ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг появились свободные женщины. Все знали, что им категорически запрещалось появляться в местах, где велись работы. Они пришли в сопровождении охранников и принесли еду, но, как выяснилось, не для всех. Охранники объявили, что появилась срочная работа и десять рабов останутся на вторую смену, а завтра получат выходной. Именно для них свободные женщины, прямо в поле, накрывали обед. Гидон попал в это число.

За неожиданным обедом рабы оживленно обсуждали, что это случилось с не-гуманоидами. Раньше они запросто могли их заставить работать как угодно долго, а тут доставка обеда на рабочее место и уж совсем неслыханное дело – выходной. Только Гидон понимал истинную причину происходящего. Наместник решил немедленно выполнить его условие, а для этого он должен указать им на Янона. Они не захотели задерживать его одного, вот и придумали этот трюк со срочной работой.

По прибытии на работу отряд Янона поджидали сплошные сюрпризы: свободные женщины, обедающие рабы и предыдущая смена, которую отправили, не дожидаясь, когда следующая приступит к работе. Столько невозможных событий одновременно. Прибывшую смену почему-то продолжали держать в строю, не освобождая от цепей и не выключая гравитаторы. Охранники стали сгонять закончивших трапезу рабов в эту же колонну. Гидон оказался на какое-то время наедине с охранниками.

– Который? – прошипел Ф" ек.

– Третий справа, – дрожащим то ли от волнения, то ли от нетерпения голосом ответил Гидон и зачем-то добавил: – Со светлыми волосами.

– Это ненадолго, – оскалился охранник и нарочно грубо толкнул Гидона.

Янон плелся третьим в колонне, которой впервые предстояло познать прелести второй смены. Все его мысли были о своем друге. Как он там? Они всегда работали в паре. Справился ли Гидон в одиночку? Увидев, что того оставляют, он даже обрадовался, подумав, что они опять будут работать вместе, однако охранники сами стали распределять их по местам. Странно, они раньше никогда не вмешивались, их интересовала только выполненная в срок работа.

Янона поставили в отдалении от остальных. Минут через двадцать к нему подошел Ф" ек и велел следовать за ним. Они направились к ближайшим холмам, по дороге к ним присоединились еще трое охранников. Они преодолели подъем и прошли то место, где совсем недавно Гидон покинул транспортное средство не-гуманоидов. Невдалеке начинался редкий подлесок, за которым протекал ручей, но чтобы попасть туда, надо было взобраться по обнаженным скальным породам. В эту сторону и проследовал небольшой отряд. Ничего необычного в этом не было, рабов и раньше отвлекали от основной работы по всяким пустякам. Внезапно шедший сзади охранник со всей силы ударил его дубинкой по голове. Хлынула кровь, и Янон упал. Охранники начали методично, со знанием дела избивать его дубинками. Когда Янон совсем обессилел, двое охранников подняли его, а остальные сломали ему руки и ноги и в таком виде, истекающего кровью, бросили, ударив всем телом о камни.

Гидон видел, что Янона куда-то повели. От волнения у него все валилось из рук, но он не сомневался, что сегодня его работу проверять не станут.

– Иди, полюбуйся на своего белокурого, – раздался за спиной голос уже знакомого охранника.

Гидон аж подпрыгнул от неожиданности, но послушно поплелся вслед за ним.

– Дальше сам, – бросил сквозь зубы охранник, когда они достигли подножия холма. – Там, у подлеска.

Ноги не держали Гидона, он то и дело падал. В голове шумело, сердце непривычно колотилось, отдаваясь в висках. Перед глазами стояла пелена. Со смешанными чувствами он приближался к подлеску. Он жаждал увидеть своего друга поверженным, созерцать его безжизненное тело, и одновременно страх овладевал его душой. Страх увидеть труп Янона, а ничего другого он и не мог увидеть.

– Вот он. Вот он лежит у самой скалы. Еще несколько шагов, и я загляну в его мертвые глаза. Вот он, долгожданный и сладостный миг. Уже никогда ему не поучать меня. Ни в чем не превзойти меня. Я не буду вечно вторым, в тени его успехов. Лана. Не будешь больше ее целовать. Не обнять тебе ее никогда. Моей. Она будет сегодня же моей…

Послышался слабый стон. Медленно голова Янона повернулась, и губы его зашевелились. Гидон заорал от ужаса, споткнулся, упал и лицом уткнулся в траву.

– Мой верный друг, я знал, что ты придешь ко мне на помощь, не бросишь в беде. Помоги мне подняться. Ах, как больно.

Гидон был как во сне. Казалось, что ожили самые ужасные его кошмары. Ничего не соображая, он встал на колени и пополз на зов Янона, и только тут увидел его пробитый череп, запекшуюся кровь, переломанные конечности. Хладнокровие вернулось к нему. Он понял, что Янон умирает, умирает в муках, и улыбнулся.

– Ты радуешься, что я жив? – еле шевеля пересохшими губами, прошептал Янон. – Я тоже рад тебя видеть, мой преданный друг.

Гидон не ответил. Так же молча он бросил на Янона последний взгляд, полный нескрываемого торжества, и танцующей походкой пошел прочь.

Так Гидон бросил умирать своего раненого друга, с которым был неразлучен с детства. Со временем имя Гидон стало синонимом подлости и предательства, превратившись в презрительное Гнидон, отражающее подлую сущность своего носителя. Никто не произносил его имя, не сплюнув. С этого момента и мы будем называть его так – Гнидон, ибо другого имени он не заслуживает.

Ф" ек поджидал его за холмом и, подталкивая дубинкой, отвел на рабочее место. Никто теперь не мог его заподозрить в совершенном предательстве.

Но не только Янона предал он сегодня. Гнидон предал всех.

Если раньше Гнидон не мог работать от волнения, от страха перед неизвестностью, то сейчас у него все валилось из рук от великой радости, от избытка чувств. Охранники не обращали никакого внимание на то, что за всю смену он так ничего и не сделал.

Гнидон еле дождался окончания смены и теперь, скованный цепью, с работающим гравитатором, шагал в колонне рабов по направлению к пещерному городу, не ощущая их тяжести. Он просто летел, досадуя на рабов, что те еле плетутся. Желание гнало его вперед. Жгучее желание обладать Ланой.

106
{"b":"25163","o":1}