бы вынимать из своего тела осколки шайбы, как шрапнель. Но только не Третьяку. Этот русский лейтенант украл у нас победу».

ЦСКА мог выиграть матч, но мощный выстрел Владимира Попова в конце встречи угодил в перекладину. 3:3 — такой счет был зафиксирован на табло по окончании матча, несмотря на то, что канадцы в три раза (38 против 13) перебросали армейцев. «Эти шестьдесят минут были лучшим хоккейным матчем, в котором я когда-либо принимал участие. С точки зрения голевых ситуаций, владения шайбой, стратегии и всего прочего», — спустя годы признавался Пит Маховлич. По мнению Владислава Третьяка, игра с «Монреалем» вместила в себя всё лучшее, что есть в хоккее.

«В новогодний вечер бог был советским!» — сказал после матча защитник Серж Савар, участник суперсерии 1972 года. «Перед матчем у нас было что-то около недели для подготовки. Календарь НХЛ составили так, чтобы наш тренер Скотти Боумен успел как следует подготовить нас к встрече с русскими. Он отлично знал ваш хоккей и старался внушить нам мысль, что играть придется с лучшей командой Европы. В составе ЦСКА самым известным был Третьяк, но меня впечатлил и Харламов — его скорость, работа с шайбой. Пожалуй, он в этих компонентах был лучшим в мире», — признавался Савар.

Не скупились на восторженные слова в адрес советской команды и местные газеты. «Наблюдать за игрой русских хоккеистов — все равно что присутствовать на хорошем спектакле», — отмечала газета «Нью-Йорк таймс». А журналисты одного из канадских изданий опять написали о том, что «смотреть русский хоккей так же прекрасно, как и русский балет». И, правда, были мы когда-то впереди планеты всей. И не только в балете и хоккее…

После достойной ничьей в матче с сильнейшим клубом мира игроков и тренеров ЦСКА пригласили отметить Новый год в советском торгпредстве в Монреале. От души накрыли стол для всенародных любимцев. А там всё родное: домашние пирожки, салат «оливье», холодец, винегрет и даже селедочка из запасов генконсула. Тепло и особенно уютно, если вспомнить о жутком холоде на улице и о бедолаге, водителе автобуса, перевозившем советских хоккеистов, который так и не поддался на уговоры и не рискнул зайти в диппредставительство, промерзнув в машине четыре часа, пока продолжался банкет.

Тогда еще никто не знал, что матч с «Монреалем» назовут «величайшим хоккейным поединком всех времен и народов». Тогда все просто радовались, что показали отличную игру и не посрамили честь родины. Начали говорить тосты за процветание страны и советского хоккея. За удачу в новом году. А Константин Локтев разрешил игрокам «приступить к дегустации». Тем более что на столе красовался не только знаменитый канадский виски «Блэк вельвет», но и любимый напиток многих игроков сборной — родное «Советское шампанское»…

77
{"b":"251542","o":1}