ЛитМир - Электронная Библиотека

Я хотела засыпать его огромным количеством вопросов.

— Это хорошее место, — сказал Мэтт.

Мы остановились возле ресторана средиземноморской кухни. На этом наш разговор был окончен.

После обеда, Мэтт взял меня за руку и потащил вдоль тротуаров Денвера с необычайным нетерпением.

— Мэтт, — я вздохнула. — Я не могу переставлять так быстро свои короткие ноги.

— Я и не знал, что они у тебя короткие, — он подмигнул мне.

Внезапно мы остановились возле углового здания среднего размера. Стильный ландшафтный дизайн привлек мое внимание, и возле лестницы я увидела статую. Это было каменное крыло, выступающее из небольшого фонтана.

Не может быть…

Я посмотрела на надпись, выгравированную над дверьми.

The Granite Wing Agency.(Примеч. Агентство «Гранитное крыло»).

— Мэтт, что мы…

Он не слышал меня. Он отошел на несколько футов и заговорил по телефону. Я услышала его смех.

— Да, — сказал он. Затем. — Правильно, именно так. Я не хочу иметь дело с твоим секретарем. О, потеряю состояние?

После некоторых подшучиваний и краткого смеха, Мэтт сунул телефон в карман. Он взял мою руку и повел в здание.

Я дико много болтала. Я не думаю, что Мэтт слушал меня, хотя он улыбался мне время от времени. Мои колени ослабевали то ли от его улыбки, то ли от того, что нахожусь в том самом агентстве, которое, по слухам, представляет М. Пирс?

А, может, слух о М. Пирс был только для репутации агентства. Памела Винг и ее партнер Лора Грэнайт представляли самые крупные имена в литературе. Они заслужили свою славу, находя таланты из ниоткуда, а также беспощадностью в переговорах. О, и они безжалостно и незаконно охотились на писателей в других агентствах, все из-за их скромного Денверского эгоизма.

— Мэтт, что мы здесь делаем? — потребовала я.

Мой голос эхом отозвался по всему вестибюлю. Мэтт нахмурился, глядя на меня.

— Я говорил тебе, что у меня есть небольшие связи в городе.

Я почувствовала, как краска отлила от моего лица.

Связи? Связи по работе? Здесь, сейчас?

— Нет, нет, нет. Я не одета для такого момента, — сказала я. — Пожалуйста, позволь мне просто…

Я порылась в моей сумке. Есть ли у меня хоть что-нибудь, что могло бы придать мне хоть маленькую толику профессионализма прямо сейчас?

Или, может быть, направить на себя оружие?

Моя рука сомкнулась на фиолетовом вибраторе, и я почти вытащила его на свет, чтобы увидеть. Дерьмо! Дерьмо, дерьмо, дерьмо!

— Расслабься, — пробормотал Мэтт.

— Мэтт, черт, как я могу…

Я услышала цокот каблучков через мраморный холл и посмотрела наверх, чтобы увидеть приближение белокурой женщины. Она и Мэтт быстро обменялись рукопожатием.

— Мэттью, — сказала она, потом взглянула на меня, и я сжалась. Я была бельмом на глазу рядом с Мэттом и этой бодро выглядящей леди, и снова у меня было отчетливое представление, что я в вольере с тиграми.

Я протянула руку.

— Ханна Ка…

— Это Ханна, — сказал Мэтт за меня. — Моя хорошая знакомая, новенькая в городе. Пэм, у меня нет времени, и я прошу прощения за это внезапное появление у тебя…

О, мой Бог. Он сказал Пэм. Памела. Это сама Памела Винг из плоти и крови.

— Это так не похоже на тебя: внезапное появление, странные требования, — сказала Памела.

Она сурово улыбнулась Мэтту, и он в ответ не остался в долгу. Они казались такими хорошими знакомыми, и все же вели себя сдержанно. Ужасная мысль озарила меня. Они бывшие любовники?

— Короче говоря, Пэм, Ханна ищет работу. Я не прошу тебя свернуть горы или сделать мне одолжение. Она сама по себе умная девушка. Диплом Кеньонского колледжа, по специальности бизнес и английский язык. Остальное можешь прочесть в резюме, — он махнул рукой. Бог мой, он практически снисходительно разговаривал с Памелой Винг, литературным агентом, который поглощает души на завтрак. — Ты помнишь, я тебе о ней говорил? Ты ведь имела ее в виду, не так ли? Я хотел, чтобы вы двое встретились.

Моя рука все это время безвольно висела в воздухе.

Памела, наконец, схватила ее и пожала. Мои пальцы сомкнулись на ее пожатие.

— Привет, Ханна, — сказала она. — Пэм Винг. Здорово встретиться с тобой. Как я только что говорила Мэтту по телефону, мой секретарь со своей неиссякаемой глупостью недавно тайно сбежала в Лас-Вегас и позвонила, чтобы сообщить о своей отставке.

Глаза Пэм сверкнули. Я бы не хотела оказаться на месте бывшего секретаря.

— Ничего не обещаю, но если ты не против работать секретарем и все время следовать за мной по пятам, и если ты на самом деле обладаешь теми способностями, о которых говорит Мэтт, то работа твоя. Я твердо верю в провидение. Принеси свое резюме как можно скорее. На связи. Мэттью.

Пэм коротко кивнула Мэтту и выпорхнула из здания. Ее духи все еще витали в воздухе.

Что, черт возьми... только что произошло?

Я не произнесла ни единого связного слова во время всей встречи, в основном мою кандидатуру просто выдвинули на эту должность. Или это был мой дипломатический образ. Я моргнула и повесила сумку на плечо.

Мэтт наблюдал за мной.

— Твои мысли до добра не доведут, — мягко сказал он. — Она все равно не будет сильно переживать, если ты никогда не принесешь свое резюме, но на работу надо выйти уже на днях. И не надо меня благодарить. Эта женщина настоящая акула. Твоя задница будет в нокауте, если ты ее разозлишь в один прекрасный момент. Никаких оплошностей.

Мэтт взъерошил мои волосы. Сладкий жест, который, к сожалению, подчеркнул мое чувство детскости, и направился к выходу.

Я бросилась за ним, мои сандалии постукивали по полу.

— Кто ты? — спросила я, когда мы направились обратно к машине. — Чем ты занимаешься? Что это было?

Мэтт ничего не ответил, пока удобно устраивался в машине.

— Я бизнесмен, — вздохнул он. — Мы можем оставить это на потом?

— У меня есть выбор?

Я не знала, что чувствовать. Я была зла — зла на Мэтта за то, что он заманил меня на это импровизированное интервью, и зла на себя, идущую в онемении, восторгающуюся от перспективной работы, и тихо побаивающуюся человека рядом со мной.

Тьфу, он был чертовски взбешен. И он был чертовски восхитительный, таинственный и нетерпеливый.

В данный момент Мэтт сидел за рулем и был похож на смерть с косой.

— Следующая остановка — мое логово, — сказал он, смотря вперед.

— Этот маршрут неплохо было бы обновить, прежде чем ты затащил меня к одному из моих любимых литературных героев.

— Мм, я так понял, ты веришь сплетням об агентстве?

— То, что они представляют M. Пирс? Не знаю.

Мэтт ухмыльнулся.

— Я бы не отнес тебя к фанаткам, Ханна. Не верь каждым выдумкам, которые ты читаешь. Я уверен, что у этого писаки есть некий блестящий Нью-Йоркский агент, лижущий его ботинки.

— Я не фанатка, если мое оценивание книги делает меня одной из них. И я считаю, что автор имеет право на неприкосновенность частной жизни. Как бы там ни было, что тебя заставило сказать о его ботинках?

Мэтт замолчал на мгновение.

— Его или ее, — сказал он. — Наверное, все же ее, если подумать. Слишком сентиментально все.

— Да ты сексист!

Мэтт сверкнул одной из своих чувственных улыбок, заставляющих меня таять.

Боже, у меня все в порядке с головой, когда я рядом с этим парнем?

У Мэтта была огромная квартира в многоэтажном доме в центре Денвера. Вероятно, мне следовало бы догадаться. Комнаты были чистыми и современными, строго белые, со светлыми деревянными полами и великолепными ковриками. Все светильники были подвесными, цвета металла, и декор был нагроможденным, но со вкусом. Я узнала Джона Сингера Сарджента, запечатленного в рамке на стене.

Мэтт ходил тенью за мной, пока я проходила от одной опрятной и уютной комнаты к другой. Каждый раз, когда я улыбалась ему, я улавливала проблеск беспокойства в выражении его лица.

С чего бы ему нервничать? Мое мнение действительно важно для него?

22
{"b":"251593","o":1}