ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда я снова начала вытирать пыль со ступень, у начала лестницы снова появилась Харлоу, держа в руках широко раскрывшую глаза и улыбающуюся Лилу Кейт. Теперь она была счастлива, что с ней была ее мамочка. Малышка могла осветить комнату.

Лила Кейт тоже ждет тебя на печенье с молоком. Так что ты не можешь ей отказать. Никому не разрешается говорить ей нет. Спроси об этом ее папочку. - Сказала Харлоу, спускаясь по ступенькам. - Давай пойдем и насладимся нашим перерывом.

Я не собиралась спорить. Это было бы невежливо, и потом, раз Мейс так сильно хотел, чтобы она подбросила меня, что даже позвонил, чтобы проверить ее, я не собиралась говорить ей нет. Кроме того, я была действительно голодна.

Кухня в доме Картеров напоминала мне сцену из ситкома. Она была обжитой и теплой, но не было ничего лишнего. Харлоу посадила Лилу Кейт в подвесные качели, которые были расположены в нише окна, выходящего на задний двор. - Ты катайся и смотри на птичек, а я приготовлю твою бутылочку. - Сказала она своей дочери, словно малышка понимала, что ей сказала мать. Затем она повернулась ко мне. - Если ты предпочитаешь кофе, я могу тебе его приготовить. Я не могу пить кофе, только если оно без кофеина, и даже в этом случае мне можно только чуть-чуть. Но у меня оно есть. Грант пьет кофе.

Мне было достаточно и молока. - Я люблю молоко, - ответила я. - Я могу вам помочь?

Просто сядь и передохни. Ты без остановки работала часами. Ты должна прерываться на ланч.

По контракту с агентством, я не должна была прерваться больше,чем на пятнадцать минут каждые два час. И я поняла, что многим людям, у которых я убиралась, не нравились мои перерывы. Если они были дома, они хотели, чтобы я работала, пока все не закончу. Так что я так и делала.

В доме Картеров многое было по-другому. Данный перерыв, также относился к этому. Это также был мой любимый дом, потому что мне удавалась понаблюдать за нормальной, счастливой семьей. Такого я раньше никогда не видела. То как Харлоу обожала свою дочь, заставляло меня улыбаться, но в моей груди также была боль, за то, что у меня никогда не было. То, что моя мать решила мне никогда не давать. Любовь.

От Гранта Картера держащего свою дочь захватывало дыхание. Даже, когда он смотрел на нее через комнату. Его лицо полностью излучало любовь и абсолютную преданность. Ни у кого не вызывало вопросов то, что он защитит свою маленькую девочку любой ценой. Я не раз ловила себя на мысли, был бы таким мой настоящий отец. Знал ли он вообще о моем существовании?

Я прогнала эти мысли и сосредоточилась на Картерах. Я не буду думать о своей семье или о моем прошлом. Это лишь приведет меня в подавленное состояние. Я упорно старалась не думать и не останавливаться на мыслях об этом.

Этот дом, был настоящим домом. Это было счастливое и безопасное место. Даже не смотря на то, что он был самым маленьким из домов, что я убирала, он по прежнему был тем местом, куда я стремилась каждую неделю.

Харлоу поставила стакан молока и тарелку с двумя большими печеньями с шоколадной крошкой передо мной. - Давай начинай, - сказала она, и поставила такую же тарелку перед стулом напротив меня. - Я попробую перекусить, пока Лила Кейт не вспомнила, что пришло время поесть. В любом случае ее бутылочка будет готова через пару минут. Она должна согреться, - она присела.

Они восхитительно пахнут, - сказал я ей, надеясь, что это было хорошим поводом начать их поглощать. Я была голоднее, чем думала, и чудесный запах усложнял задачу, есть помедленнее, культурно маленькими кусочками.

Такими они и должны быть. Это рецепт моей бабушки. Она делала лучшее печенье, - ответила Харлоу. - Грант их обожает.

Как я и предвидела, я закончила первое печенья за три прикуса. Харлоу улыбалась, наблюдая за мной. Она тоже радостно жевала, поэтому мне было не так неловко. Но эти печенья были действительно очень вкусными.

Ты разговаривала с моим братом, с тех пор как он вернулся в Техас? - спросила Харлоу, удивив меня.

Я кивнула, раздумывая, должна ли я дать ей больше информации. Хотел ли Мейс чтобы она знала, что мы общались? Возможно, она думала, что здесь есть, что то еще и все неправильно понимала. С Харлоу я чувствовала себя комфортно, но сказать ей, что у меня дисклексия было совсем другое дело. Как я смогу объяснить, что до сих пор не могла читать и писать, не вдаваясь в детали своего прошлого.

Он кажется … беспокоится за тебя. Мейс из типа защитников, но я не припомню, чтобы он так о ком-то заботился, кто не был частью семьи. До тебя. – Улыбка коснулась уголков ее губ.

Ох, нет. Она строила неправильные предположения. Если я не объясню ей все, она может сказать что-нибудь Мейсу, а мне бы этого не хотелось. Он мне так помогал, и я была обязана ему. Кроме того, это не было чем-то, чего следовало бы стыдиться. Эстор несколько раз говорил мне об этом. Он даже заставил меня повторять за ним, «Я не хуже других. Мне нечего стыдиться. Я умный и способный человек».

Вспомнив эти слова, я положила второе печенье обратно на маленькую фарфоровую тарелочку. Я встретилась глазами с любопытным взглядом Харлоу. - Я звоню Мейсу после моих занятий с доктором Манро, - я сделала паузу чтобы успокоиться, - Я … У меня дисклексия, и пока Мейс не нашел доктора Манро, я не знала почему я не могла читать и писать. Мне было очень сложно с буквами и словами. Ваш брат сделал первый шаг и нашел специалиста, который направил меня в правильное русло. Он просто помогает мне, потому что он хороший человек.

Взгляд Харлоу задержался на мне на пару секунд, и мне пришлось опустить глаза на лежащее передо мной печенье. Я не хотела, чтобы она прочла на моем лице то, что я не могу скрыть.

Мейс

Это женщина, - сказал Мэйор, открывая мой холодильник и хватая пиво. - Я знаю все признаки. Ты можешь попробовать обмануть меня каким нибудь дерьмом, неся при этом полную чушь, но я проходил через это, чувак.

Мэйор становился занозой в моей заднице. Он был племянником моего отчима и я вырос воспринимая его, как кузена. И то, что мы не были родственниками по крови, не имело никакого значения. Сегодня я нуждался в его помощи с лошадьми, но прям сейчас был готов к тому, чтобы он ушел. Скоро должна позвонить Риз. И Мэйор был последним, кого я хотел видеть здесь, когда она позвонит.

На сегодня мы закончили. Бери пиво и иди домой. Я приму душ, затем лягу спать. Я очень устал. - Я прошел через кухню и направился к своей спальне.

Прямо сейчас. Это. Дерьмо. Собачье, - прокричал он мне вслед. - Женщины дерьмо. Видел. Знаю.

Я ненавидел то, как близко он был к правде. Большую часть дня я думал о Риз, каждый чертов день. Я ждал ее звонков больше, чем должен был. Но, проклятье, ее голос заставлял меня улыбаться. Слышать, какой взволнованной она была по поводу своего прогресса, заставляло меня чувствовать тоже самое. - Уходи, - крикнул я в ответ, и закрыл за собой дверь спальни.

Я стал стягивать ботинки, когда мой кузен решил ударить мою дверь.

- Кто она? Это не может быть Корделия. Если бы ты хотел ее, ты бы давным-давно сделал бы что-то больше, что-то кроме того как трахать ее. Постой … Розмари Бич. Ты встретил там кого-то, не так ли? Богатую крошку? Есть деньги? Есть сестра? Нет, стой, я не хочу ее сестру. Я все еще хочу замутить с твоей горячей незамужней сестричкой.

Боже, он может быть не таким раздражающим? - Продолжай Мэйор. Я не собираюсь тебе, что либо рассказывать. Нет там никакой женщины. Уходи и позволь мне спокойно принять душ. Чертова зануда.

Смех Мэйора прошел сквозь дверь.

- Ты слишком сильно протестуешь. - Он еще раз ударил дверь. - Прекрасно. Будь таким. Но достаточно скоро ты сам признаешь это. Или я сам разберусь в этом дерьме.

Я не ответил ему. Я подождал, пока его шаги не направились к входной двери. Когда дверь открылась и закрылась, я выпустил вздох облегчения. Посмотрев на часы, я увидел, что у меня было сорок пять минут, прежде чем она позвонит. Я мог принять душ и перехватить, что-нибудь перекусить.

15
{"b":"251594","o":1}